Воскресенье, 24.09.2017, 02:42

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

Владимир КОНЮХОВ, "Синедалье Цимлы" (3)

Победила атомная станция!

Владимир Сергеевич Коновалов

Предки Коноваловых - из яицких казаков. Мать Володи работала в общепитовской столовой, отец оставил семью перед самой войной. В 1958-м Коновалов окончил Гурьевский нефтяной техникум по специальности «Двигатели внутреннего сгорания». Тот самый техникум, в котором познакомился и подружился на всю жизнь с Эдуардом Николаевичем Мустафиновым.

Перед армией Владимир успел поработать в нефтяной разведке на севере Казахстана. Армейская служба оставила незабываемые впечатления. Отдельный химический батальон, где старший сержант Коновалов занимал должность замкомвзвода, в Московском военном округе был в числе образцовых.

Демобилизовавшись, Коновалов работает в речном порту Гурьева сменным электромехаником плавучего крана, а потом - в отделе комплектации на строящемся химзаводе. Перейдя в проектный институт «Каззапсельпроект», Владимир параллельно оканчивает Московский заочный политехнический институт по специальности «Экономика и организация строительства». В 1983-м, будучи уже начальником техотдела проектного института, Коновалов переводится в Горьковское отделение института «Атомтеплоэнергопроект». В качестве руководителя группы он осуществляет авторский надзор над строительством Минской АТЭЦ. Через два года Владимир Сергеевич поступает заместителем начальника ПТО капстроительства на строящуюся Ростовскую АЭС. В течение семи лет занимается вопросами обеспечения проектно-сметной документации строительства объектов атомной станции.

1956 год.  С мамой Антониной Павловной

С 1992 по 1994 год Владимир Сергеевич - директор базы отдыха «Белая Вежа», находящейся в те годы в стадии строительства. Последнее место работы Коновалова (1994 - 2000 гг.) - ведущий инженер производственно-технической документации и множительной техники в ПТО РоАЭС.

В.С. Коновалов отмечен почётной грамотой Комитета народного контроля СССР, награждён юбилейной медалью «50 лет атомной энергетике России», имеет благодарственное письмо от генерального директора госкорпорации Росатом С.В. Кириенко.

Как признаётся Владимир Сергеевич, несмотря на дружбу с Мустафиновым, никаких поблажек Эдуард Николаевич ему никогда не делал. Причём как на производстве, так и на спортивных площадках.

За нашу Советскую Родину. Похвальный лист

- В Гурьеве, играя в хоккей с мячом и с шайбой, я был вратарём. На АЭС в составе футбольной команды «Управление» (сотрудники АУП) и сборной атомной станции «работал» полевым игроком. Когда станционная футбольная команда отдыхала и тренировалась в Агое под Туапсе, слово «отдых» к нам было малоприменимо, - вспоминает Владимир Сергеевич. - Утром - ранний подъём, потом - обязательная физзарядка и в течение дня-тренировки... Неподалёку находилась известная по кинофильму «Бриллиантовая рука» скала Киселёва. Со стороны моря она была неприступной, но с берега можно было залезть на её вершину. Кто-то из нас пошутил: «Не приведи господь, Мустафинов заставит карабкаться на скалу!»

 

Но Эдуард Николаевич, хотя и держал футболистов в чёрном теле, меру нагрузок знал. Тогда, в 92-м, костяк станционной команды выглядел так: вратарь - Виктор Башкатов, в обороне - Николай Горшков и Владимир Коновалов; в середине поля действовал Геннадий Фоменко, в линии атаки - Виктор Канибалоцкий, Юрий Соколов, сам Мустафинов и два Александра - Мурашёв и Сорока.

Сборную курортного посёлка Ольгинка атомщики обыграли дважды, причём оба раза - с крупным счётом. Но в соседнем Небуге их ждал неприятный сюрприз. В тамошнем пансионате отдыхало много москвичей, среди которых были игроки, ранее выступавшие отнюдь не в классе «Ю». На своём поле волгодонцы, пропустив в первом тайме гол, долго не могли сравнять счёт. Наиболее сильный в техническом плане Канибалоцкий получил персонального «сторожа», а нападающие вынуждены были помогать защитникам и вконец замотанному вратарю. Так всё печально и закончилось бы для хозяев поля, если бы не Мурашёв, который, оттеснив малорослого защитника, вколотил мяч под перекладину.

-                 В ответном поединке мы уступили - 0:3. Поражение очень расстроило нас, - вздыхает Коновалов. - Ребят особенно задело то пренебрежение, какое выказала собравшаяся в Небуге публика. Болельщики, в основном жители Питера и Москвы, уже в те годы отличались особым поведением. В их представлении атомная энергетика уже приказала долго жить, а тут на поле выходят какие-то перестарки какой-то давно закрытой атомной станции.

Правда, футболисты Небуга после игры с атомщиками чересчур «расслабились» и неожиданно проиграли ольгинским ребятам. По количеству набранных очков команды АЭС и Небуга сравнялись. Победитель в неофициальном «турнире трёх» не был определён (количество забитых и пропущенных мячей не учитывалось), поэтому в Агое решено было провести третий, дополнительный матч.

-                 Мустафинов собрал нас и предложил следующий план, - заговорщически понизил голос Коновалов. - Во-первых, поменять форму с синей на красную. Во-вторых, в день игры не тренироваться. В третьих, с первых минут ошеломить противника натиском, чтобы, быстро забив гол, отойти в защиту. С последним трудно было спорить - не тот у нас был подбор игроков, чтобы с таким соперником играть на равных в течение всего матча.

Никакого «ошеломительного натиска» на ворота противника не получилось. Наоборот, гости, быстро «распечатав» ворота Башкато-ва, продолжали терзать оборону атомщиков... Из Небуга на двух автобусах приехала большая группа поддержки. Вели себя болельщики шумно и бесцеремонно. Лениво потягивая пиво, отпускали реплики в адрес футболистов АЭС. К счастью, центр нападения гостей, против которого на пределе сил и действовал Коновалов, к концу первой 45-ми-нутки подустал и пару раз промазал из выгодного положения. Не сплоховал и Башкатов, отразивший удар с близкого расстояния.

-                В перерыве Мустафинов, как и все, тягостно молчал. Но перед тем, как выйти на поле, сказал так, что все услышали: «Если мы их не одолеем, значит, опозорим не только себя, но и всех атомщиков».

Во втором тайме, воспользовавшись тем, что визави Коновалова заменили, Владимир вместе с Горшковым стали активно помогать нападающим. Активизировались Соколов и Сорока. Именно своими финтами разыгравшийся Сорока вынуждал противную сторону нарушать правила. Штрафные Александр пробивал сам, стараясь «навесить» мяч на ближнюю штангу, где часто оказывался Канибалоцкий. В один из таких моментов он, получив мяч от Сороки, ловкой подсечкой отправил его в ворота. Раздались аплодисменты и призывы идти вперёд.

-                И мы пошли, - продолжил свой взволнованный рассказ Коновалов. - Сколько я километров набегал в том матче, не замерял. Во всяком случае, наверняка больше, чем в армии, когда однажды, сдавая нормативы, несколько раз вдень мы совершали кроссы. В конце игры не чувствовал под собой ног и очень боялся упасть, потому что тогда просто не поднялся бы.

А между тем крики болельщиков Небуга привлекли внимание местных жителей - их всё больше становилось вокруг стадиона. Многие знали наших футболистов в лицо и, поняв, в чём дело, стали поддерживать команду АЭС. И, наверное, вовремя, потому что после очередного падения сбавил обороты Сорока, захромал, подвернув ногу, Мурашёв. Да и сам Мустафинов при первой возможности старался передохнуть.

солнцепёке, тогда бы я посмотрел, соль из тебя выступит или сахар! Что ты, говоришь, делал? Ах, футбол смотрел! И каков результат? Ещё раз скажи!» - «По-бе-ди-ла а-том-на-я стан-ци-я!» - с удовольствием, по слогам, повторил пожилой дядька из местных. «То-то, что атомная!» И я первый раз почувствовал, как дрогнул голос железного Мустафинова. Когда же попытался проскользнуть мимо него в душевую, он остановил меня, ласково проговорив: «Володя, отдохни и на закате собирай ребят. Хоть раз, да посидим на бережку. Когда ещё случай представится!» Так оно и получилось. Больше в этом составе игроки АЭС не собирались. Для атомщиков наступили ещё более тяжёлые времена, когда было уже не до футбола... Не все из той славной когорты дожили до сегодняшнего дня. Впрочем, игроки команды никогда не причисляли себя к героям. Возможно, потому, что не ощущали в себе того особого смысла, который сейчас мы видим в них - живых и ушедших работниках Ростовской атомной, игравших когда-то в красных майках победителей..

1992 год. Агой. Сборная Ростовской АЭС по футболу. Слева направо:

Э.Н. Мустафинов, В.С. Коновалов, А.А. Мурашёв, Г.В. Фоменко, Ю.И. Соколов,

А.А. Сорока, В.А. Канибалоцкий, сидят 6.6. Башкатов и Н.П. Горшков

********************************

Свидание у Королевских ворот

Евгений Иванович Власенко

Евгению очень не хотелось покидать родную Цимлу. С удовольствием учился бы в Волгодонске или каком-нибудь другом городе Ростовской области, если бы нашёлся такой институт, где готовят ихтиологов. Правда, ему предлагали вузы с биологическим направлением, но, начитавшись в детстве Сабанеева - известного знатока обитателей подводного мира - а пуще всего слушаясь отца, заядлого рыбака, Евгений поступил в Калининградский институт рыбной промышленности на ихтиологический факультет. Потом было Мурманское управление «Севрыбпромразведка», походы в Северную Атлантику и Баренцево море с целью поиска новых районов промысла рыбы в мировом океане.

Каждый год Евгений обязательно приезжал в отпуск домой, и каждый раз, прогуливаясь в Приморском парке возле ротонды, всё с большим интересом вглядывался в противоположный берег Цимлы, где на атомной станции вовсю кипела работа. Как-то узнав, что там, на базе пруда-охладителя, намечено сооружение рыбохозяйственного комплекса, долго не раздумывал и в январе 1987-го устроился старшим инженером ПТО на строящуюся Ростовскую АЭС. Евгений контролировал ход работ того самого комплекса по выращиванию товарного карпа. С 1991-го по 1995-й возглавлял дочернее предприятие РоАЭС «Аквакультура». Основной его задачей стало сохранение пруда-охладителя как технического водоёма в условиях «заморозки» строительства атомной станции.

Город Цимлянск, ротонда в Приморском парке

Но тогдашнее руководство АЭС сочло необходимым «дозагрузить» Власенко обязанностями, связанными с эксплуатацией гидротехнических объектов. Этим и был обусловлен его перевод в турбинный цех. В дальнейшем Евгения Ивановича «бросают» на УКС. Служебные ступеньки он проходит довольно быстро, раскрывая свой богатый потенциал прирождённого производственника и руководителя.

Весной 2000-го заместителя главного инженера УКС Е.И. Власенко командируют в Удомлю. В качестве главного инженера он принимает участие в пуске 3-го энергоблока Калининской АЭС. Вернувшись к родным пенатам, Власенко в течение нескольких месяцев занимает должность заместителя директора УКС по капитальному строительству. В 2006 году несколько месяцев работал директором строящейся Ростовской АЭС. В его трудовой биографии это был переломный момент. С апреля 2007-го Евгений Иванович уже заместитель главного инженера концерна «Росэнергоатом» по подготовке производства. В это время он плотно занимается достройкой, сооружением и выводом из эксплуатации российских атомных станций. Но это была как бы «проба пера». На 2-м энергоблоке РоАЭС начинаются полномасштабные работы, и Власенко, окончивший заочно Ростовский строительный университет, как само собой разумеющееся воспринимает решение руководства Концерна о его переводе в УКС станции заместителем главного инженера. После пуска 2-го энергоблока он также привычно едет в места своей студенческой молодости и в течение трёх лет руководит строящейся Балтийской атомной станцией.

О поездках в Цимлянск не могло быть и речи. Да и какие поездки, куда бы ни было, когда день расписан буквально по минутам?

Но однажды с ним связались из журнала «Королевские ворота». Женщина, получившая редакционное задание взять у Власенко интервью, предложила встретиться на станции. Евгений Иванович, находившийся в тот момент в Калининграде, отшутился: «Журнал «Королевские ворота»? Значит, и деловое свидание назначаем возле ворот».

Королевские ворота: гравюра XIX века и настоящее время

Будучи студентом, Евгений захаживал в этот район бывшего Кенигсберга. Сами по себе Королевские ворота как архитектурный памятник не произвели на него особого впечатления. Заложены они были в середине XIX столетия в присутствии короля Фридриха I. Уже в 2000-е их отреставрировали, после чего передали музею мирового океана.

Подошедшая работница редакции пояснила, что Ворота являются памятником федерального значения. «Интересно, нашу ротонду признали историческим памятником?» - сам себя спросил Власенко. Вспомнив Цимлянск, Евгений Иванович обратил внимание женщины, что как раз сейчас от причала завода «Энергомаш-Атоммаш» на Балтийскую АЭС отправляется негабаритная часть так называемого «устройства локализации расплава». Доставка устройства и монтаж его на штатном месте - одно из главных событий 2012 года на БаАЭС. Груз поплывёт через всё Цимлянское море, и дальше по воде его довезут до самого Немана.

-               А какое оно, Цимлянское море? - спросила женщина.

-                 Цимлянское море? - пристально посмотрел Евгений. Он снял очки и широко улыбнулся: - Для меня оно - самое дорогое!

Он много чего рассказывал журналистке: о том, что части Советской армии, освобождавшие в годы Великой Отечественной Цимлянский район, разбили немцев и в Калининграде; что здесь, в бывшей столице Пруссии, полегло немало солдат и офицеров 2-й гвардейской армии; о том, что будущую жену встретил на Ростовской атомной и у них двое детей: дочь приобщилась к искусству, а сын - студент Московского энергетического института - скорее всего будущий атомщик. Рассказал, что мама его так и живёт в Цимлянске, возле храма, построенного с помощью Ростовской АЭС и Концерна. Но говорил он как бы «на автомате», почти не вдумываясь, и всё представлял, как груз, предназначенный для станции на берегу Балтийского моря, буксируют сейчас мимо Ростовской атомной. Стало как-то не по себе, что давно не звонил друзьям и близким.

-                 Вы награждены серебряной медалью концерна «Росэнергоатом» и носите звание «Ветеран атомной энергетики Российской Федерации». Правильно? - уточняла женщина, быстро всё записывая. -А какое у вас, руководителя строящейся АЭС, желание? - неожиданно спросила она.

Евгений, не колеблясь, ответил, понимая, что сказанное не войдёт в материал:

-               Хочу быть ближе к Волго-Дону.

...Через год Евгения Ивановича перевели на новое место работы. Теперь в рамках концерна «Росэнергоатом» он возглавляет филиал Научно-инженерного центра (НИЦ), который (если вкратце) занимается сооружением и эксплуатацией атомных электростанций за рубежом.

Своё интервью он так и не видел. Правда, какая-то незнакомая женщина, позвонив ему, сообщила, что материал отметили на летучке и есть идея признать Власенко по версии журнала «Королевские ворота» Человеком года.

Евгений Иванович, донельзя занятый, простодушно спросил, почему лучших людей не определяют поквартально (ну-ка, проживи в неведении 12 месяцев вместо трёх!)? Но сотрудница редакции уже сменила тему разговора, на который у Власенко совсем не было времени...

Встреча бывших сослуживцев. Е.И. Власенко и В.С. Белов

Категория: Публицистика | Добавил: Zenit15 (26.10.2016)
Просмотров: 439 | Теги: Синедалье Цимлы (3), В.Н.Конюхов | Рейтинг: 4.0/6
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [226]
стихи, поэмы
ПРОЗА [165]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [88]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 151
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0