Среда, 24.05.2017, 14:31

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » СТИХИ

ВЛАДИМИР ФОМЕНКО. Стихи (3)

Самой доброй

И простой на свете,

Матери стихи я посвящаю.

По складам

Читая эти строки,

Ты всплакнёшь украдкою,

Я знаю.

 

Ты не плачь, родимая,

Не надо.

Ты и так довольно ведь

Рыдала.

Горькой жизни

Ты хлебнула много.

Повидала горююка

Немало.

 

Милая, за что

Такая участь?

Бедная, за что

Такие муки?

У тебя

Головушка седая,

У тебя Морщинистые руки.

 

* * *

Я читал возвышенно и долго.

Голос от волнения дрожал.

И в порыве бурного восторга

Мне огромный зал рукоплескал...

 

Ты сидела, голову склонив.

Слёзы на глазах твоих блистали.

 Золотой извилинкой они

По щекам морщинистым бежали.

 

Падали, горячие, на пол.

Пред тобой былого дни вставали,

Полные страданий и печали.

Год за годом тяжкой жизни шёл.

 

А стихи всё пламенней звучали.

Кто поет чудесней соловья,

У кого. уста зари алее

-У тебя ж, родимая моя,

 

С каждым днем головушка белеет.

В буднях неустанного труда

Руки сделать многое успели.

Журавлями дни уплыли вдаль,

Половодьем годы отшумели.

 

* * *

Жизнью послан я в Таджикистан.

Как листок, от ветки вдаль гонимый,

В край иной, далёкие места

Улетел я нынче от родимой.

 

Там, где вод серебряную гладь

Гонит Дон, извилясъ по равнине,

Обо мне вздыхает тяжко мать,

Всё, печалясь, думает о сыне.

 

А в горах, близ каменных вершин,

Уходящих в небо голубое,

О тебе грустит любимый сын,

Нет ему без матери покоя.

 

Стол. Стулья. Кровать. Постель.

 Лампа. Книги. Комната, значит.

А в окне голубая метель

Кружит, мечется, стонет и плачет.

 

Разыгралась вовсю, и под стать

Переливы собачьего лая.

Я опять тебя вспомнил, родная,

Моя добрая, старая мать.

 

Строчки рядом ложатся, как грядки.

Скоро им большого пути.

Ты моё молчанье прости:

Я до писем совсем ведь не падкий.

 

Да и это не скоро дойдет.

По сугробам, ухабам, трясине,

Прежде чем попасть в самолет,

Будет долго ездить в машине.

 

Где я нынче? Что и как?

И всё прочее? Знаю, знаю.

Есть в далёких горах кишлак.

Из него и пишу, родная...

 

Время за полночь, не иначе.

Не горит, не трещит в печи.

 А метель всё по-прежнему плачет,

Словно кличет кого-то в ночи.

 

Стёкла, кажется, побелели.

Пальцем тонкую изморозь тру.

 Звёзды, видно, попрятались в щели,

Месяц, сжавшись, дрожит на ветру.

 

Я письмо не пошлю, не надо.

Напишу другое, о том,

Что живу со столицей рядом,

И что русские люди кругом.

 

И что школа - красивое зданье.

Южным солнцем озарено.

Что нередко хожу в кино

И, бывает, сижу в ресторане.

 

Вечерами играет джаз.

А живу в современной квартире:

Электричество, радио, газ -

Всё, как в цивилизованном мире.

 

Передам для родимой привет

От друзей, восседающих чинно.

 В коловерти трудов и сует

Пусть порадуется за сына.

 

Вновь перо под руками скрипит.

 Снова печь, как мартен, заалела.

Бог святую неправду простит,

Ну, а люди? Какое их дело!

 

* * *

На Дону в эти дни весна.

Каждый раз, лишь глаза закрою,

Море зелени перед собою

Вижу я в белой дымке сна...

 

Над дорогой звенят тополя.

Тихо шепчутся стройные клёны.

Напиши мне, как пахнет земля

В камышовых лощинах за Доном.

 

Напиши мне о берегах,

Я ведь всё увижу нескоро.

 И как сено шумит на лугах,

И как гаснут в закатах озёра...

 

Мимо шумных причалов парома,

А потом мимо тихих дворов

Вьется узкая тропка стихов

Снова к нашему милому дому.

 

За несложной оградой сад,

По весне несказанно красивый.

Напиши мне про виноград,

Обнимающий тонкие сливы.

 

Напиши мне про яблоню ту,

Что назвали мы в шутку метлою,

И про вишни в белом цвету,

И про всё, про всё остальное...

.

Запад вспыхнул,

Тучами дымясь.

Будто в мире

Сказочных видений,

 

С гор в лощины,

Весело теснясь,

Побежали

Розовые тени.

 

* * *

 

Многократно изрезаны плугом,

 Скааы яркое солнце закрыли

И, в объятиях сжавши друг друга.

Над ущельем застыли.

 

В сонной дреме стоят и поныне.

Лишь глубокие мысли, быть может,

В складки грубую кожу морщиня,

 Вечный сон их тревожат.

 

Такая ранняя здесь весна.

Пришла стотысячным птичьим звоном.

Взбираясь выше и выше, она

Травой, как ножиком, режет склоны.

 

Лишь наступит ночь и в вышине

Забушует звёзд весенних вьюга

Над глухими скалами, во мне

Громоздятся мысли друг на друга.

 

Под ногами спящая Земля.

Небеса в торжественном сиянье.

Млечный путь. Глубины мирозданья.

Бесконечность, вечность бытия.

 

Обрезав

Тонкую нить созерцанья,

Страстей и мыслей

Поток белопенный,

Меня уносит

В глубь мирозданья,

Туда, в туманные дали

Вселенной.

 

* * *

И с крутых.

 Заснеженных вершин

Не увидеть

Всех красот Памира.  

Отчего ж твой взор

Всего один

Отражает все

Красоты мира?

 

* * *

 

Я б хотел,

Чтобы голос твой.

Отражаясь

От склонов к склонам,

Миллионолетний

Покой

Будоражил

Серебряным звоном.

 

* * *

Зоренькой ясною,

Зоренькой аленькой

Скоро на ножки

Поднимется маленький.

 Больше увидит,

Чем с папиных рук.

Много узнает

Чудесного вдруг.

 

* * *

На носочках выше поднялась.

Весело смотреть моей Иринке,

 Как в окошке падают, кружась,

Маленькие белые снежинки.

 

Радостно щебечет: «улю-лю».

И, на время груз работ оставив,

 Посмотрев на девочку свою,

Я её Снегурочкой представил.

 

* * *

Дремлют скалы. По тропинкам

Стадо звёзд спустилось ниже.

 Возле самого утеса Спит,

свернувшись, месяц рыжий.

 

Даже злой поток туманом

Принакрылся, как простынкой.

В голубом сиянье ночи

Спи и ты, моя Иринка.

 

* * *

 

Не осуждай меня. Случайно

Я раскрывал твои грехи,

Распознавал за тайной тайну.

 Но не о том мои стихи.

 

И не о том, как ты искусна

В горячей страсти, не о том.

 Ты смысл их узришь в другом:

Они о том, как очень грустно.

 

Я упрекнуть тебя

Ни в чем не смею

И нежными стихами

Говорю:

Как прежде, пред тобой

Благоговею,

По-прежнему

Тебя боготворю.

 

* *  *

Красивая, с повадками лисы

И беспокойным, сильным духом в теле.

Вот и сегодня славные часы,

Знать, провела опять в чужой постели.

С тем и уйдешь, видать, в небытие,

До дна испив блаженства, а дотоле

Как удается, милая, тебе

Неузнанной быть в столь опасной роли?

 

*  * *

Не накажи. В последний раз

Помилуй старую кувалду.

 В означенные день и час

Мне голос мой сказал неправду.

 

Он всю оговорил тебя.

Увы, доверчивый излишне,

В час ясновидения я

Обманут был самим Всевышним.

 

*  * *

Благожелатель Ваш до гроба,

 Смолчать не в силах я, поверьте.

 Насчет известной Вам особы

Мне рассказали сами черти.

 

А чтоб и Вы уразумели,

Скажу с несвойственным мне жаром:

Вы на груди своей пригрели

Змею с её смертельным жалом.

 

*  * *

Кто ты? Что ты? Вот уж сотый кряду

 Мой вопрос, как быстрый, резкий пас.

 Может, Бог послал другим в усладу,

Пожалев бедняг и в этот раз?

 

Знаю, разобидешься. И я бы

Сделал то ж. А впрочем, аи момент,

 Может, вовсе и не Бог, а Дьявол

На тебе вершит эксперимент.

 

От него в тебе, что черти, шутки,

Ворохи рискованных потех.

Что-то, может, вправду, как у всех,

 Ну, а в целом - сущий дьявол в юбке.

 

Что ламбада или там другой

Откровенный танец (или песня

 С тем же откровенным смыслом)? Твой

Жуткий танец много интересней.

 

И не дай-то Бог в пылу любви

И в желаньях скорой женской ласки

Испытать кому-нибудь твои

С глазу па глаз дьявольские пляски.

 

* * *

 

Лишь ты в моих мыслях, одна и надолго.

Тебе потаенные чувства мои.

Тебе мое верное сердце, прими

И эти банальные вздохи восторга.

 

В уме ли, в безумье ль взрываю мосты,

Облекши слова в небанальную фразу.

Скажи мне в ответ и по чести: а ты

О многих вздыхаешь и думаешь сразу?

 

Истомилась в заветном желанье,

Изошла, будто ягода, соком.

На прохожих взираешь по-ланьи

Быстрым, чутким, внимательным оком.

 

Дразнишь яркой, нескромной улыбкой

И сулишь всем блаженство, шальная.

Я ушёл, обессиленный пыткой,

И конца этих строчек не знаю.

 

Когда над самым городом Всевышний

Рассыпал звёзд червонное зерно,

В распахнутое от жары окно

Влетела ты ко мне летучей мышью.

 

Где б ни был я, куда б ни шел, нигде

Мне не найти с тех пор успокоенья.

А если вправду в час благотворенья

Влетевшая в квартиру мышь к беде?

 

* * *

С тех самых жутких именин

На мне твои остались метки.

Ты любишь, право же, мужчин

Любовью истой людоедки.

 

Иной уж отбыл прямо в ад,

Другой вот выжить тщится рьяно.

0 многом помнят и саднят

 Незаживающие раны.

 

Когда и я всё ж сгину прочь,

Снедаем болью и озлоблен,

Поберегись. В глухую ночь

Придём к тебе в обличье зомби.

 

Издав, проснувшись, дикий крик.

Метнёшься в страхе гибкой статью.

Познай, красивая, и их

 На редкость крепкие объятья.

 

* *

Вздрогнув, открываю глаза.

Вокруг Гаммой нежных красок всё сияло.

 Улетали медленно на юг

Облаков большие одеяла.

 

Краснопёрки плавали в тиши.

Сложные выделывая трюки.

Прыгали в весёлом плясе щуки.

Важничая, двигались ерши...

 

Прошумев в лесу и над рекой,

Золотое детство вдаль умчалось.

На земле, терзаемой войной,

Трудно, в муках, юность начиналась.

 

Буйно саду вешнему цвести,

Да морозы ранний цвет побили.

Молодому дереву расти,

А его безжалостно рубили,:.

 

Тучи хмуро шли над головою,

Мелкий дождь неласково шумел.

Мрачною осеннею порою

Выводили сына на расстрел.

 

Горя было беспредельно много.

В глубине измученной души

Мать просила помощи у Бога.

И брели унылою дорогой,

Громко плача, братья-малыши...

 

С той поры промчалось восемь лет.

В океан воды ушло немало.

То зима блуждала по Земле.

То весна в садах благоухала...

 

Я долго жил в горах Памира,

Их красоту в стихах воспев.

Взбирался, страх преодолев,

И на другие крыши мира.

 

Мне скалы их не раз в упор

Сверкали розовым гранитом.

 Меня ж тянуло, как магнитом,

На этот серый косогор.

 

На берегах самих Америк

Бывал я, переплыв моря.

Меня ж влекло на этот берег,

Сюда, где родина моя.

 

Сюда, в её живое лоно,

Издалека, издалека.

На эти глиняные склоны

В простых одеждах чебурка.

 

К коровьим пастбищам в ложбине,

В сеть узких козьих троп с горы,

На полуголые бугры

В свинцовых розбрызгах полыни.

 

Жасмин, хоть и отцвёл давно,

И всё отцветшее соседство,

И все другие знаки детства

Пьянят мне душу, как вино.

 

* * *

 

Мы от станицы в полушаге:

Базки, Забалка, Городок.

Влекут, как мистика, как рок,

Её глубокие овраги.

 

На зов, знакомый с детства мне,

Растут желания полёта.

Уже крылом коснулся кто-то,

Скользнул неслышно по спине.

 

И с другом мы ступаем в бездну,

Парим под куполом небес,

И, если мне дано исчезнуть,

Витать мне в синем небе здесь.

 

Кружить свободной, вольной птицей.

И мать, быть может, и отец

Со мной взирают на станицу,

Найдя в её земле конец.

 

Меж тем мы уж в самой станице.

И что нам, право же, Бродвей?

В кюветах рябь домашней птицы

Под сенью старых тополей.

 

Она приветствует нас кротким

Прищуром ставен и дверей.

Встречает длинным и нечётким,

 Нестройным рядом куреней.

 

Они, совсем как черепахи,

Порасползлись по балке всей.

На скальных выступах за ней

Поприютились, будто птахи.

 

Внизу колодец. В летний зной,

Палимы солнцем, не однажды

Его студёною водой

Мы утоляли с братом жажду.

 

* * *

Неподалёку поворот.

Всё те ж неброские строенья

И те ж скамейки у ворот

С заметным признаком старенья.

 

А вот и наша. В горле ком,

И грудь смертельным, жутким колом.

Мой отчий, мой родимый дом

За невысоким частоколом.

 

Крыльцо - обитель детворы.

Подвал, когда-то полный яства.

Среди подсобного хозяйства

 Знакомый облик конуры.

 

Сарай, как был, под черепицей

И та же кухня, та же печь.

Да только всё чужие лица,

С другим, чужим акцентом речь.

 

Чужой и пёс. и, будто в маске,

Другой огромный серый кот.

 Со стен, забора и ворот

Дожди нещадно смыли краски.

 

Не в том беда, как говорят.

Те из жильцов, кто поуёмней,

Мы видим, вырубили сад,

С усердьем выкорчевав корни.

 

Пуст некогда богатый двор.

Кусты, деревья - всё, что было,

Пошло бесславно под топор,

Лопату, ножики и пилы.

 

Останки вишен за двором

Непроходимым буреломом.

Другие - в горле снова ком

-Как кости, сложены за домом.

 

* * *

 

В тепле оттаявшей земли,

Под голубым, как море, небом,

Те вишни каждый год цвели,

Белея первым чистым снегом.

Курились лёгкою пургой,

Кружились озорной метелью.

Я сожалел не раз весной,

Что не владею акварелью.

Когда ж зимой и в яви снег

Кружился в трепетном смятенье,

 Из окон дома мнилось мне

Тех вишен белое цветенье.

 

Бродил по саду, как чумной,

 Их вечный пленник, их заложник,

 Сбивая снег, как цвет, рукой,

Я сожалел, что не художник.

 

 

* * *

Видать, предчувствуя беду

-Трагическую гибель сада,

Сложил я песню, как в бреду,

Про грустный праздник листопада.

 

В той песне, знать, не без причин,

Знать, сердцу надо было, надо,

 Одно из наших терпких вин

Нарёк слезами винограда.

 

Нам рассказали: и потом,

Когда корней уже не стало,

Его побегами кругом

Земля, как солнцем, прорастала.

 

Сад человеку уступил

 В больших страданиях и боли,

И там, где сад когда-то был,

Теперь картофельное поле.

 

На дом с тоской взираю я

И жизнь свою в уме итожу.

Гляжу, из классики твердя

Про змея, сбросившего кожу.

 

* * *

Соседям передав привет,

 Идём на склон в полынной сини.

Крутые местные Аксиньи

Зачем-то смотрят нам вослед.

 

Повыросли легко и спешно,

Пока я был в чужом краю.

Я их совсем не узнаю,

Да и они меня, конечно.

 

Пыхтя, одолеваем склон,

Что верно нам служил зимою.

Напротив - рыбьей чешуёю

В просветах леса снова Дон.

 

Дорога - сложной серой лентой.

Заросшей речки темный шов.

Льняные косы островов

И острова, как континенты.

 

В подлесках контуры людей.

Стога коричневой грядою.

Галопом чётко к водопою

Табун ничейных лошадей.

 

Вдоль огородов, жилкой, ерик.

 Опять же блеск озёр, запруд.

 Паром, на тот плывущий берег...

 У нас же свой, наверх, маршрут.

 

Едва ль унять, сдержать волненье.

Здесь в годы ранние мои

Весной, как в том стихотворенье,

 Бежали мутные ручьи.

 

Вниз, вдоль оттаявших подворий,

Минуя наш, по кругу, двор,

Откуда, с главным руслом в створе,

 Мы с другом начали подъём.

 

С отцом, на совесть знавшим дело,

Ведя веселый разговор.

Мы направляли их во двор,

Трудом захвачены всецело.

 

Категория: СТИХИ | Добавил: sarkel (08.07.2015)
Просмотров: 744 | Теги: ВЛАДИМИР ФОМЕНКО. Стихи (3) | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
СТИХИ [221]
стихи, поэмы
ПРОЗА [160]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [88]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 145
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0