Суббота, 18.11.2017, 03:39

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » СТИХИ

Валентина СТАСЮК. Стихи, проза.

ОСЕННИЕ МОТИВЫ....

Прелесть какая - осени краски!

Неузнаваемо мир изменился...

Снова деревья оделись, как в сказке...

Кажется, снова весь свет нарядился...

Прелесть какая - осени краски!

Ветер усталый листья уносит...

Веткой калина даёт нам отмашку...

Сердце чего- то таинственно просит...

Осени краски - прелесть какая!

Дождь свои перлы повсюду развесил...

Мокнут прохожие, мокнут трамваи.

Слышны из окон весёлые песни.

Краски осенние мир украшают.

Ходят влюблённые, за руки взявшись.

Просинью неба любуются. Страстно

Бьются сердца в унисон и пылают...

Землю лучами солнышко греет,

И паутинки плывут над полями.

Листьев палитра по ветру реет...

Осени холод шагает за нами.

Осени краски — прелесть какая!

Напоминает мне детство шальное,

Милые сердцу края вспоминаю...

Капают капли на сердце больное...

Осень с силой наступает,

Листья жёлтые кружа.

От чего же я страдаю,

От чего ж болит душа?

Птицы к югу улетели,

Нос морозит утро мне...

Кошка греется в постели.

Прячет нос в моей руке.

Сбросят свой наряд деревья,

Иней кроет серебром,

И искрится день осенний

Паутиной над жнивьём.

Осень дышит нам в затылок,

И короче каждый день.

Мало солнышка мы видим,

Больше ходит всюду тень...

Где ты, солнышко? Лучами

Освети осенний мрак!

Дует ветерок ночами.

Не уймётся он никак.

В парк, где листьев целый ворох,

Дети с радостью бегут....

Ну а ветры - знаем — скоро

Зимний снег нам принесут.

 

***

Вот прошло разноцветное лето,

Зацвели хризантемы в саду.

Откликаешься эхом ты где- то:

«Я к тебе никогда не приду...

Не приду ни зимой, ни весною.

Слышишь, птицы затихли вокруг..

Ах, как хочется видеть порою

Тебя, милый и ласковый друг!

Вновь твои ощутить бы объятья,

И дыханье твоё ощутить...

Ну, зачем вспоминаю опять я

Ту счастливую, прошлую жизнь?

Над рекою склонилась калина,

В небе месяц плывёт молодой...

Ну, приди, мой желанный, любимый,

Дай мне силы, приди, успокой!

Я брожу по дорожке росистой

 В том саду, где встречались с тобой.

Там кружатся опавшие листья...

Что ж ты, милый мой, сделал со мной?

 

РОДНОМУ ХУТОРУ

Зацветают вишни

В мамином саду.

Я сюда с друзьями

Больше не приду.

Вишни те не наши,

Хоть и все в цвету.

А в саду «чужие»,

К ним я не пойду.

Садик тот когда-то

Посадил мой дед...

Лучше того места

Во всём свете нет.

Там кусты черёмухи,

Ежевика, груши...

Ехали из города мы

Тишину послушать.

Там в садах малиновых

Пахло мятой, хлебом.

Здесь цвели подснежники.

Удивляя цветом.

Ивы над рекою.

Белые берёзы

Кланялись нам ласково

И роняли слёзы.

Край ты мой родимый

С милыми осинами,

В сердце носим с детства

Памятью рябиновой.

Улицы широкие -

Есть где разгуляться.

И поют соловушки,

Что в садах гнездятся.

Речка, что Берёзовой

Все мы называли,

Скоро ли увидимся?

Старыми уж стали...

На свиданье с юностью

Все туда спешили.

Хутора Покровского

 Сердцем не забыли.

 Вот. развесив кисти,

Зреет виноград,

Он отцом посажен

Много лет назад.

Здесь когда-то с мамой

Он косил траву,

И кормила мама

Мёдом детвору.

Там кусты смородины

До сих пор стоят.

Бередят нам сердце

И туманят взгляд.

А в колодце звёзды

Отражались ночью.

Пела нам малиновка

Про любовь и очи.

Чабрецом и мятой

Пахло всё в округе...

Здесь я ожидала

Милого мне друга.

Там могилы предков

На песчаной горке

И наш дом родимый

Слева на пригорке.

Детство босоногое

С кутом и плетнями

Вспоминаем часто мы

Тёмными ночами.

 

ОТЧИЙ КРАЙ

Вербы зеленые, те, что над речкою,

Клен мой кудрявый и тонкий мосток.

Кот белолобый над теплою печкою.

Дорог здесь даже опавший листок.

Родина милая, свет мой единственный,

Близкие сердцу родные края,

Северный ветер и шорох таинственный.

Небо и солнце, леса и поля.

Росы на травах лежат, как пурпурные,

Кисти калины над сонным жнивьем,

Ветки сирени и просинь лазурная,

Милый для сердца родительский дом.

Все, чем живем мы на свете, нам близко:

Мама, отец ли, твой дед иль сестра.

Всем вам поклонимся в пояс мы низко.

Край мой родимый, донская земля!

 

ХУТОРУ ПОКРОВСКОМУ

Зацвела под окошком весна,

Запуржила садовой метелью.

Память снова ко мне пришла,

И накрыла своею тенью.

Вот опять я в родном краю,

Соловьёв наслаждаюсь пеньем,

На казачьей земле я стою.

Ну, за что мне такое везенье?

Я люблю тебя, край мой, люблю

И любуюсь тобой в упоенье...

Я целую землицу свою,

Вы представьте моё настроенье!

Под окошком бушует сирень.

Слышу скрип я знакомой калитки...

Я очнулась, стою...это тень...

Моей мамы любимой улыбка...

Что же, память, меня не щадишь?

Не жалеешь ты сердце больное,

Понимаю, ты просто шалишь,

Чтоб напомнить мне детство шальное...

Ты напомнила милый мой дом,

И родителей, бабку и деда...

Вот для этого все мы живём...

Память, ты одержала победу!

Победила добром и теплом,

Добрым сердцем и ласковым взглядом.

Светлый, чистый родительский дом

И поместье с сиреневым садом...

На свиданье с землёй я пришла.

Ну, когда же ещё доведётся? -

А вокруг — красота и весна

 Соловьиными трелями льётся.

 

ВСТРЕЧА 

В шестидесятые годы в одном из небольших городков нашей области этого человека можно было встретить в выходные дни возле рынка. На вид лет шестьдесят пять, может больше. Без обеих ног, слепой, одет кое-как. Он сидел на своей каталке, которую смастерил кто-то по доброте своей. И единственная фраза слетала с его уст: «Тётенька, дяденька, дайте копеечку». Одни бросали монетки в его шапку, которая лежала перед ним на асфальте, другие проходили равнодушно мимо. Были и такие, которые с пренебрежением бросали в его сторону недобрые реплики. Никто о нем ничего не знал. Местные жители привыкли к его существованию. И вот однажды прохожие

стали свидетелями необычной сцены, в том числе и мы - студенты.

Мимо инвалида проходил какой-то военный. Он услышал, как и все, обычное: «Тётенька, дяденька, дайте копеечку». Вдруг человек в форме замедлил свой стремительный ход и, обернувшись, долго смотрел на инвалида. Казалось, что он как бы прислушивался к голосу, смотрел, как бы что-то предполагая или угадывая. Потом снова прошел мимо, и опять вернулся. Мужчина подошел совсем близко, и тихо позвал: «Николай Степанович! Господи, неужели? Не может такого быть!» Сидящий замолчал, как будто испугавшись чего-то. «Кто здесь?» - спросил он и весь напрягся. Военный подошел еще ближе и позвал: «Николай Степанович, я... как же это? Как же так?» Старик быстро бросил в ответ: «Вы ошиблись. У меня другое имя. Вы ошиблись!» Он быстро схватил шапку и покатил свою каталку прочь от этого места. Прохожие останавливались и наблюдали за происходящим молча.

Военный, недоумевая, смотрел на сидящего человека, который спешил быстрее от него отделаться. «Нет. я не ошибся! Нет, нет! Товарищ командир, - умолял он, -вспомните, пожалуйста, я - Калашников! Ну, вспомните, прошу вас! Мы ведь с вами выходили из окружения, сколько вместе пережили! Благодаря вам, я остался жив. Николай Степанович, родной ты мой человек, все же считали вас погибшим. Боже мой, как я рад!» Он бросился к мужчине и обхватил его трясущиеся плечи. Старик плакал, содрогаясь всем своим коротеньким телом. А тот, что стоял рядом с ним на коленях, вытирал ему слезы, надевал шапку и приговаривал: «Я нашел вас, нашел! Почему вы отказываетесь? Где вы живете? Ну вот, теперь все будет по-другому, все будет хорошо!» Он выскочил на проезжую часть дороги, остановил первую попавшуюся машину, взял на руки своего командира и пошел с этой драгоценной ношей на глазах у всех.

Чем кончилась эта история? Говорят по-разному. Кто-то рассказывал, что однополчане не оставили в беде своего товарища. Но никто больше не видел этого инвалида у ворот рынка, просящим милостыню.

Много лет прошло с тех страшных лет, но до сих пор люди ищут друг друга, надеются на встречу, и никто не вправе отнять у них эту надежду.

 

ПОДАРОК

Когда, бывало, собиралась вся наша семья в праздники за большим столом, долго, порой до утра, длились разговоры, воспоминания, звучали старинные казачьи песни, звонкие голоса детишек, внуков и правнуков хозяев. Многое мы, дети, уже слышали не раз. Это и воспоминания о довоенном нелегком детстве, о страшных годах войны и гибели дорогих всем людей. Но никогда мама не рассказывала о том, о чём она плача поведала нам в день перед Праздником Победы.

Мы помнили, как трудно жилось нашим родителям.

В большой семье моего отца стало так тесно, что ему, старшему сыну, нужно было что-то решать, отселяться куда-то со своей крошкой-дочерью, то есть со мной и молоденькой женой. Двоюродный брат, у которого погибли во время войны родители, предложил временно комнату в большом уцелевшем доме. Как говорится, в тесноте, да не в обиде. Я до сих пор помню расписной деревянный потолок. Он был настолько красиво расписан, словно деревянная ложка.

Трудно приходилось в те послевоенные годы и с питанием. Все мы знаем из истории и из рассказов старожилов, что за килограмм украденного зерна у государства грозила тюрьма. Сколько было таких случаев! Сколько искалеченных судеб. Не щадили никого.

Приближался мамин день рождения. Отец брал в сумку кое-что из продуктов, потому что работал в поле, сеял. Взять он мог только лишь бутылочку молока. В поле можно было иногда подкрепиться жареным зерном. А дома - шаром покати. Жена с маленькой дочкой, можно сказать, жили впроголодь. И вот отец пообещал маме: «Аня, все равно сегодня привезу тебе зерна». - «Не надо, боже тебя упаси!» — всплеснула руками молоденькая женщина (было в то время ей всего 19 лет). Отец молча вышел.

Когда приехал в поле одна мысль сверлила голову: «Как взять хоть немного зерна? Я ж мужчина, я выдержу, а она тает не по дням, а по часам».

К вечеру он поджарил на костре зерно и насыпал в бутылочку, в которой возил молоко. Спрятав её за спинку сиденья в тракторе, спокойно продолжал свое дело. Он уже представлял улыбающееся лицо своей любимой жены и протянутые ручонки дочери, как вдруг заметил на краю поля фигуру мужчины. Подъехав ближе, отец узнал уполномоченного из района (или прикрепленного, как его тогда называли, курирующего хозяйство). Поздоровавшись, гость взобрался вместе с отцом в трактор, чтобы, не теряя времени поговорить о делах (отец работал хорошо, ходил в передовиках).

Казалось, разговор не сулил ничего плохого, но вдруг уполномоченный обернулся и как-то случайно пошарил рукой позади сиденья. У отца похолодело в душе...

Вопросительный взгляд гостя превратился в колючий и злой: «Это что у тебя?! Отец молчал, а затем прямо сказал: «Зерно». Что тут началось! Трудно повторять все то, о чем кричал «проверяющий». Но это было ужасно! Закончилось фразой: «Я тебя посажу!» Доехав до конца поля, он выпрыгнул из кабины. Отец взял бутылочку и так хватил ее о гусеницу трактора, что та разлетелась вдребезги вместе с зерном.

Когда гость ушёл, не оглядываясь, отец долго еще сидел в кабине трактора, не мог отойти от случившегося. Теперь нужно ждать...

Вечером его встретила мама, которая, конечно же, ждала целый день обещанного подарка, но... Она горько заплакала, присев на ступеньки у входа, прижав к себе дочку. Растерянный и беспомощный стоял перед ней муж, объясняя, что с ним произошло.

Немного успокоившись, мама сказала: «Неужели тебя посадят? Как же мы будем жить?» Оба знали, что завтра можно было ожидать всего, что угодно.

Прошел день, второй, неделя. Никто их не потревожил. Просто добрым человеком оказался представитель из района, пожалел молодую семью. Не каждый поступал в то время именно так. Вот такую историю о необычном подарке поведали нам родители в тот вечер.

Категория: СТИХИ | Добавил: Zenit15 (14.04.2016)
Просмотров: 539 | Теги: Валентина Стасюк, проза, стихи | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [229]
стихи, поэмы
ПРОЗА [169]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [89]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0