Понедельник, 26.06.2017, 09:59

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

Николай Курченко - "33-я Гвардейская стрелковая дивизия"


                 

В середине августа окруженная на западном, правом, берегу Дона группировка советских войск прекратила свое существование. Начались бои на ближних подступах к Сталинграду. Теперь Паулюс ставил своей армии, казалось, последнюю на пути к цели задачу: овладеть перешейком между Волгой и Доном севернее Калача.

21 августа 6-я армия форсировала Дон на участке от Песковатки до Трехостровской, захватив плацдарм шириной до 45 километров. До Сталинграда ей оставалось пройти каких-то 60 километров.

С юго-запада, из района Абганерово, на город наступала 4-я танковая армия Гота, она была всего лишь в тридцати километрах от его окраин. Одновременными ударами этих двух армий должен был осуществиться вновь утвержденный Гитлером план захвата Сталинграда 25 августа 1942 г. с окружением 62-й и 64-й общевойсковых армий в междуречье Волги и Дона.

Главный удар армии Паулюса с плацдарма у Песковатки по-прежнему сдерживала 62-я армия. В ее составе были две свежие стрелковые и остатки обескровленных на правобережье Дона дивизий. Среди них и разобщенные группы 33-й гв. сд, переправлявшиеся через Дон от Пятиизбянского (южнее Калача) до Сиротинской. Располагающие после переправы в лучшем случае только легким оружием, эти группы продолжали бои с наступающим противником в примыкающих к Сталинграду с запада Калачевском и Городищенском и в более северном Иловлинском районах Сталинградской области.

  

Севернее Сталинграда с оборонительными боями через Качалинскую и Котлубань до Ерзовки прошли подразделения 33-й гвардейской, объединенные подполковником Барладяном.

23 августа у поселка Рынок совершил прорыв к Волге немецкий 14-й танковый корпус, который не привел к захвату Сталинграда с севера, но поставил точку в военной карьере его командира (см. стр. 48). Группа Барладяна этим же прорывом была отрезана от основных сил 62-й армии и продолжила боевые действия в составе 4-й танковой армии.

К сожалению, только анализ воспоминаний ветеранов позволяет сегодня предположить, что сборный пункт в Прудбое, на левобережье Дона, объединил группы Утвенко, Спицына и более мелкие, отходящие на Сталинград, в одну, в сводках армии называемую 33-й гв. сд. Она вела бои на рубежах рек Карповка и Россошка западнее Сталинграда на внешнем оборонительном обводе, у станции Алексеевна.

В тот же печально известный в истории Сталинградской битвы день 23 августа 1942 г., над позициями дивизии эшелонами по 30-40 самолетов часами пролетали асы «Люфтваффе», подвергшие Сталинград варварской бомбардировке, по потерям мирного населения превзошедшей даже Хиросиму. «Асы» совершили в этот день почти 2000 самолето-вылетов.

Писатель С.Г. Мирзоян, ветеран дивизии, в своих книгах пишет, что в эти дни рубеж обороны дивизии у Алексеевки проходил по так называемым «Ворошиловским позициям» периода гражданской войны (оборона Царицына).

Военный комиссар 84-го гвардейского стрелкового полка, а затем и 33-й гв. сд Илья Васильевич Жданов, участник обороны Царицына, а перед Великой Отечественной войной работник Сталинградского обкома ВКП (б)*, рассказал бойцам дивизии о событиях тех критических для молодой Советской республики лет.

Как в 1942 г. Сталинград для Паулюса, так и в 1918-м Царицын стал местом главного удара 85-тысячной белоказачьей армии генерала П.Краснова, поддерживаемой германскими интервентами.

  

Совпадали, в принципе, цели вермахта в 1942 г. и контрреволюционеров в 1918 г. - это захват бакинской нефти, хлеба юга России и, как итог, гибель Страны Советов.

Одним из организаторов обороны Царицына был И.В.Сталин, в 1925 г. город получил его имя.

...Разгромила белоказаков Краснова 10-я армия К.Е.Ворошилова, созданная в ходе боев из отрядов царицынских рабочих, донецких шахтеров и украинских крестьян. Остатки белоказаков (не более 15 тысяч сабель) отошли за Северский Донец.

Сам генерал Краснов скрылся у своих германских хозяев и вновь появился на Дону, как нетрудно догадаться, с новым приходом немцев в Россию.

К сентябрю остатки дивизии отступили за городской обвод. Здесь, на окраине Сталинграда, К.Симонов неожиданно встречает Петра Болото, теперь уже младшего лейтенанта, будущего Героя Советского Союза: «Хотя почему, в сущности, неожиданно? Такой человек, как он, и должен был оказаться здесь, в Сталинграде. Именно такие, как он, защищают сегодня город. И город держится, вопреки всему, среди развалин, огня и крови».

Ситуацию в начале сентября начальник штаба 62-й армии Н.И.Крылов охарактеризовал так: «Борьба переносилась к стенам города, а за его северной окраиной гитлеровцы прорвались уже к самой Волге. Но, преодолев шестьдесят километров междуречья, враг был (хоть и не сознавал еще этого) так же далек от поставленной им себе цели, как и шесть недель назад, когда он выходил к большой донской излучине. Кому теперь не ясно, что значили эти недели для конечного исхода Сталинградской битвы?»

Отводом советских войск на городской обвод закончилось оборонительное сражение на ближних подступах к Сталинграду (10 августа -12 сентября 1942 г.).

Результатом этого сражения стал срыв плана немецкого командования по захвату города ударом двух армий (6-й и 4-й танковой) к 25 августа. И хотя эти армии соединились все-таки друг с другом, но не на берегу Волги, взяв в кольцо сразу две советские армии, а западнее Сталинграда. Задуманный немецким командованием «котел» в междуречье Дона и Волги не состоялся. ...Дивизия еще числилась в составе армии стрелковым соединением и на11 сентября, по армейским сводкам, в своих рядах насчитывала 864 человека (без группы Барладяна, отсеченной от армии). В условиях уличных сталинградских боев ее теперь уже постоянно некомплектные подразделения оказывались в сводных отрядах из разных дивизий и бригад или сливались, например, с 10-й дивизией войск НКВД, сражавшейся практически по всему городу, растянувшемуся на сорок километров вдоль Волги. Не сумевшие (по той или иной причине) переправиться на левый берег вместе с дивизией бойцы вливались и в подразделения 13 гвардейской стрелковой дивизии (генерал-майор А.И.Родимцев).

Вот почему ветераны 33-й гв. сд вспоминают свои бои в Сталинграде

и в южной части города — у элеватора, в поселке Ельшанка, и в его центральной части — у железнодорожного вокзала, дома специалистов, на Мамаевом Кургане и у центральной переправы, а также у завода «Красный Октябрь».

Один из боев в Сталинграде описывает командир роты бронебойщиков 33-й гв.сд Герой Советского Союза гв.капитан Д.И.Шамура' в статье «Противотанковое ружье на подоконнике» в армейской газете «В атаку». Умело выбрав позиции в кирпичных зданиях городских кварталов, бронебойщики без потерь подожгли пять вражеских танков и обеспечили тем самым успешную контратаку нашей пехоты.

Упорные бои шли не только за каждую улицу, но и за каждый дом, за каждую пядь русской земли. ...Не оценить степень усталости этих дошедших до Сталинграда и оставшихся на передовой бойцов.

И хотя в душу солдата заглянуть, конечно, невозможно, и «до глубины истинной никогда не докопаться никому», даже в самый критический период Великой Отечественной войны (а историки и считают таковым июль-сентябрь 1942 г.), солдаты своей страны, истекая кровью, пряча свои головы в полыни донских степей или за обгоревшими камнями Сталинграда, не потеряли главного — внутренней ориентации, веры в осмысленную жертву, в праведность своего дела.

...Остатки разбитых советских дивизий, насчитывающих в своих рядах буквально сотни человек и практически потерявших боеспособность, отправлялись в глубокий тыл для переформирования.

Приобретенный в жестоких боях опыт этих последних сотен бойцов делал боеспособными вновь сформированные соединения, сохранял традиции дивизий.

Вывод бойцов 33-й гв. сд из Сталинграда на левый берег Волги был назначен на 14 сентября 1942 г. (по воспоминаниям ветеранов дивизии Д.П.Травкина и В.Г.Суховеева). И именно в этот день немцы нанесли сильнейший удар в сердце города, обороняемого полуокруженной и прижатой к Волге обескровленной 62-й армией.

Паулюс бросил на ее позиции семь дивизий, до 500 танков и 1000 орудий с мощной авиационной поддержкой. К концу дня фашисты прорвались к городскому вокзалу, подобрались к центральной переправе и буквально заполонили улицы города.

Для отражения штурма командарм-62 В.И.Чуйков пустил в ход последние резервы, штабисты и бойцы заградотрядов сражались на передовой.

Положение могла спасти только экстренная переправа в осажденный город «свежей» 13-й гвардейской стрелковой дивизии (командир - Герой Советского Союза генерал-майор А.И.Родимцев), сосредоточенной к этому времени на левом берегу Волги, в районе поселка Красная Слобода.

Ситуация была настолько критической, что переправу пришлось начать, не дожидаясь ночной темноты.

В 17.00, при ярком дневном свете на бронекатерах, буксирах и баржах первые отряды 13-й гв.сд пересекли почти километровую Волгу, прикрываясь от артобстрела и бомбежек только слабой дымовой завесой и немногочисленными истребителями.

Бойцы, чудом уцелевшие при переправе, прямо с катеров и лодок бросались в атаку. В жестоком рукопашном бою гвардейцы Родимцева отбили у немцев мельницу, возвышавшуюся над Волгой, и обеспечили защиту переправы.

...Обратными рейсами эти же, не потопленные еще вражескими бомбами и снарядами, бронекатера и лодки забирали с правого берега раненых из прибрежных госпиталей и медсанбатов, а также выведенных из боя гвардейцев 33-й сд.

Под непрерывным обстрелом и бомбежкой центральная переправа стала местом встречи двух дивизий-сестер, рожденных третьим воздушно-десантным корпусом (1-го и 2-го формирования). Одна дивизия, обескровленная двухмесячными боями, убывала из Сталинграда Для отдыха и пополнения. Вторая, только что пополненная после летнего отступления на Дону, выгружалась на правом берегу Волги, в Сталинграде, чтобы сражаться здесь до победного конца битвы.

Эту встречу на огненном берегу великой русской реки трудно назвать случайной. В Сталинградской битве участвовали десять таких родственных гвардейских стрелковых дивизий, переформированных из воздушно-десантных корпусов, созданных Красной Армией до июля 1942 г.

Первой на пути гитлеровских полчищ, рвущихся к Волге, встала 33-я дивизия, четыре из них (13-я, 35-я, 37-я и 39-я), особо отличившиеся в боях на ближних подступах и в самом Сталинграде, были награждены орденами боевого Красного Знамени.

На протяжении всей Великой Отечественной войны в этих дивизиях свято поддерживались традиции воздушно-десантных войск.

...21 сентября 1942 г. 33-я гвардейская стрелковая дивизия была исключена из состава 62-й армии Сталинградского фронта. Закончилось ее участие в обороне Сталинграда. Потери дивизии за этот период составили почти 9,5 тысячи человек.

Пунктом сбора дивизии на левом берегу Волги был определен хутор Рыбачий.

                                                          * * * 

«Тогда считать мы стали раны,                                                                                         товарищей считать».

Собравшая на сборном пункте в Рыбачьем всего лишь 1044 своих бойцов и командиров (это из 12,5 тысячи, начавших бои в большой излучине Дона) дивизия по железной дороге была переброшена в Тамбовскую область на станцию Рада. Для переформирования и пополнения она разместилась в поселке Трегуляй, где ранее находились лагеря Тамбовского кавалерийского училища.

После двухмесячных почти непрерывных кровопролитных боев в иссушенных зноем донских и приволжских степях, в сожженных кварталах Сталинграда тамбовские сосновые леса и рощи, тихая речка Цна казались настоящим земным раем.

Здесь дивизия в общем числе пополнения приняла в свои ряды почти 4000 моряков Тихоокеанского флота и курсантов военных училищ - молодых, красивых и сильных парней, на год моложе оставшихся в строю и уже начавших седеть «ветеранов» - десантников, побывавших в ожесточенных боях под Сталинградом.

Командиры и политработники, не теряя времени и не покладая рук, занялись обучением и воспитанием личного состава, им помогали «ветераны» - и сами учились, и обучали пополнение тому, чему успели научиться в боях, а научились они к этому времени уже очень многому.

Петр Болото, к примеру, не только возглавил школу стрелков-бронебойщиков*, но и сам старательно осваивал новую для него специальность пулеметчика.

На стрельбищах от зари до зари гремели разнокалиберные выстрелы, ревели моторы на полигонах. Особенно тщательно отрабатывались приемы борьбы с вражескими танками, приемы ближнего боя.

Гвардейцы обучались мастерству разведки, технике проделывания проходов в проволочных заграждениях и минных полях, строительству полевых укрытий. Ежедневно, в любую погоду проводились пешие марш-броски с полной выкладкой на 10-15 километров, начинающиеся с неизменной песни «Эх, махорочка, махорка...», раз в неделю совершались суточные 30-40-километровые переходы.

Комдив ставил задачу научиться ходить на суворовских 60 км в сутки (и вскоре это умение бойцам дивизии пригодилось). Боевой учебой занимались в поле по 12-14 часов в сутки, треть этого времени отводилась на ночную подготовку.

Дивизия Утвенко, как бы в подтверждение его высоких командирских качеств, показывала лучшие результаты на учениях своей 2-й гвардейской общевойсковой армии, формируемой в районе городов Тамбов, Мичуринск, Моршанск и Раненбург.

По комплектации личным составом и боевой техникой можно было предположить, что Верховное Главнокомандование отводит этой армии особую роль в предстоящих сражениях.

На митинге, организованном в дивизии в конце сентября, нашей 33-й предстояло первой из гвардейских соединений Красной Армии обсудить и принять проект законов советской гвардии.

На митинге нужно было также познакомить вновь прибывших бойцов с боевым путем дивизии, подвести итоги минувших боев, разобрать ход боевой подготовки.

Александр Иванович Утвенко, рослый, с круглым лицом и украинским говорком полковник, ставший командиром 33-й гвардейской дивизии в середине июля 1942 г., рассказал о том, как гвардейцы героически сражались с многократно превосходящими силами противника, встав заслоном на пути главного вражеского удара в самые первые дни Сталинградской битвы.

За два месяца боев дивизия уничтожила тысячи немецких солдат и офицеров, подбила и сожгла более 100 танков.

Один за одним выступали участники боев под Сталинградом.

Здесь, на митинге, о поединке четырех бронебойщиков с тремя десятками немецких танков, ставшем известным всей Красной Армии и вселившем веру в надежность советского оружия, бойцы дивизии впервые услышали от самого Петра Болото, представленного за этот бой к званию Героя Советского Союза.

Командир роты автоматчиков гвардии лейтенант И.С. Лебедев, еще в первых боях с вражескими десантами на Таманском полуострове заработавший всеобщий авторитет, рассказал о пленении штаба немецкой мотомехчасти в Чернышевской, о разгроме уже в последних боях целого фашистского батальона, когда сама рота потеряла только 14 человек убитыми и ранеными.

«А почему так получилось? Да потому, что мы не боялись немцев, - не они нас искали, а мы их выслеживали и навязывали бой, били внезапно, умением, а не числом». Тут Лебедев привел в пример красноармейца своей роты гвардии рядового Комиссаренко: « Это на него навалился целый взвод немцев. Подтверждая гвардейскую заповедь «И один в поле воин...», Комиссаренко не упал духом, он тотчас пустил в дело свой автомат и противотанковые гранаты. И бой закончил тем, что один уложил около двух десятков немцев...»

Вспомнил Иван Сергеевич и о своей «малой Родине», оккупированном врагом Донбассе: «Здесь кто-то говорил, что он получил письмо из дому. Мне неоткуда получать письма и некому их посылать. В моем доме немцы. И у меня дома никто не ждет моих писем, потому что моя семья, если она жива, знает, что мои письма не дойдут до нее. Моя семья ждет не писем — она ждет меня. Она ждет, чтобы я пришел и освободил ее от немцев, чтобы я убил немцев, стоящих на моей дороге, и победителем прошел по всей нашей земле, захваченной немцами. И здесь я не один такой, здесь много таких. Наши семьи, тысячи и десятки тысяч других советских семей ждут нас, товарищи, они ждут нас в слезах и крови! И мы должны положить все свои силы на то, чтобы вернуться к ним, потому что иначе нет и не будет нам прощенья».

«Ветераны» дивизии, часто еще безусые, говорили о тяжелых испытаниях, выпавших на их долю, о пройденных на восток почти двух сотнях километров, о потерях товарищей, клялись отомстить за их гибель: «Мы шли на восток, а глаза наши смотрели на запад...»

Комиссары, полковые и батальонные, доложили о заметном росте рядов коммунистов из числа бойцов, отличившихся в боях на подступах к Сталинграду. В годы войны званием коммуниста гордились*. Тогда коммунисты первыми поднимались в атаку.

«Мы вышли из этих боев с честью, не посрамив своего гвардейского знамени, - продолжил митинг комдив. — А что такое гвардейское знамя? Оно тогда гвардейское,- когда осеняет головы людей, совершивших гвардейские подвиги».

Газета «Красная Звезда» 2 октября 1942 г. рассказала о митинге 33-й гв. сд и впервые опубликовала законы Советской Гвардии: «Там, где наступает гвардия, - враг не устоит; там, где обороняется гвардия, - враг не пройдет.

—                   Закон гвардейцев — биться до последнего патрона. Нет патронов — кулаками, зубами вцепиться в фашистскую глотку, но не падать на колени перед врагом.

  Закон гвардейцев: у врага оружие забирай, а со своим не расставайся ни при каких условиях! Воин без оружия, что без рук.

- Что такое гвардейский подвиг? Это значит убить врага и остаться в живых самому, а если умереть, то дорого отдать свою жизнь.

-  Если гвардеец умирает, он оружие из рук не выпускает; оно у него и у мертвого на врага направлено.

—  Тот не настоящий гвардеец, кто не убил ни одного фашиста.

- В старину говорили: один в поле не воин. Неверно это! Когда гвардеец сражается по-гвардейски смело и с умом, он и один в поле воин. Он устоит против десятка фашистов.

- Закон гвардейцев - настойчиво учиться в ходе боев, изо дня в день повышать свое воинское мастерство».

На всю страну со страниц «Красной Звезды» прозвучали слова, сказанные командиром дивизии А.И.Утвенко в заключение митинга: «Через тяжелые бои мы прошли и тяжелые бои нам предстоят. В этих боях мы должны приумножить славу нашей Гвардии. А немцы - о немцах мы скажем так: далеко они сюда зашли - в этом наша вина, но не будет им отсюда возврата — это наш долг».

Митинг завершился присягой пополнения у боевого знамени дивизии.

...Время на переформировании под Тамбовом пролетело быстро. Все части и подразделения дивизии были полностью укомплектованы личным составом, техникой и.вооружением. А бойцы и командиры сменили свои трехлинейные винтовки и наганы образца 1895 г. на новенькие автоматы ППШ и пистолеты ТТ, с ног до головы оделись в шерстяное белье, свитера, валенки и полушубки, меховые шапки.

Перед отправкой на фронт, в начале декабря 1942 г., дивизия вновь насчитывала в своих рядах почти 12,5 тысячи человек, из них 900 коммунистов и 2800 комсомольцев. Сформированная в начале пути многонациональной, теперь дивизия на 95% состояла из русских и украинцев.

Командование 33-й гвардейской стрелковой дивизии: командир дивизии - генерал-майор А.И.Утвенко;

начальник штаба дивизии — гв. полковник Д.Н.Александров;

заместитель командира дивизии по политической части   гв. полковник Н.И.Расников (после упразднения института военных комиссаров и политруков в армии и на флоте 9 октября 1942 г.) Командиры гвардейских стрелковых полков:

84-го — гв. майор Л.Д.Карида;

88-го — гв. подполковник Д.В.Казак;

91-го - гв. майор А.Д.Епанчин.

Командир 59-го гв. артполка - майор А.И. Харламов. Дивизия вошла в состав сформированной здесь же, на Тамбовщине, 2-й гвардейской армии.

Категория: Публицистика | Добавил: sarkel (24.04.2013)
Просмотров: 1793 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
СТИХИ [221]
стихи, поэмы
ПРОЗА [164]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [88]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0