Пятница, 26.05.2017, 06:40

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

ВАЛЕРИЙ ДРОНОВ. "События Гражданской войны в Задонье"(4)

                И КРЕСТЫ ВЫШИВАЕТ ПОСЛЕДНЯЯ ОСЕНЬ ПО ИСТЁРТОМУ

                          ЗОЛОТУ НАШИХ  ПОГОН

                                                                 

И у белых, и у красных были талантливые военачальники.  Много боевых офицеров и генералов дала Императорской армии, Донской армии станица Баклановская.

Казак этой станицы Михаил Алексеевич Фетисов окончил Новочеркасское казачье училище, с производством в чин хорунжего вышел на службу в 4-й Донской казачий полк. В Первую мировую воевал в 53-м Донском казачьем полку особого назначения, который был сформирован из казаков гвардейского запаса. Весной 1916 года произведён в чин есаула и перевёден в

7-й ДКП на должность строевого помощника командира полка. Круг Спасения Дона за умелое руководство боевой операцией по взятию Новочеркасска в 1918 году произвёл войскового старшину (через чин) в генерал-майоры. 

Генерал-майор М.А. Моисеев был награждён Георгиевским крестом с лавровой ветвью. С 1918 года служил в Донской армии в составе 1-й Донской казачьей пластунской бригады.

Знаменитым выходцем из станицы Баклановской стал полковник Н.А. Хохлачёв. Он окончил Донской кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище, курсы Академии генерального штаба, служил начальником штаба 4-й Донской казачьей дивизии. За подвиги, совершённые в годы Первой мировой войны, награждён высшей офицерской наградой Российской Империи — Золотым Георгиевским оружием, а также Георгиевским крестом 4-й степени. Участвовал в Гражданской войне на стороне белых.

Даржа Ремилев из станицы Потаповской имел почётное звание народный учитель, избирался представителем своей станицы на Большом Круге. Участвовал в Степном походе, командовал 6-й сотней Зюнгарского полка. Сотник Д.И. Ремилев отличился в бою на станции Глубокая, награждён в 1919 году орденом Св. Владимира 4-й степени. После взятия Бердянска в мае 1920 года за проявленную храбрость ему вручили в подарок белого коня. В годы Гражданской войны был дважды ранен.

У красных командиром 36-го Черноярского (Доно-Заветинского) полка был калмык казак станицы Атаманской Н.И. Колесов. Николай Колесов — личность знаменитая, боец был смелый и дерзкий, белые казаки его называли «чёртов калмык». Восемь раз под ним погибали кони, а он отшучивался: «Я заговорённый, меня два бога берегут: Будда и Христос».60 Не сохранили, в мае 1919 года Н.И. Колесов погиб под селом Торговое (н/в Заветинский р-н).61 Николай Иванович был женат на русской женщине Василисе, казачке из ст. Атаманской, родилось трое детей. Жена побывала в заложниках у белых, детей прятали в калмыцких хотонах.62

Есаул Ф.А. Текучёв в 1917 году был депутатом от станицы Андреевской на 1 Большом войсковом круге Всевеликого Войска Донского. Ушёл к красным, вступил в партизанский отряд Б.М. Думенко. Прошёл ступени командной лестницы, был назначен командиром казачьего Социалистического полка, затем командиром кавалерийской бригады 37-й стрелковой дивизии.

Иногородний П.Л. Ильяшенко из станицы Баклановской начал с организации красного партизанского отряда, а затем стал командовать полком в 1 Конной армии РККА.

Гражданская война жёстко сепарировала кадры военачальников, лучшие либо погибали, либо уже в молодые годы командовали полками, бригадами, дивизиями, корпусами.

К концу февраля 1919 года части 10-й армии РККА ещё раз отразили наступление белых на Царицын. Новая волна наступления красных позволила взять станцию Ремонтная и двинуться к Манычу. Черноярский полк красных занял станицу Атаманскую, военным комендантом которой стал И.Ф. Бондаренко. Красные вновь заняли Задонье.

Это был временный успех. На этом этапе войны А.И. Деникин смог использовать последние имеющиеся у него ресурсы. В добавление к Добровольческой и Донской летом была образована третья армия — Кавказская, ею командовал генерал-лейтенант П.Н. Врангель. И снова помог переход казаков-калмыков на сторону белых. Это позволило командованию Кавказской армии развернуть Астраханскую калмыцкую бригаду в дивизию. В её состав вошли: 1-й и 2-й Астраханские казачьи полки, а также формируемые на базе отряда Г.Д. Балзанова 3-й и 4-й Астраханские Манычские конные полки.

Кавказская армия надвигалась из Калмыцких степей. Подошли остальные части 2-го Кубанского корпуса под командованием генерал-майора С.Г. Улагая. Всей ударной группой командовал генерал П.Н. Шатилов, у белых стало 13 тысяч сабель.

                                        ПРИКАЗ

Кавказской армии № 1.  Станица Великокняжеская. 8-го мая 1919 года.

а) 2-му кубанскому корпусу генерала Улагая (2-я и 3-я кубанские дивизии и 3-я пластунская бригада) — преследовать противника от станции Граббевской вдоль Царицынского тракта, выделив часть сил на фронт Ремонтная – Зимовники для действия в тылу красных, отступавших перед 1-м кубанским корпусом вдоль железной дороги.

б) 1-му кубанскому корпусу генерала Покровского (1-я кубанская, 2-я терская, 6-я пехотная дивизии и все бронепоезда) — преследовать главные силы красных, отходящих вдоль железной дороги на Царицын.

в) Сводному корпусу полковника Гревса (Горская и Атаманская дивизии) — отбросить части противника, действующие западнее железной дороги, за реку Сал, и, прижав их к Дону, разбить.

Командующий Кавказской армией генерал-лейтенант  П.Н. Врангель.

Выставив заслон полковника П.П. Мамонова в сторону Торговое – Заветное, генерал-майор С.Г. Улагай направил большую часть сил (пять конных полков и два пластунских батальона) на станцию Ремонтная с целью выйти красным в тыл и отрезать пути отхода. Корпуса генералов В.Л. Покровского, П.Н. Шатилова перешли в наступление в районе Ремонтная – Андреевская – Гуреев. Группе передавались и бронепоезда, однако, вследствие порчи пути и уничтожения красными железнодорожного моста через Сал у станции Ремонтная, они действовать не могли.

Конная дивизия С.М. Буденного столкнулась лоб в лоб с наступающими частями В.Л. Покровского, во встречном бою потерпела поражение и покатилась назад. После двухдневных боёв белые овладели позицией, форсировав реку Сал. 32-я стрелковая дивизия красных понесла большие потери, Ремонтная белыми была взята.

6-я кавалерийская и 32-я стрелковая дивизии красных были отрезаны от своих и оказались в кольце. Мало того, конные части белых, гуляющие по тылам, устроили им своеобразную «восьмёрку». Прорываясь из одного кольца, они автоматически попадали в другое. Лишь к 20 мая дивизии красных соединились с основными силами армии. Сюда же подошла конная дивизия С.М. Будённого, прикрывавшая отход арьергардными боями. Собрав войска воедино, решили контратаковать белых в районе станицы Андреевской.

Здесь на северном берегу реки Сал С.Г. Улагай стал формировать силы для продвижения на Царицын.

К этому времени Б.М. Думенко служил в должности помощника начальника штаба 10-й армии по кавалерийской части. Все конные части, основу которых составили 4-я и 6-я кавдивизии, были объединены в Сводный кавалерийский корпус под его командованием. Комкор получил приказание сосредоточить корпус на северных скатах высот напротив хуторов Кудинова, Тарасова, станицы Андреевской (в районе нынешних прудов).

Прибыл новый командующий 10-й армией А.И. Егоров, довёл до сведения, что белые флангом 3-й Кубанской казачьей дивизии под командованием генерал-майора Н.Г. Бабиева начали форсировать реку Сал. Они уже переправили два батальона пластунов, однако не догадываются о нависшей угрозе, продолжают форсирование реки силами четырёх конных полков. Надо сорвать переправу и уничтожить переправившиеся части. Поставили задачу: 6-я кавдивизия И.Р. Апанасенко выходит к станице с запада, а 4-я дивизия С.М. Будённого с востока, со стороны хутора Гуреева, имея целью переправившиеся части белых отрезать от Сала. Удар решили нанести 25 мая после захода солнца, чтобы усилить эффект внезапности.

Уже было темно, когда 4-я дивизия с ходу развернулась и нанесла удар в тыл переправившимся частям. Те, кто успел переправиться на правый берег Сала, были убиты или захвачены в плен. Выброшенные на фланги дивизии пулемёты на тачанках в упор уничтожали ринувшихся назад, к реке. Однако когда 6-я дивизия подошла на расстояние 400 метров к станице, с северо-западной окраины белые открыли огонь из станковых пулемётов, со станичного кладбища ударила замаскированная пушка. Вновь созданные две сотни — станичная и хуторская под руководством подъесаула Афанасия Крылова64 и Плужникова поддержали силы Н.Г. Бабиева ружейным огнём. Под воздействием пулемётного, а также фланкирующего артиллерийского огня атака 6-й дивизии захлебнулась.

Сражение стало крайне упорным и ожесточенным. Потери с обеих сторон были большими. По свидетельству старожилов, станичники свозили на кладбище всех — и белых, и красных, хоронили в одном месте. Сейчас там скромный обелиск. И надписи нет. Гражданская война не разбирала, кто в фуражках, а кто в папахах, в погонах или без…

После боя выяснилось, что в четырехстах метрах западнее станицы лежит командующий армией А.И. Егоров. Он получил сквозное ранение, был отправлен на станцию Ремонтная, откуда доставили в царицынский госпиталь.

В перестрелке Б.М. Думенко также был тяжело ранен.

Вновь созданный 1-й кавкорпус под командованием С.М. Будённого был сосредоточен севернее слободы Ильинки, получили приказ прикрывать отход стрелковых соединений армии. Части корпуса заняли оборону на широком фронте по линии населённых пунктов: Нижний Жиров, Крюков, Моисеев, Ильинка, Кудинов, Андреевская, Гуреев. Оборону они не сдержали. Стремясь прорвать растянутый фронт обороны конного корпуса, белые сосредоточили значительные силы на участке станица Романовская – хутор Нижний Жиров и с Юго-запада перешли в наступление.

Одновременно они нанесли удар с востока, со стороны села Святой Крест – станица Граббевская, захватили более 20 орудий, много пулемётов и пленных, прошли мимо Атаманской, заняли Котельниково и там установили штаб Кавказской армии. Об успехе генерала С.Г. Улагая командующий армией П.Н. Врангель послал телефонограмму всем начальникам частей, приказав сообщить о победе полкам. Объединившись с уцелевшими частями 3-й Кубанской казачьей дивизии, белые заставили 10-ю армию РККА отступить в направлении Царицына, который на короткое время белыми был взят. Почти вся территория Донской области оказалась в руках белых. На полгода задонские степи стали тылом Вооружённых Сил юга России.

В станицах вновь были избраны атаманы. Казак станицы Потаповской Саран Дамбович Ремилев (Ремелев) из Новочеркасского казачьего училища в 1916 году был выпущен в Донской полк. После установления советской власти ушёл с партизанами Походного атамана П.Х. Попова, в Калмыцком Зюнгарском (80-м) полку командовал 4-й сотней, был дважды ранен. По его прибытию в 1919 году на лечение в станицу Потаповскую состоялся приговор станичного сбора. Из 27 членов сбора все проголосовали об избрании сотника С.Д. Ремилева на должность атамана станицы после умершего Поштана Джамбинова. Отдел внутренних дел Особого по казачьим делам отделения нашёл, что Саран Ремилев «человек, вполне соответствующий этой должности при существующей после большевиков разрухе в станице Потаповской». Приказом от 2 июля №1027 Донской Атаман генерал-лейтенант А.П. Богаевский разрешил вступить ему в отправление обязанностей станичного атамана.65

Посетил станцию Ремонтная генерал-лейтенант П.Н. Врангель, 4 июня 1919 года он следовал поездом из станицы Великокняжеской, у взорванного моста пересел на легковой автомобиль и направился в штаб, в Котельниково.

По направлению к Царицыну на поезде вместе с С.Г. Улагаем через Ремонтную проследовал главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России А.И. Деникин. Осмотрели, как через восстановленный Сальский мост продвигаются эшелоны с английскими танками, новшеством Гражданской войны.

Вскоре в Сальский округ прибыл новый Донской атаман А.П. Богаевский. Он встретился с жителями калмыцкой станицы Денисовской, побывал на смотре калмыцких подразделений.

Современники отмечали калмыцкое происхождение А.П. Богаевского: «Если ген. Корнилов был по происхождению чистокровный азиат русского воспитания, то в жилах покойного Донского Атамана текла доля восточной крови (калмыцкой). Особенно ярко внешне эта кровь была выражена на внешности покойного брата Атамана Митрофана Петровича.66

Боевые действия были кровопролитными, в ходе наступления в 1919 году в некоторых частях Донской армии погибла почти половина казаков и три четверти офицеров. У красных потери состоялись не меньшие.

Заключительный этап войны был тяжким и разрушительным. Красные сформировали новые боевые подразделения, под ружьё стало два миллиона человек. Мобилизационные резервы белых были исчерпаны.

С конца августа по ноябрь 1919 года прошли бои, закончившиеся на этот раз окончательным взятием Царицына красными. В декабре А.И. Деникин приказал занять оборону по рубежу реки Сал. К середине января 1920 года красные перешли в новое наступление. Форсировав по льду Дон и Сал, 9-я, 10-я и 11-я армии стали теснить 1-й, 2-й Донские корпуса и Кавказскую армию.

                                     ПРИКАЗ

№ 4773/с. г. Саратов   14 января 1920 г. 15 час. 45 мин.

            В развитие и дополнение директивы № 4707/с приказываю:

… 4. 11 армии: а) правофланговой группе (50-я дивизия, две бригады 34-й дивизии и 7-я кд) составить резерв фронта уступом за левым флангом 10-й армии и по мере её продвижения к Великокняжеской сосредоточиться в районе Ильинка – Эркетинская – Атаманская, выбросив всю конницу для обеспечения своего левого фланга в район Торговое (Зегеста).

Командующий Кавказским фронтом  М.Н. Тухачевский.

В феврале станция Ремонтная и станица Атаманская были взяты частями 11-й армии — 7-й кавалерийской дивизией и 50-й пехотной дивизией под командованием Е.И. Ковтюха.

Попытки Конно-сводного корпуса Б.М. Думенко и 1-й Конной армии С.М. Будённого пройти дальше успеха не имели. Белые отбросили их от Маныча. В марте последовало новое наступление красных, М.Н. Тухачевский нанёс удар в стык между донскими и кубанскими частями, в направлении станции Торговая. Белые оказались в полукольце, вслед за Северным рухнул и Восточный фронт Донской армии. Гражданская война в Задонских степях завершилась.

В боевых действиях на территории Задонья (современный Дубовский р-н) приняли участие военачальник ВСЮР — Главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России генерал-лейтенант А.И. Деникин, командующий Кавказской Армией генерал-лейтенант П.Н. Врангель, командир 4-го конного корпуса генерал-майор П.Н. Шатилов, командир 4-го Донского кавалерийского корпуса генерал-майор К.К. Мамонтов, командир 2-го Кубанского корпуса генерал-майор С.Г. Улагай, командир Задонского корпуса полковник И.Ф. Быкадоров, командир 3-й Кубанской дивизии генерал-майор Н.Г. Бабиев, Атаман Всевеликого Войска Донского А.П. Богаевский, Походный атаман казачьего Войска полковник П.Х. Попов.

РККА — председатель Военно-революционного Совета Южного фронта И.В. Сталин, военный руководитель Северо-Кавказского военного округа А.Е. Снесарев, командующие 10-й армией А.И. Егоров и К.Е. Ворошилов, командир сводного Конного корпуса Б.М. Думенко, командир 1-го Конного корпуса С.М. Будённый, командующий Сводным корпусом 11-й армии Е.И. Ковтюх, начальник 1-й Донской советской стрелковой дивизии Г.К. Шевкоплясов, командир 6-й кавалерийской дивизии И.Р. Апанасенко.

Vae victis — горе побеждённым. Всё мироустройство, весь хозяйский казачий быт, всё было разрушено. П.Н. Краснов в повести «Степь» описывает страдания конезаводчика С.Д. Тополькова: «Сорок лет кропотливой работы, и нет ничего. Сорок лет борьбы со степью, победа над нею и побеждённая степь благословила труды его... Где эти лошади? Где Калиостро, за которого семь тысяч заплачено, внук знаменитого Рулера? Где подобранные масть в масть, статья в статью кобылы? Где всё это неисчислимое богатство лошадиного царства, равного которому нет ни в Америке, ни в Азии, ни в Австралии, да и нигде в мире. Разрушено и пало это царство, и нет возможности поднять его! Что пропали быки и овцы, что не осталось ни одной курицы, что вывезены до последнего зерна запасы хлеба, что голод надвигается на богатого хозяина — это пустое. Степь прокормит. Он это знает по долгому опыту жизни в степи. Степь не покинет его. Но восстановить расхищенное и уничтоженное лошадиное царство, вернуть этих гордых лошадей, которые на войне догоняли и германца и австрийца... Сотни лет работы... И кто разрушил? Свои».

Станицы и хутора Задонья представляли мрачную картину. Населённые пункты, где проходили бои, были сильно порушены. Самый тяжкий удар был нанесён по казачеству. Гражданская война прокатилась лавиной через семьи тысяч казаков. Особенно тяжко пострадала станица Баклановская, где убыль населения составила около 65% — было 1870, осталось около 700 человек. Вдвое уменьшилось количество жителей в слободе Ильинке, в станице Подгоренской, до 40% не досчитались станицы Атаманская, хутора Дубовский, Жуковский, Кудинов, Малолучный, Харсеев. Обезлюдели калмыцкие станицы и хутора.

На участке Сал – Ремонтная – Семичная – Мелиоративный было много разбитого железнодорожного полотна. Зимовники конезаводчиков, усадьбы зажиточных казаков и крестьян разграблены, казачьи и крестьянские семьи после поборов с обеих сторон поставлены на грань голодной смерти. Свирепствовал тиф. Конского поголовья осталось не более 10%, из каждых пяти волов осталось четыре, коров 30–35%. От многотысячных табунов уцелели даже не сотни, а единицы лошадей. Задонское коннозаводство исчезло.

Великие бедствия принесла Дону Гражданская война.

                              ГОРЬКИЙ ХЛЕБ ЭМИГРАЦИИ

Уходившие в эмиграцию казаки сполна испытали горечь поражения. Им припомнили разгоны рабочих, подавление восстаний в губерниях Центральной России, формирование полнокровных полков Донской армии.

Многие казаки станицы Атаманской эмигрировали. Казак П.И. Калач  преподавал в Колумбийском университете города Нью-Йорка, стал доктором наук, занимал высокие посты в промышленности США, был членом правления «Общеказачьего Центра» в США, затем жил в Боготе (Колумбия). В США умер Я. Аликов. Есаул Ф.Г. Давыдов обосновался в Париже. В Клермон-Феране (Франция) умер В.С. Быкадоров. Урядник И.П. Текучёв умер в «Русском доме» в местечке Сент-Женевьев де Буа под Парижем. Своё последнее успокоение нашли за рубежом казаки станицы И.Х. Киреев, С. Попов, Н. Федотов.

Та же участь постигла казаков станицы Баклановской. Не вернулись домой Г.В. Золотарёв, А.П. Лукьянов, П. Кузнецов. Полковник А.Ф. Фомин, казаки Е.С. Седляр и М.Ф. Кострюков похоронены в Нью-Йорке, сотник Н.А. Бирюков на кладбище Сент-Женевьев де Буа. А.П. Попова, казачка станицы Баклановской, скончалась в госпитале Монтфермей (Франция). Казак Антон Ануфриев и сотник А.И. Казинцев своё последнее пристанище нашли в Бургасе (Болгария). Командир

80-го Зюнгарского конного полка, начальник штаба 2-й сводной Донской конной бригады полковник И.А. Андрианов эвакуировался в Турцию, затем в составе Гундоровского полка в Болгарию, умер во Франции.

Сотник из станицы Андреевской Н.В. Хохлачёв, подхорунжий П.М. Плетнёв, казаки И.Я. Самохин, А.А. Ченцов, А.И. Ченцов нашли свой последний приют во Франции.

Особенно пострадали казаки-калмыки. В декабре 1919 года большая часть населения Сальского округа по приказу окружного атамана генерала М.М. Рындина отправилась в отступ. Вот как описывает этот путь Е.С. Ремилева-Шлютер: «Всем донским калмыкам было приказано эвакуироваться. Это означало приближение большевиков и то, что калмыки, невзирая на зимнюю пору, должны были сниматься с насиженных мест и с семьями, скотом и домашним скарбом идти в неизвестную даль… Кто не желал уходить, тот рисковал получить клеймо «большевика» со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Последний атаман станицы Эркетинской Эрдни Романов, не подчинился приказу об эвакуации жителей. После того, как проехали семь вёрст, он приказал всем возвратиться. В результате станица не была подвергнута репрессиям, она избежала участи разгрома, как это сделали со станицей Власовской.

Отступление, в ходе которого беженцы дошли до предгорий Кавказа и черноморского побережья, оказалось тяжёлым и безрадостным. Состоялся казачий Круг, на котором мирному населению было решено возвратиться домой, а казакам с боями отступать в Крым. Были семьи, которые до конца пытались остаться вместе. Б.М. Хохлов из станицы Чунусовской с тремя малыми детьми в 1920 году оказался в обозе беженцев калмыков-казаков. В Новороссийске семья попала в коловерть посадки на пароход. Шеренга солдат, поставленных для соблюдения порядка, была смята толпой желающих пробиться на корабль. Бадьме Мужиковичу вместе с сыном-подростком Токром удалось взобраться на борт, а младшие его дети — пятилетний Кирсан и семилетняя Сулда,70 оттеснённые толпой, остались на пристани морского порта. Они потерялись в сутолоке, потом вернулись в Сальские степи.

Так происходило разделение семей: отец, старшие сыновья покидали страну, а дети, старики и женщины оставались...

В 2014 году автору этой книги пришло письмо из Ростова: «Здравствуйте Валерий Александрович, прочитал Вашу книгу, хочу выразить большую благодарность за исторические сведения тех лет. Нашёл строки о своём деде, Хохлове Токре Бадьминовиче, как он в те лихие времена попал в эмиграцию. Он провёл в Турции несколько лет, затем вернулся в Калмыкию. Мой дед дошёл до конца Великой Отечественной войны и встретил её в Вене. Хотя, как вы знаете, в 1943 году всех калмыков репрессировали в Сибирь, в том числе и с передовой, из воинских частей. Дед рассказывал — командир не стал афишировать, что он калмык, да и фамилия не выдавала. Т.Б. Хохлов был хорошим воином-разведчиком и остался на фронте. Донские калмыки были достойными воинами во все времена. Хохлов Владимир Максимович».

После взятия красными Новороссийска, Крыма были произведены расстрелы. В декабре 1920 года в Симферополе расстреляли Ковашку Цыдинова из станицы Чунусовской. 3-й Донской полк был брошен деникинцами в Новороссийске и целиком попал в плен, особенно суровой была расправа над офицерами полка.71

Чунусовцы Музе Бадьминов, Санчир Абушинов и Санжа Абушинов сдались в плен в Новороссийске. Они были зачислены в Красную Армию и направлены на Польский фронт, где перешли на сторону поляков, служили в армии С.Н. Булак-Булаховича, в 5-й сотне Донского казачьего полка полковника Г. Духопельникова, остались в этой стране в эмиграции, многие женились на польках.72

Бакша Граббевской станицы, бакша все Донских калмыков Зодба Бурульдинов погребён в США, на православном казачьем Свято-Владимирском кладбище в городке Кесвилл штата Нью-Джерси. Там же похоронен А.И. Деникин, упокоились воины: первый офицер-кавалер ордена Св. Георгия хорунжий С. Болдырев, Походный атаман генерал-майор П.Х. Попов. Здесь же могила полковника ВВД Леонтия Константиновича Дронова.73

Казаки Чунусовской станицы оказались во многих странах. Б.Ф. Бембеков был членом избирательной комиссии по выборам атамана Всевеликого Войска Донского в 1938 году в Париже.74

Там же нашли приют Пётр Нахашкин и последний юртовой атаман Чунусовской Эренцин Басанов, был похоронен С.Б. Бембеков. Казаки Н.М. Даржинов и С.Б. Абушинов, хорунжий П.Б. Абушинов оказались в Польше, Бадьма Шуваринов в Чехословакии. Казак 4-й сотни 80-го Зюнгарского полка Доржа Курашов переехал в США.

Зартынов Аоалдык из станицы Эркетинской сначала попал в Болгарию, затем переехал во Францию. Умер в Шалет-сюр-Луанe, департамент Луарэ. 

Полковник А.А. Алексеев эмигрировал в Югославию, после Второй мировой войны с волной эмигрантов он оказался на территории Германии, где умер в 1948 году и погребен на казачьей секции кладбища Фельдмохинг (Бавария).

Д.И. Ремилев из станицы Потаповской раненым из Крыма эвакуировался в Тунис, затем в Чехословакию, где состоял классным надзирателем в пражской русской гимназии, член Союза русских педагогов в Чехословакии. После Второй мировой войны избрали секретарем Калмыцкого Национального Представительства. Казачий сотник умер в Филадельфии.

С.Д. Ремилев эмигрировал в Болгарию, затем во Францию, в Париже выступал с группой донских всадников. Публиковал стихи в журнале «Ковыльные волны». Дочь есаула Сарана Ремилева, племянница сотника Доржи Ремилева Елена (Долма) Сарановна Ремилева-Шлютер живёт в Мюнхене, издала книги по истории ойратов и калмыцкой эмиграции.

В эмиграцию ушло около трёх тысяч донских калмыков, воевавших на стороне Белой армии. Они сполна испытали тоску по родным краям.

И появлялись по разным странам Старого и Нового Света памятники казакам и казачеству, известные и безызвестные. Но ещё больше появилось давно исчезнувших многочисленных казачьих могил. Чьи отцы, деды и прадеды лежат в этих могилах?

                                                СПОЛОХИ

Каждая война имеет инерцию. Накал взаимной ненависти затихал медленно, до примирения было ещё далеко. Как сказали бы современные социологи, в годы Гражданской войны и в годы после неё сложилась культура конфронтации, культура конфликтов.

Было бы наивным думать, что бывшие противники примирятся и станут дружно жить в общей семье. Совсем недавно было иное время, иные поступки и образы действий.

Ещё несколько лет назад, во время Гражданской войны, красные полностью выжгли станицу Власовскую. Белые сожгли 40 домов в хуторе Барабанщиковском. В станице Атаманской красные порушили дома казаков Буровых, Карасевых, Ноздриных, пластины и балки пошли на ремонт мостов через реку Сал. Учитель станицы Власовской Кирсан Илюмжинов уничтожил дом своего отца. Сжёг хурул.75

Белые казаки казнили члена Андреевского ревкома Е.С. Горелкина и его жену. После того, как красные заняли хутор Садки, они расстреляли И.И. Попова только за то, что его сын в Степном походе командовал сотней.

Несть числа таким примерам обоюдного вращения кровавого колеса. Люди ещё «не остыли» от боевых действий, поэтому не случайно «бывших» изгоняли из органов управления, подвергали репрессиям.

Новое руководство относилось к казакам, как к побеждённому сословию, лишённому своих былых прав и привилегий. Были собраны акты и заявления пострадавших, составлены списки, где сосредоточили сведения о лицах, служивших у белых — урядников, полицейских, жандармов. Прошла национализация «бесхозных», чаще всего казачьих, дворов. Имелись случаи отказа учить детей казаков в школах.76

Донские калмыки были разорены. У них отбирали строения, разбирали и растаскивали по другим хуторам.

Вовсе не случайно возникло повстанческое движение. В Дубовском районе в разное время это были отряды есаула Г. Андрианова, бывшего красного комбрига Г.С. Маслакова, Киселева, Бровы. Они занимали имения конезаводчиков, оставленные хозяевами, от местных жителей получали практическую помощь — продукты, убежища.

Коммуна «Индустрия», организовалась в конце 1920 года, в неё входили, в основном, жители села Дубовского. В августе 1921 года отряд Г. Андрианова расстрелял руководителей коммуны К.Ф. Ермакова, И.А. Селезнёва, её председателя Р.П. Ивкина и других крестьян. Объединение распалось.

По воспоминаниям И.С. Ковалёва во вновь созданном андреевском кооперативе работало 44 человека, их участок находился на реке Гашун. Два года члены кооператива там работали и каждый раз весь выращенный хлеб забирали повстанцы. Кроме того, они били его отца плетьми, гоняли в балку, имитировали расстрел, затем отпускали.

Председателя Гуреевского кооператива Устина Чернухина живым бросили в колодец.

В станице Андреевской для борьбы с повстанцами создали отряд, было время, когда он находился на казарменном положении. В бою погибли Т.Г. Емелин, Г. Лапин и М. Лавренов. Повстанцы убили Н.И. Ильяшенко, ворвались в станицу, порубили И. Федотова, И. Плетнёва, расстреляли учителя Б.Д. Нефёдова, ветфельдшера Васильева, М. Клочкова, У.А. Федотова. Они захватили представителя окружкома Бровченко и казнили его. Григорий Пирогов, потомок владельца плетнёвских магазинов П.А. Пирогова, убил двоих комсомольцев из станицы Андреевской.

Неоднократно врывался в Дубовский район отряд Г.С. Маслакова. В марте 1921 года численностью около 2000 сабель он совершил прорыв через линию железной дороги на участке станций Ремонтная – Гашун, пытаясь уйти в безлюдные Калмыцкие степи. Захватили село Заветное, а потом вновь вернулись в Дубовский район. 16 марта в ходе столкновений с частями Донкомандования отряд Г.С. Маслакова понёс большие потери, разделился и отступил по трём направлениям. После боя под станцией Ремонтная, рассредоточившись по небольшим отрядам, 5 июля повстанцы взорвали железнодорожное полотно в районе станции Семичная. На следующий день 200 маслаковских кавалеристов с небольшим обозом при девяти фурманках77 и одном пулемёте ворвались в станицу Нагавскую. Здесь они воспользовались паромной переправой, перешли на правый берег Дона в район Цымлянских песков. Последний бой Г. Андриянов принял в 1923 году. Будучи окружённым в казачьем дому, он отказался сдаться. Повстанцы были заживо сожжены.

Тема повстанчества — наиболее острая в дискуссии современных историков. Повстанчество явилось следствием безысходности положения казачества, не пришедшего на поклон новой власти, а также несогласия с политикой продразвёрстки бывших красных бойцов, ушедших в эти отряды. Одно понятно, это был сплав:

— сторонников протеста против политики новой власти,

— просто грабителей, людей лёгкой наживы и разгульной жизни.

Кого в рядах повстанцев было больше, судить сложно. Некоторые исследователи отличали бандитские отряды, деятельность которых сводилась исключительно к грабежам (хотя и не без элементов политического протеста), от повстанческих организаций, выступающих, прежде всего, именно против большевистского режима, ведущих идейную борьбу с режимом.78 Интересно, как градуируют эти авторы степень участия в преступлениях? Если грабили единоличников, то «бандиты», если обирали сельскохозяйственные кооперативы, то уже «повстанцы»?

Повстанцы рассчитывали на подъём народного движения. Однако массового народного недовольства не получилось. С 1922 года повстанчество оказалось в социальном вакууме и превратилось в уголовные формирования. В результате финалом повстанчества стало скатывание к бандитизму.79

Новая власть не собиралась прощать. При выявлении «тёмных страниц» в биографиях предпринималась жёсткие меры. Райкомы партии и комсомола быстро и однозначно реагировали на факты утаивания службы у белых, связи с заграницей. Решения выносились такие: «Вывести Фетисова из состава бюро и комитета комсомола в связи с тем, что он при существовании банды Андриянова имел с ней связь». «Вывести члена райкома Кузнецова, так как в белой армии имел чин урядника, проявил себя в борьбе с Красными частями и имел связь с бандами Андриянова и Куликова».80 С.Г. Калычев был исключён из ВКП (б) за сокрытие при проверке партдокументов истинного положения о своём отце, бывшем атамане. Тот активно боролся против красных, участвовал в казнях партизан, попавших в плен. Потом С.Г. Калычева восстановили в партии, выяснили, что когда отец был атаманом, ему было всего 12 лет.81

Трагические события 1937 года были, в основном, «разборками» внутри правящей политической элиты. Но заодно новая власть репрессировала противников строя — «бывших», оставшихся в живых после войны. Были расстреляны: П.Ф. Алпатов из Кривского, Т.Д. Алимов из Семичного, табунщик из Королёва В.М. Бородин, колхозник из Комарова И.С. Бояринов, конюх из Жуковской станицы В.А. Грудинин, дьякон из Моисеева П.Ф. Андриянов, колхозники из станицы Баклановской В.А. Агеев и А.В. Андриянов, из Андреевской станицы — И.К. Аксёнов, плотник И.Д. Абушинов, завхоз Е.И. Фролов.82 Всем припоминали прошлые прегрешения, уничтожали и сажали тех, кто мог представлять хоть какую-то опасность.

Отголоски давнего противостояния никуда не подевались и в

40-е годы. Через два десятилетия после Гражданской войны донские казаки попытались в составе вермахта и СС вернуть «Казачий Присуд».83 В 1942 году фашисты организовали в хуторе Ериковском концлагерь. И сызнова старое напоминало о бывшем противостоянии. Командные посты в лагере занимали немцы, а вот в подчинении у них были и казаки, и выходцы с Северного

Кавказа, и украинцы, и латыши.84 Научный сотрудник Ростовского областного музея краеведения В. Афанасенко отмечает: «Как это ни горько, но большинство случаев немотивированной жестокости в отношении узников и бессмысленных убийств — как раз на их совести».85

Большинство полицейских, проходивших службу у немцев в Дубовском районе, опять-таки — «бывшие».

Противостояние, начало которому было положено в годы Гражданской войны, продолжалось ещё долго. В 1956 году учительница Моисеевской школы Р.А. Моисеева была представлена за свой 40-летний добросовестный труд к награждению орденом Ленина. При подготовке документов Барабанщиковский сельсовет докладывал райкому о сыне и муже: «Моисеев Валентин Владимирович, уроженец хутора Моисеева Дубовского р-на Ростовской области, происхождение из крестьян-казаков. Отец Моисеев Владимир Хрисанфович, рожд. 1898 г., происхождение из зажиточных казаков — офицер старой армии (юнкер), активный белогвардеец в дни гражданской войны. Эмигрировал за границу с 1920 г. по 1926 год. С 1926 г. по

1941 г. проживал в Дубовском районе...»86

Донской поэт, участник Степного похода, есаул Н.Н. Туроверов в эмиграции написал стихотворение:

Перегорит костёр и перетлеет,

Земле нужна холодная зола.

Уже никто напомнить не посмеет

О страшных днях бессмысленного зла.

Нет, не мученьями, страданьями и кровью —

Утратою горчайшей из утрат:

Мы расплатились братскою любовью

С тобой, мой незнакомый брат.

С тобой, мой враг, под кличкою «товарищ»,

Встречались мы, наверное, не раз.

Меня Господь спасал среди пожарищ,

Да и тебя Господь не там ли спас?

Обоих нас блюла рука Господня,

Когда, почуяв смертную тоску,

Я, весь в крови, ронял свои поводья,

А ты, в крови, склонялся на луку.

Тогда с тобой мы что-то проглядели,

Смотри, чтоб нам опять не проглядеть:

Не для того ль мы оба уцелели,

Чтоб вместе за отчизну умереть?

Увы, и до сих пор не все восприняли эти мудрые слова о событиях 1918–1920 годов. Неспокойно в России, неспокойно на Дону.

Не зря сложили пословицу: «И Тихий Дон спокоен, пока нет команды: “По коням!”» Упаси Господь, сызнова услышать приказ: «Шашки к бою, строй фронт, марш, марш!..»

2015 г.

Категория: Публицистика | Добавил: sarkel (05.06.2015)
Просмотров: 791 | Теги: ВАЛЕРИЙ ДРОНОВ. События Гражданской | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
СТИХИ [221]
стихи, поэмы
ПРОЗА [160]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [88]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 145
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0