Четверг, 27.07.2017, 07:43

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » Публицистика

ИГОРЬ ЩЕРБАКОВ. "Эхо победной весны"(1)

                    ОГНЕВАЯ ПОДДЕРЖКА ПЕХОТЫ И ТАНКОВ

  Федор Васильевич Вапничный всегда охотно шел на контакт с молодым поколением, и потому был частым гостем в школе № 13, в детском саду «Росинки». Рассказывал о боевом прошлом честно и откровенно — как есть, с душой, и потому его слушали так внимательно. Вырастают патриоты тогда, когда видят перед собой живой пример настоящих стойкости, мужества и героизма.

                             

  Родился наш герой в Одессе 12 декабря 1925 года. Но коренным одесситом стать не успел — как только закончилась служба на военном флоте у главы семьи, переехали на родину отца в украинское село Абрикосовка, что было в Каменец-Подольской области. Своими абрикосовыми садами оно, действительно, славилось в округе. А потом обосновались в другом селе -- в Гуменцах, там отец получил работу от управления железных дорог. Поселились на окраине, жили в небольшой служебной будке.

  Только тридцать километров было до границы, и потому война ворвалась в их жилище стремительно и внезапно. Гуменцы оккупировали мадьяры - союзники немцев. У порога залаяла собака, и сразу же раздался выстрел. Бедное животное в последний раз заскулило — так оккупант показывал, кто здесь хозяин. Второй солдат, увидев детей, навел на них свою винтовку, благо, в третьей мадьяре что-то человеческое проснулось, и он резко отвел ствол рукой в сторону. Оккупанты были разочарованы: забирать в семье было нечего — так бедно жили.

Вскоре появилась в селе и немецкая администрация.

Именно она занялась угоном молодежи на работу в Германию. По списку старосты вызвали на такие сборы и Федора. Был уже 1942 год.

  Собрали примерно двести человек со всех окрестных сел, под конвоем погрузили в вагоны для перевозки скота и повезли на запад. Доставили в Варшаву, а оттуда — в Австрию, в альпийское предгорье. Занимались посадками пихты и уходом за лесными насаждениями. Так прошел почти год. Вскоре все это так надоело, что твердо решил бежать. Хромой немец, приставленный к ним надзирателем, не представлял собой полноценной охраны, и вот ранним утром, пока все спали, Федор спустился с чердака и двинулся вдоль трассы по лесам на восток. Стремился попасть на железнодорожную станцию и спрятаться в каком-нибудь вагоне, идущем в нужном направлении. Вот только не обратил внимания на попавшуюся по пути бричку с немцем, видимо, он и доложил куда следует о подозрительной личности. Примерно через час услышал за спиной лай собак. Двое вооруженных немцев его догнали быстро, но, к счастью, овчарку не отпустили с поводка. По иронии судьбы привели как раз на ту станцию, на которую и стремился попасть. Только сел уже не в вагон, а в австрийскую тюрьму. Кого там только не было — немцы, русские, поляки, чехи и даже англичане. В камере долго не задержался: через две недели его и еще двоих погрузили в машину и отправили в концлагерь. Здесь, за рядами колючей проволоки, было еще больше представителей разных народов. Но больше всего было русских. Заключенных постоянно гоняли на тяжелые работы.

  В один день произошло ЧП - Вольнонаемные гуцулы, которых заманили на работу обещанием больших денег, обиделись на немцев, что их плохо кормят, и стали бросать в своих хозяев все то, что им предлагали съесть. Немцы вынуждены были вызывать подмогу, и в этой неразберихе Федор оказался в толпе гуцулов. Восставших решили разбить на группы и развести по разным сторонам. Так арестант Вапничный оказался в группе, которую повезли на восток. Вот почти уже и родные места. И снова мысли о свободе...

  На этот раз побег удался. Выпрыгнул из вагона и спрятался в лопухах, выждал время и потом стал подальше уходить от станции. Теперь он был очень осторожен - больше не хотелось попадать в лагеря. К осени 1943 года весь ободранный и изголодавший, наконец, добрался до родного порога. Затаился, был тише воды и ниже травы, а через несколько месяцев в село вошла наша армия. Через три дня после этого вновь заработал военкомат. Вскоре братья Вапничные получили повестки. Брат Николай почти сразу попал на фронт. Вскоре его в одном из боев тяжело ранило очередью из автомата, и он был комиссован. А Федор и его друг детства Янек Ильницкий попали в знаменитые Гороховецкие лагеря во Владимирской области. Там и приняли присягу.

  В один из дней всех вывели на плац и предложили выйти из строя тем, кто хочет стать танкистом. Федор и Янек шагнули чуть ли не первыми. Но таких набралось почему-то не так много — человек пятнадцать. Многие боялись танков. Так и оказался в танковой учебной части и стал овладевать мастерством наводчика. Готовили там экипажи танков Т-34 и самоходных установок СУ-76. Благодаря меткости Вапничного даже ставили в пример сослуживцам. А потом отправили в город Горький, где получали боевую технику, погрузили новенькие самоходки на платформы и — на фронт!

  Разгружались уже в Польше. Там и появились первые потери. Налетели немецкие самолеты, стали бомбить. Загорелась на платформах техника. Необстрелянные танкисты ринулись в озерные камыши, но некоторые так там и остались...

  Их 2-й Белорусский фронт, которым командовал маршал Жуков, шел все дальше на запад. Вот река Одер, а за ней — Германия. Чувствовался накал сражений. Каждый свой город немцы старались превратить в крепость, мобилизовывали все население. Здесь и пригодились их самоходки. СУ-76 были огневым сопровождением .наступающей пехоты и танков. Прошли те кровавые первые годы войны, когда на огневые точки бросали и бросали цепи пехоты. Теперь была слаженность действий. Пулеметные гнезда засекали и расстреливали орудиями самоходок. Вот из окна выпустили фаустпатрон, и сразу туда посылает снаряд Вапничный. И выстрелов приходилось делать много — казалось, что стреляли почти из каждого подвала, из каждого проема окна, с каждого чердака. Немецкие города от залпов наших орудий пылали. Потом въезжали в город и видели результаты своего огня: развороченные укрепления, кругом трупы немцев. И вспоминалось, какие враги были так недавно, когда он смотрел на них через колючую проволоку.

  Запомнился один бой. Наш танк американского производства, самоходка Вапничного и тачанка с пулеметом получили задание войти в немецкую деревню. Вдруг по ним с окраины открыли огонь. Вышли на сближение, стали снаряд за снарядом посылать по траншее, где засели немцы. Огонь оказался эффективен, они стали выскакивать из укрытия, и тут их накрыл огонь из пулемета тачанки. Тогда немцы поняли, что пришел «капут», пора сдаваться. Вверх подняли руки примерно шестьдесят человек.

  Пришлось поохотиться и на «тигра». Этот грозный тяжелый немецкий танк был серьезной машиной. Его пушка могла поражать нашу бронетехнику на большом расстоянии, в то время как у него была очень крепкая  лобовая броня, и наши снаряды ее не могли пробить. Шли колонной, и вдруг выстрелы. Три наших танка, шедших впереди, встали подбитыми. Место, откуда «тигр» вел огонь, засекли и послали разобраться с ним две самоходки, в том числе и машину Вапничного. Одна самоходка застряла в болотистой местности, и к чаще, где засел в засаде «тигр», скрытно подошла только одна самоходка, где наводчиком был Вапничный. Несколько выстрелов произвел, вроде попал. Удостовериться не получилось: дали команду снова встать в колонну и вперед на запад, на Берлин. Больше никто не стрелял, значит, все же подбили «зверя». Объехали наши подбитые Т-34. Машины дымились, танки стояли с задраенными люками. Значит, экипажи полностью погибли.

  Вскоре случилась беда с его другом Янеком, который воевал на другой самоходке, рядом. Его машину подожгли фаустпатроном, а он остался внутри. Спасла его молоденькая девчушка-санитарочка. Через дверь в корме самоходки ринулась в огонь и вытащила Янека. Только так и не узнали ее имя. Друг сильно обгорел. Через много лет, вернувшись после многолетней службы, Федор Васильевич увидит своего друга детства и боевого товарища. Мало что напоминало красавца Янека. Лицо и руки обгорели местами до костей, мало помогла пересадка кожи.

  Досталось и Федору Вапничному. Накрыли их самоходку ответным артогнем, повредили машину, а его самого ранило осколком в грудь, вдобавок получил еще и контузию. Но от госпитализации отказался, перевязали в санчасти — и снова в строй.

  Берлин все ближе и ближе, а сопротивление немцев -ожесточеннее. Оборонительные сооружения вблизи Берлина были мощные, но здорово помогли «Катюши» и дальнобойная артиллерия. Постоянно бомбовые удары наносили и наша авиация, и авиация союзников. Вошли в Берлин как в ад.

  Все вокруг горит, гудит, грохочет, взрывается, обваливается. Уже после боев, когда увидел гражданское население — берлинцев, не мог понять, как они сумели выжить.

  От дома к дому, улица за улицей. Автоматчики прижимаются вплотную к танкам и самоходкам. Те их спасают броней, а они не дают поджечь их фаустпатронами. Не верится до сих пор, что удалось выжить в этой мясорубке. Но подразделение, где служил Вапничный, шло не к рейхстагу — была поставлена другая цель в другом секторе Берлина. Но все равно логово врага удалось увидеть чуть позже, когда после отгремевших залпов их повезли на «студебекере» как на своеобразную экскурсию. Все стены и колонны рейхстага были в надписях — места свободного не было. Некоторые были так высоко, что не мог понять, как можно вообще забраться на такую высоту. Поэтому и не смог засвидетельствовать своей надписью пребывание там. Все от радости стреляли вверх, когда пришло известие о победе. Выпустил из своего штатного ППШ все 72 патрона и Федор Васильевич.

  Потом вывели из поверженной Германии. Вначале в белорусский городок Осиповичи, затем — на Кавказ. Сменил оружие: вместо самоходчика стал минометчиком. Поступил в военное училище, но потом понял, что знаний не хватает: успел окончить только шесть классов. После, уже на гражданке, окончит и восемь классов, и техникум.

  Комиссовали в 1949 году как инвалида третьей группы. Все эти годы мечтал увидеть свою любовь — Елену, с которой вместе учился еще в школе. Но нашел ее не у себя на родине, а в далеком северном Архангельске. Туда она поехала за своим отцом, репрессированным еще в 1937-м. Понятно, что никаким «врагом народа» он не был, зато был талантливейшим агрономом и даже там, на Севере, умудрился развернуть хозяйство в парниках и теплицах по уникальным собственным проектам. Лагерное начальство прониклось и предоставило свободу действий, однако как только срок закончился, все равно не отпускали. Вот и пришлось семье к нему переехать. Хотя и далеко это было, но приехал за ней солдат-победитель.

  Поженились и вместе прожили 61 год! Со стороны на них смотрели и радовались — какая гармоничная супружеская пара, сколько любви друг к другу в их глазах. Вырастили двоих сыновей. К одному из них и перебрались в Волгодонск. Работал в автотранспортном управлении, был членом парткома, председателем комитета ветеранов войны — тогда в его составе было 42 человека.

                            ___________________________________

Категория: Публицистика | Добавил: Zenit15 (31.07.2015)
Просмотров: 636 | Теги: освободитель, победитель., великая отечественная война, солдат | Рейтинг: 4.3/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [222]
стихи, поэмы
ПРОЗА [164]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [88]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0