Среда, 13.12.2017, 17:52

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

Сирия 1982-1984 годы.

                                                       Предыстория.

Октябрь 1982 года в Бессарабии выдался теплым. Бригада сдавала итоговую проверку за год армейской комиссии. Наш дивизион нес боевое дежурство и проверку проводили самостоятельно. И как-то в один из обычных рабочих дней я пришел домой на обед.  Только взял ложку, раздался телефонный звонок. Звонил дежурный, сообщил, что срочно вызывает  начальник политотдела. Не пообедав до конца, через 10 минут я был в кабинете шефа. Он мне говорит: - Сейчас будешь разговаривать с членом Военного совета армии.(14-ой)

 Никто не знал, по какому вопросу даже проверяющий из политотдела армии, который был в кабинете. Телефонистка соединила нас с Кишиневом, в трубке послышался голос. Я представился: «Товарищ генерал, капитан Егоров по Вашему приказанию».

ЧВС подробно расспросил о семье, как устроены жена и дети , каковы жилищные условия. А в конце задает вопрос: -

Товарищ Егоров. Вы готовы выполнить приказ Родины, партийный и воинский долг?

  Я в ответ: -Так точно, готов. 

-В таком случае, завтра в 9.00 в штабе армии Военный совет, пропуск на вас будет заказан , там все узнаете. Своевременное прибытие обеспечит ваш начальник. Передайте ему трубку - сказал  генерал.

Начальник политотдела  сделал предположение, что это не Афган, туда отправляют по- другому. Проверяющий офицер из армии высказал свою мысль, что это какая- то жаркая страна, скорее всего  это Эфиопия. С такой информацией пришел домой, поделился с женой.

Шеф дал мне свою служебную машину УАЗ-469 и выехал я в столицу Молдавии город Кишинев. Когда зашел в приемную Военного совета, там находились молодые офицеры - политработники. Я спросил, по какому вопросу их вызвали. Они ответили, что отправляют в Сирию. А я подумал: - А меня в Эфиопию.

Вышел секретарь Военного совета и первым пригласил меня. Совет был в сборе, присутствовал командующий, начальники политотдела и штаба армии и другие.  Меня предупредили о неразглашении информации, какую здесь получу.

Затем, кратко обрисовав обстановку на Ближнем Востоке, довели решение ЦК партии и Советского правительства об оказании военной интернациональной помощи Сирийской Арабской Республики (САР).  

В Московском округе ПВО формируются зенитные ракетные полки(ЗРП) С-200. А в нашем объединении на базе ЗРП «Оса» 59 мсд г. Тирасполь будет сформирован дивизион со специальной организационно  - штатной структурой, какой до сих пор не было в вооруженных силах . За десять суток должны получить технику и вооружение, укомплектоваться личным составом и убыть  в распоряжение одного из московских полков для боевого слаживания  на госполигоне Сары-Шаган (оз. Балхаш), с последующей отправкой  в САР.

Задачи перед вами стоят важные и сложные, отправляетесь на войну на один год. И вся ваша работа должна строиться на мобилизацию людей по решению этих задач.

 На вас будут распространяться льготы: по выслуге месяц за три и исходя из этого денежное содержание. Кроме того все семьи офицеров и прапорщиков  получат квартиры, трудоустроят не работающих же, позаботятся о детях.

И вновь прозвучал вопрос, готов ли я. - Так точно! Готов! - был мой ответ. В таком случае Вас назначаем заместителем командира этого дивизиона по политической части.

Потом  по очереди зашли остальные офицеры, замполиты рот, батарей - мои будущие подчиненные. В моем присутствии с ними  прошла та же процедура.

Дали сутки на сборы и чтобы попрощаться с семьей.  Дела и должность я практически не сдавал, обходной не подписывал. Получил предписание, аттестаты, с кем мог попрощался и ушел домой к жене и детям. Оставалось полдня и ночь, и я уезжаю в неизвестность, а они остаются одни. Валя восприняла это с пониманием, как и подобает жене офицера, а дети были маленькие: семь лет Анжеле , она пошла в первый класс, и два года Мише.

                                       Формирование и боевое слаживание

Утром я убыл в Тирасполь. По прибытию представился командиру дивизиона, познакомился с заместителями и офицерами, прапорщиками. Перед нами стояла задача на базе частей и соединений 14-ой общевойсковой армии сформировать дивизион состоящий из:

1.Управления.

2.Батареи управления (взвод управления на вооружении полковой КП со средствами АСУ на БТРах, КШМ и средства связи; взвод радиолокационной разведки на вооружении две РЛС П-19.

3.Двух  зенитно-ракетных батареи  «Оса» АК

4.Зенитно-артиллерийской батареи ( два взвода ЗУ-23-2 всего восемь установок).

5.Мотострелковой роты ( два взвода, десять БТР-60 ).

6.Зенитного ракетного взвода ( четыре отделения по четыре стрелка, ПЗРК «Стрела-3М»).

7.Отделения ремонта и регламента ( ОРиР ).

8.Технического взвода (хранение  проверка, подготовка ракет).

По штатной численности 365 солдат, сержантов срочной службы, 50 офицеров и прапорщиков.

Командиром дивизиона был назначен начальник штаба  ЗРП майор Новоселов В.В. , заместителем  капитан Доценко В. П. , начальником штаба майор Тудос А.П. , заместителем по технической части капитан Шульпин В.В.

В течении  десяти суток полностью справились с задачей комплектования дивизиона личным составом, техникой и вооружением. Причем  батарея управления, зрбатр «Оса», ОРиР и технический взвод получали технику и личный состав из местного полка, а МСР , батарея ЗУ-23-2 и зенитный ракетный взвод  из 83 МСП , 156 ЗРБР и частей армии и округа. Если кто-то думает что это легко и просто – пусть попробует.

Сары-Шаган 1982 год, ноябрь. Командование 220 ЗРП. В центре командир полковник Басс Ю.И. слева направо майоры: Федин Ю.А. – зам по вооружению, Уланов В.А - 1-ый заместитель, Абрамов А.Ф.- начальник политотдела, Лотник В.Т. – начальник штаба.  

Полигон Сары-Шаган ноябрь 1982 года. Политработники 220 зрп .

И уже 4 ноября дивизион начал погрузку на платформы воинского эшелона (ст. Колбасная) для совершения марша ж/д транспортом в район полигона Сары-Шаган.  Батарея ЗУ , МСП и ЗРВ отправились на боевое слаживание  на Бердянскиий полигон ПВО СВ.

А пятого ноября наш литерный поезд помчал нас в казахстанские заснеженные степи. В Целинограде были вечером 10 ноября. Нас посетил военный комендант станции Целиноград и сообщил  о смерти главы партии и государства Л.И. Брежнева.  Довел распоряжения о наших действиях. Утром мы прибыли на станцию выгрузки. Провели траурный митинг - отдавая должные почести руководителю нашего государства.

  На станции наблюдаем следующую картину: при разгрузке с платформы упала ПУ С-200 . Возле нее копошился народ в черных комбезах, стоял кран и два КрАЗа. Руководил всем этим зам  по вооружению полка майор Федин Ю.А. Нас никто не встречал , кроме ж/д коменданта.  Ждали нас позднее.

На снимке майор Тудос А.П. капитан Доценко В.П. майор Новоселов В, В, полковник Басс Ю.И. капитан Егоров А.К. ст. лейтенант Калов А. капитан Ролдугин Ю. В.

Было холодно -до минус десяти, в степи лежал снег. Команда Федина промерзла и устала. Мы их по братски накормили, напоили и обогрели. Юрий Алексеевич и говорит, что мол до вечера  разгрузитесь переночуете , а там за вами приедут и сопроводят до полка. Но у нас было другое мнение. Командир принял другое решение.

Как только нас поставили к рампе, эшелон из 47 платформ разгрузился за 40 минут и построился в линию машин для осмотра и подготовки к совершению стокилометрового марша. «Двухсотчики» во главе с Фединым просто обалдели от такого трюка «пехоты», так они нас называли. Выделили ЗиЛ -131 с радиостанцией и начальником разведки лейтенантом Пуськовым для разведки маршрута. Старшим этой группы поехал я, как один из заместителей командира.

Через два часа мы прибыли в палаточный лагерь на первой площадке. Я доложил командиру полка полковнику Басс Ю.И.  о прибытии и сложившейся обстановке. К вечеру дивизион прибыл на место и разместился в подготовленных тылом МО ПВО  палатках.

Началась усиленная боевая учеба, а со второй недели ежедневные учебные и боевые стрельбы. Помогали специалисты округов, учебных центров и промышленности. Руководил всем этим процессом первый заместитель Главкома войск ПВО генерал-полковник Бочков.

Более месяца продолжалась усиленная боевая подготовка. А затем снова воинские эшелоны и здравствуй город Николаев. Здесь мы окончательно  определились по личному составу, перекрасили технику  в пустынный цвет, переоделись в гражданку довольно хорошего качества.

Приближался 1983 год. Дважды удалось повидаться с женой и детьми – раз Валя приезжала в ко мне, а другой я съездил в Алексеевку на пару дней.

Перед отправкой дивизион посетил командующий КОДВО генерал-полковник Елагин со свитой из начальников управлений и служб округа. Визит принес хорошую материально-техническую помощь. В результате проведенного с нами совещания дивизион дополнительно получил: от управления вооружения –  ЗИПы  для техники; от продслужбы двадцатитонный контейер с консервами; вещевая служба выделила рабочую одежду, сапоги, телогрейки, шапки и постельные принадлежности;  служба ГСМ – дефицитные смазки и две бочки спирта; политуправление округа прислало две киноустановки и около ста фильмов, десять фотоаппаратов «Зенит» и две полевые фотолаборатории, материалы и принадлежности для оформления наглядной агитации. Все это нам здорово пригодилось.

                 Кратко о военно-политической обстановке в регионе.

Летом 1982 г. израильское руководство приняло решение о вторжении в Ливан. Цель операции, вылившейся в очередную арабо-израильскую войну, — разрушение военных структур Организации освобождения Палестины в Ливане и оказание помощи христианским силам в захвате политической власти в стране. В качестве объектов нападения были намечены также сирийские части в долине Бекаа.

К началу боевых действий на юге Ливана находились вооруженные отряды палестинцев, а также три отдельные бригады и два отдельных воздушно-десантных полка Сирии. Антиизраильская группировка насчитывала 42 тыс. чел., 318 танков, 836 орудий, минометов и 477 установок реактивной артиллерии, более 500 противотанковых орудий, зенитно-ракетные комплексы.

Для решения наступательных задач израильское командование создало группировку сухопутных войск в составе двух усиленных бронетанковых дивизий, насчитывавших около 30 тыс. чел., 420 танков, 470 орудий и минометов и до 100 единиц противотанковых средств. Поддержка наземных войск с воздуха возлагалась на группировку из 180 боевых самолетов и вертолетов.

6 июня израильская авиация двумя массированными налетами (по 120 самолетов в каждом) нанесла удары по аэродромам и стационарным средствам ПВО на территории южного Ливана. 9 и 10 июня она практически уничтожила сирийскую авиацию и мобильные средства ПВО. Следует сказать, что ВВС Сирии к тому времени располагали достаточным количеством современной боевой техники. По сведениям официального Дамаска, с 6 по 11 июня сирийские летчики только на самолетах МИГ-23 выполнили 52 самолето-вылета и провели 7 воздушных боев. Они сбили 6 самолетов противника и потеряли 6 своих. Двенадцать сирийских летчиков погибли, а четверо катапультировались 77.

Еще в октябре 1980 г. между СССР и Сирией был заключен договор, один из пунктов которого гласил: «Если третья сторона произведет вторжение на территорию Сирии, то Советский Союз будет вовлечен в события». Естественно, речь шла об Израиле. Дамаску твердо обещали, что уже в ближайшем будущем Сирия сможет самостоятельно, без поддержки арабских стран, противостоять Израилю и даже, в случае необходимости, воевать с ним. Для этого, разумеется, требовались колоссальные поставки в САР советской военной техники, причем на льготных условиях. Однако осуществление их всячески тормозилось. Советское руководство рассчитывало, что в обмен на военную помощь и поддержку Сирия даст согласие на строительство на ее территории в районе Латакии — Баниаса советской военно-морской базы, для 5-й советской средиземноморской эскадры. Именно в Средиземном море в июле 1981 г. прошли совместные советско-сирийские учения, завершившиеся высадкой советского десанта морской пехоты. Это были первые и единственные столь крупные маневры, в которых совместно с войсками СССР участвовала армия страны, не входящей в Организацию Варшавского Договора. Только 8 апреля 1982 Москва согласилась с мнением официального Дамаска о нецелесообразности строительства советской базы на сирийском побережье. [478]

В Москве располагали достоверными данными о готовящемся нападении Израиля на Ливан. На этот случай в штабе Главного военного советника в Сирии генерал-полковника Г. Яшкина разрабатывались планы операций сирийских вооруженных сил, которые, по замыслу, должны были не только оказать косвенную поддержку 30-тысячному сирийскому контингенту в Ливане, но и быть готовыми к самостоятельной оперативно-стратегической деятельности.

6 июня в 14.00, фактически заручившись согласием ливанского правительства, израильские войска вторглись в южный район страны.

В середине сентября у побережья Ливана начали сосредотачиваться военные корабли США, Англии. Франции и Италии, а США в ультимативной форме предложили Сирии покинуть Ливан. На ливанское побережье они высадили морских пехотинцев, а часть сил ввели в Западный Бейрут. В сложившейся обстановке СССР необходимо было сделать для Сирии нечто большее. В конце октября 1982 г. посол В.И.Юхин и главный военный советник Г.П.Яшкин были вызваны в Москву. После докладов о сложившейся обстановке в Москву пригласили сирийское руководство, и в нашей совместной деятельности наступил новый этап. Прибывшая сирийская делегация во главе с президентом X.Асадом провела переговоры с участием Л.И. Брежнева, Н.А.Тихонова, Ю.В. Андропова, Д.Ф, Устинова, А.А. Громыко, Н.В. Огаркова. Главным итогом этих переговоров было решение о переброске в Сирию советских воинских подразделений ПВО.

В Сирию для защиты её воздушного пространства от возможных бомбардировок израильтянами были направлены 2 советских зенитно-ракетных полка ПВО дальнего действия - 220-й с техническим дивизионом и 231-й, вооружённые ЗРК С-200В (SA-5 Gammon) двухдивизионного состава с боекомплектом 96 ракет 5В28, в каждом полку был третий смешанный дивизион войсковой ПВО со своими средствами разведки, двумя батареями «Оса» , батареей ЗУ 23-2 , зенитным ракетным взводом ПЗРК «Стрела-3М»,  мотострелковой ротой на БТР-60 . Вертолётный отряд РЭБ и наземные части РЭБ. Количество советских военнослужащих, вероятно, в пределах 5-6 тыс. человек. Тут же СССР довёл до сведения США и Израиля, что «не допустит резкого смещения военного баланса» в регионе.

                                              Передислокация в САР.

Так мы оказались в круговерти ближневосточных событий. Первый транспорт с техническим дивизионом и подразделениями обеспечения прибыл под покровом ночи в порт Тартус 10 января 1983 г. Остальные 5 транспортов подошли в последующие дни. Уже 23 января 220-й зенитно-ракетный полк ПВО дальнего действия под командованием полковника Баса Ю.И. (в июне его заменил подполковник Тетерев И.И.) сосредоточился в районе Думейр, в 40 км западнее Дамаска и заступил на боевое дежурство.

Вскоре прибыли и другие воинские части: 100-й вертолётный отряд РЭБ развернулся на столичном военном аэродроме, а подразделения наземной РЭБ – на Голанском плато и в долине Бекаа.  К 1 февраля в 5 км восточнее Хомса развернулся 231-й ЗРП под командованием полковника Покровского С.Б.

 Мы вышли 10 января вторым караваном судов. Техника и вооружение на сухогрузах и судах типа  Рр-ро , а личный состав полка на круизном теплоходе «Украина».

Через пять дней прибыли в сирийский порт Тартус. Во время плавания мы жили как туристы в хороших каютах, питались в ресторанах.

В Тартусе   на палубу краном выгрузили большие тюки с военной формой сирийской армии. Мы переоделись, из трюма под бассейном достали стрелковое оружие и боеприпасы, вооружились. И сошли на берег. Арабская земля встретила нас своим ни с чем ни сравнимым запахом.

Затем разгрузка и совершение марша на подготовленную позицию. Дивизион сразу начал выполнять боевую задачу – прикрывать полк в ходе разгрузки и на марше.

Совершив многокилометровый марш, полк прибыл на заранее подготовленные позиции приступил к переводу в боевое положение. А наш дивизион приступил к несению боевого дежурства по охране и обороне позиции полка.

Думейр. 1983год. Новоселов В.В. Егоров А.К. Ведерников А.И. Калов А.Б. Хамитов Р.Ф. с офицерами 2-й батареи.

О том, как мы служили в Сирии воспользуюсь и процитирую статью командира 220 ЗРП полковника Тетерева И.И. 

Заняв боевые порядки на заранее подготовленных в инженерном отношении позициях (в районе г. Дамаск - 220-й и г. Хомс - 231-й), полки приступили к выполнению боевой задачи по противовоздушной обороне САР. Организовали самооборону боевых порядков и приступили к практической подготовке боевых расчетов сирийских полков, предварительно прошедших первоначальное обучение в Учебном центре ЗРВ ПВО СССР. По предложению Министра Обороны САР и решению нашего Главного военного советника в мае 1983 г. "в целях экономии ракет" боевую задачу по уничтожению нарушителей типа беспилотных самолетов-разведчиков зенитными ракетными комплексами "Оса-Ак" сняли. В случае войны полки во взаимодействии с частями ПВО Сирии имели задачу по отражению нападения на страну пребывания.

Личный состав полков, находясь вдали от Родины, в неимоверно трудных климатических и моральных условиях, достойно и самоотверженно выполнял поставленную задачу. Сроки готовности полка к открытию огня составляли: в дневное время - 1,5 и ночью - 3 минуты. Круглосуточное посменное дежурство несли все, начиная с командира полка.

Согласно разведывательной информации и оценке обстановки на КП полка, до нашего прибытия израильская авиация нагло и практически беспрепятственно ежедневно совершала по 60-80 боевых вылетов. Управление происходило из самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и наведения (ДРЛО) типа "Хокай" и АВАКС.

После заступления на боевое дежурство и выхода в эфир радиолокационных средств полка полеты АВАКСов и "Хокай" над Ливаном и вдоль сирийской границы сразу же прекратились, резко сократилось число нарушений границы САР беспилотными самолетами-разведчиками. Самолеты ДЛРО от боевых порядков полков теперь держались на удалении более 250 км. Существенно сократилось общее количество самолетовылетов истребительной авиации Израиля, как и полетов вдоль сирийской границы, над долиной Бекаа. Истребительная авиация противника могла действовать в небе Сирии только на средних и больших высотах, тем самым став отличной мишенью для наших полков.

Немногим более восемнадцати месяцев боевой расчет полка находился в этих боевых порядках, а провел около тридцати тысяч целей. Боевые расчеты КП полка, зенитных ракетных дивизионов С-200, "Оса-АК" (командир майор В. Новоселов), технического дивизиона (командир подполковник Н. Ковальский), стартовых батарей, зенитно-артиллерийской батареи ЗУ-23-2, зенитно-ракетного взвода "Стрела-3" получили "крещение" боем не на словах, а на практике. Начальники Генерального штаба,,оперативного управления Генерального штаба, первый заместитель главкома, начальник штаба ЗРВ ПВО, и другие военные руководители при посещении в 1983-1984 гг. подтвердили необычайно высокий уровень слаженности боевых расчетов

                                        В целях защиты подразделений территорию боевого порядка полка в два ряда через 10м огородили колючей проволокой. Внутри размещались малозаметные проволочные препятствия (МЗП) с сигнальными световыми противопехотными минами, установленными на неизвлекаемость. Снаружи по периметру на расстоянии 300-500 метров от проволочного ограждения размещались оборудованные посты стрелков сирийского батальона десантников. Внутри по периметру несли службу 17 постов мотострелковой роты, вооруженной пистолетами, автоматами, ручными пулеметами, при наличии 4-х БМП. В полку большое внимание уделялось организации отражения ударов наземного противника, отработке отдельных элементов обороны, маневру силами, усилению наиболее опасных и уязвимых участков. За организацию наземной обороны в полку отвечал заместитель командира полка подполковник В. Уланов.

   

И развединформация, и передачи радио "Голос Израиля" сообщали не раз о вероятности высадки вертолетного десанта против нас. Опасность была реальной. Получали мы предупреждения о возможных происках и от Главного военного Советника генерал-полковника Г. Яшкина, его заместителя генерал-майора А. Колесова. С учетом этого личный состав полка проявлял высокую бдительность и нес службу с большим напряжением. Надолго останется в памяти тот случай, когда люди самоотверженно противостояли реальной угрозе их жизни.

Одна из особенностей нашего пребывания там состояла в том, что все военнослужащие круглосуточно имели при себе личное оружие. По прошествии определенного времени со стороны отдельных воинов стали проявляться случаи вольности и неосторожного обращения с ним - отсюда и несчастные случаи и ранения.

С чувством большой благодарности воины полка относились к медицинской службе (начальник медслужбы капитан О. Новоселов, хирург майор И. Лазарь, врач-стоматолог старший лейтенант В. Акимов). Хирург успешно справлялся с лечением пулевых ранений, проведением в полевых условиях операций по удалению аппендицита. За время пребывания в Сирии был случай смерти солдата из-за сердечной недостаточности. Здесь врачи, к сожалению, оказались бессильны. Не все смогли перенести такую жару.

Личный состав полка приложил немало усилий к практической подготовке боевых расчетов сирийского полка. Это способствовало тому, что сирийский полк, оснащенный ЗРК С-200 (командир полковник А. Дуканджи), при проверке комиссией от 220 ЗРП и управления ПВО САР, успешно выдержал испытания. После чего в октябре 1984 г. самостоятельно заступил на боевое дежурство.

Между нашими и сирийскими воинами установились теплые и дружеские отношения. На совместном торжественном собрании в связи с завершением выполнения боевой задачи советскими специалистами и заступлением на боевое дежурство сирийских полков ПВО добрые чувства выразили все выступавшие. Исключительно высокую оценку боевой работе полков при этом дал представитель высшего руководства - начальник генерального штаба ВС САР корпусной генерал А. Туркмани. Он еще раз подтвердил то, что ранее неоднократно отмечали руководители республики и вооруженных сил Сирии. В адрес советских воинов прозвучали слова благодарности от президента X. Асада и министра обороны корпусного генерала М. Тласа, однажды посетившего полк. Около 80% личного состава полка получили ордена, медали САР и ценные подарки. Командирам советских полков министр обороны М. Тлас лично вручил высший офицерский орден республики - орден Признательности Заслуг, наградное холодное оружие - палаш, а также именные часы от президента.

Успешно выполнив боевую задачу, 220-й ЗРП передал боевую технику сирийской стороне и в середине октября 1984 г. вернулся на Родину. Высокое морально-политическое состояние личного состава полка позволило успешно выполнить правительственное задание, за все время пребывания в командировке поддерживать крепкое состояние воинской дисциплины, организованно возвратиться домой, не посрамив славы советских воинов и нашего боевого оружия.

 Совместно  с 231 ЗРП и подразделениями РЭБ мы с честью выполнили свою интернациональную миссию и во взаимодействии  с ПВО, авиацией, сухопутными войсками Сирии остановили эскалацию напряженности, установив на долгие годы мир на Ближнем Востоке. Подавляющее большинство воинов за образцовое выполнение задания Правительства, мужество и героизм награждены орденами и медалями СССР и САР.

 В октябре-ноябре 1984 г. полк выведен на Родину и расформирован.   О нас просто забыли, что мы выполняли интернациональный долг, судя по нашим личным делам , все это время мы находились не Сирии , а  в Московском округе ПВО и никакого правительственного задания не выполняли. А обещания Военных Советов армий и округов отправлявших нас в спецкомандировку остались пустыми словами. Нас не признают интернационалистами, не посчитали льготную выслугу лет,  как обещали притом директивно и т. д.

Я, как и многие из нас награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» третей степени и сирийскими наградами.

По моей инициативе и при активном участии  Тетерева И.И. Новоселова В.В. Лотника В.Т. Козака , Хамитова Р.Ф. и многих других к 25-летию вывода наших полков мы  (кто мог и кого нашли) собрались в Переславле-Залесском . Встреча получилась яркой и волнительной. Создали общественную ветеранскую организацию полка. Начали задавать официальные вопросы  Президенту, правительству, Госдуме о нашем статусе т. п. Ни одного вразумительного ответа не получили. Сплошные отписки, как это умеют делать наши чиновники.

О нашем пребывании в САР написаны книги, статьи сняты телефильмы, а для госчиновников всех уровней мы там не были.

Хорошо написал в комсомолке по этому вопросу полковник Виктор Баранец: «Давно ходит среди служивого люда вот такая самодельная и недобрая поговорка: - Как в бой посылать - она Родина-мать, а как расплатиться - не мать, а волчица».

До сих пор таят обиду многие российские офицеры и солдаты, которые в свое время принимали участие в боевых действиях на территории Таджикистана, в других горячих точках бывшего СССР и мира. А законодатели, несмотря на горы жалоб и резонных претензий, делают вид, что у них нет оснований для внесения поправок в законы. Недавно я получил письмо из Екатеринбурга - от полковника в отставке Виктора Полякова. Он и многие его сослуживцы в составе советских полков ПВО в 1983 - 1984 годах принимали участие в боевых действиях на территории Сирии (отражали удары авиации Израиля). За образцовое выполнение задания правительства, мужество и героизм, проявленные в боях, десятки солдат и офицеров были награждены орденами и медалями. После возвращения полков на Родину их расформировали, а в личных делах офицеров записали - в 1983 - 1984 годах проходил службу в Московском округе ПВО. А все другие документы - засекретили. Да так, что до сих пор концов в архивах Минобороны найти не могут. А может быть, не хотят? В целях экономии. 

Но участников и свидетелей тех событий осталось еще много. И вот уже более 25 лет они не могут добиться, чтобы те два боевых года были засчитаны им положенным образом. Но прежде надо внести поправки в закон «О ветеранах» (перечень государств, городов, территорий и периодов боевых действий с участием граждан РФ). Иначе странно получается: боевые государcтвенные награды у людей есть, а на войне они словно и не были...»

 В октябре 1984 года сдали  технику арабам и также как прибыли морем, морем и вернулись на Родину в тот же порт, только судно называлось «Латвия». Начинался новый этап в нашей жизни.

На этом заканчиваю эту главу.  Чтобы описать все пережитое в то время надо написать отдельную книгу. Возможно, я этим и займусь, если ничто не помешает.

Категория: Публицистика | Добавил: Zenit15 (31.01.2016)
Просмотров: 1210 | Теги: егоров, Сирия | Рейтинг: 3.8/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [232]
стихи, поэмы
ПРОЗА [170]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [92]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 153
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0