Среда, 13.12.2017, 17:39

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » ПРОЗА

Валентина СТАСЮК. Рассказы.

ЕСЛИ БЫ КАЖДОМУ - МИЛОСЕРДИЕ

Пенсионерка Анна Федоровна сидела на лавочке возле своего двора и спокойно смотрела на прохожих. Вот детишки пробежали гурьбой из школы, вот ребята повзрослее, наверное, старшеклассники, а может, из тех, что учатся рядом в училище. А вот воркующая молодая мама со своим малышом. «Пальчик болит, - жаловался малыш, - возьми на ручки». «Ну и хитренький ты у меня». - ласково говорила мама, а сама, целуя ребенка, уже поднимала его. Подошла соседка, села рядышком, вздохнула. «Отдыхаешь?» -спросила она Анну Федоровну. «Нет, на молодежь смотрю, люблю наблюдать за ними, свою молодость вспоминаю. Все говорят, что она у нас не такая. А я, думаю, и мы в своё время такими были: такие же шаловливые, шустрые, неугомонные, не обходилось и без фокусов, шкодили по садам, за что доставалось от родителей. Одевались, правда, похуже да еда была другой».

Так сидели соседки вместе, рассуждали, перебирали в памяти свои молодые годы. Нелёгкими они были. Вспомнились и первая любовь, и свадьбы, скромные да весёлые. Вспомнила Анна, как готовила ей мать «приданое», продав корову, да как они со своим мужем ютились в небольшой кухоньке.

Дважды строились, а помогать некому было: отец погиб

на фронте сразу в сорок первом, у матери, кроме неё, еще пятеро - мал мала меньше, а свёкор не очень-то хотел принимать молодых в свою хату, мало приданого дали. Муж жалел и любил молодую, красивую и добрую жену. Были у Аннушки, всем на зависть, две косы: русые, длинные, тяжёлые, с завитками. Помнит, как поливала свой огород возле речки, а с того берега кричала знакомая женщина: «Аня, покажи бабам, какие у тебя косы, а то они не верят». Улыбалась Аннушка, отмахивалась рукой от назойливых девчат и ласково ворковала со своими маленькими дочками, приучала их к труду. Муж работал от зари до зари, старался заработать, чтобы основательно встать на ноги. Дети часто просыпались утром и спрашивали об отце, скучали. Зато каким праздником становились выходные дни. Крик, шум, детский смех, шутки. Всегда дом был полон гостей. Собиралось порой их столько, что и посадить было негде. «Анна, чем ты их кормишь?» - спрашивала суровая и нелюдимая тётка Татьяна. «Да вот всем хватает, никто не уходит голодным», - смеялась в ответ хозяйка. Была она мастерицей на все руки. Умела вкусно готовить и угощала всех, кто приходил в гости.

Шло время. Анна Федоровна старалась воспитать своих дочек такими же добрыми, отзывчивыми, учила делиться последним куском хлеба. Девочки незаметно выросли, выучились, вышли замуж, имеют своих детей, внуков. Сколько радости приносят они бабушке (дедушка не дожил до этого счастливого дня). Не забывают они свою любимицу, приезжают в гости, радуются вместе с бабушкой, доверяют ей самые сокровенные тайны. А она старается уже во внуках воспитывать добро, милосердие. «Никогда не отвечай на зло злом, - учит она. - Не будь злопамятным, умей прощать человеку всё».

Трудно иногда приходится жить в наше время с такими принципами. Об этом говорили ей дочки не раз. И когда она порой в чём-то упрекает их. особенно когда не умеют за себя постоять, они всегда говорят ей о том. что такими их воспитали и другими они уже стать не смогут.

Да, доброта и милосердие так нужны нам сейчас в нашей сумасшедшей жизни. Но, наверное, не каждый может воспитать эти черты характера, да и много ли мы видим доброго и хорошего вокруг себя сегодня? «Представь себе, -говорила баба Аня как-то своей внучке, - если бы не было в мире зла. если бы каждый человек был милосерден к ближнему, как бы мы хорошо все жили, в мире и согласии». А может, она и права, наша Аннушка?

 

КОЛЮШКА-ЧУДИК (Юмореска)

Так уж водится на Руси исстари, что почти в каждой деревне есть свои «чудики». О них рассказывают байки, они всегда в центре внимания. Жили и у нас в хуторе такие весельчаки. Одного из них любовно звали Колюшка от имени Коля.

Был он коренастый, плотный крепыш, рыжий, кудрявый и весь покрытый конопушками. Всегда при разговоре размахивал руками, кричал, дико «ржал», рассказывая какую-нибудь весёлую историю. И было от природы у него ещё одно, что заставляло обращать на него внимание, - он часто моргал глазами, особенно когда волновался или злился.

И вот всё. чем наделил его господь, приводило окружающих в такой восторг, что все были от него без ума. Часто случались и с ним разные истории, которые потом передавались из уст в уста от мала до велика. И, увидев своего героя, мужики подтрунивали над ним. приговаривая: «Коль, ты расскажи-ка лучше, как сам впереди лошади бежал» или «Знаем-знаем, как это было, ты бы лучше объяснил, как от страха через забор перемахнул и без штанов остался... ха-ха-ха». А Колюшка отмахивался от них, как от назойливых мух, и бежал домой, где он был незаменимым хозяином.

Держал хозяйство, заботился о матери, воспитавшей его с помощью своих родных братьев и бабушки. Называли его маму все на хуторе по-доброму - «сеструня» (от слова сестра). Так это прозвище и осталось за ней на всю жизнь. Все, малые и старые: «Сеструня пошла» или с удивлением: «Неужели сеструня?». Колюшка, как и все, нередко шумел и громко звал мать: «Сеструня, иди, сено привезли, разгружать будем». Ну. а в хуторе говорили: «Колюшка сеструнин пошёл». А фамилии как будто никто и не знал.

И вот однажды с вечера он на речке поставил сетки для рыбы. Река в том месте была глубокая, но не широкая. Утром он побежал (ходить медленно он не умел), чтобы проверить свой улов. Недалеко за речкой был лес, где уже несколько лет действовал заповедник (заказник). Вдруг Колюшка увидел. что с того берега вошёл в воду лось и медленно поплыл вдоль сетки к другому берегу. Очевидно, где-то в зарослях заброшенных садов находилась лосиха с лосёнком. Колюшка в этот момент думал только о своей сетке. Он бегал по берегу, махал руками, ругал лося, старался каким-то образом вернуть его назад, но все тщетно... Лесной красавец уверенно доплыл до берега и двинулся на обидчика. Тот сначала опешил, потом, резко набирая скорость, пустился наутёк. Лось ринулся за ним.

Можно себе только представить это зрелище. Колюшка «рванул» напрямик через заросли вишни, тёрна, впереди стояла старая груша. Вмиг очутился наш рыбак на верхушке. А грозный лось бил ногой по земле и «садил» головой по стволу дерева. «Ну что, догнал, а. догнал?» - еле выдохнул из себя парень. Лось покружил вокруг и скоро скрылся в зарослях.

«Фу, пронесло», - подумал герой и попытался спуститься на землю. Но не тут-то было, ведь груша-то старая, со своими зловещими колючками. Изодравшись в кровь, разорвав свои «шмотки», он наконец-то достиг ногами земли и сразу же, не успев охнуть, увидел недалеко знакомую фигуру... Лось, казалось, поджидал его. Колюшка, пробежав несколько метров, перемахнул через колючий из акации забор своих соседей, в несколько прыжков миновал старый сад, упал в балочке в грязь, выскочил на тропинку во двор. Мигом «влетев» в кухню соседки, насмерть перепугал её.

- Тю, чертяка, - крикнула Нюра. - где тебя носило?

Нюр, Нюр, ты знаешь, паразит, гнался за мной лось, чуть не убил, вот паразит, затараторил Колюшка, выпаливая без конца своё любимое ругательное слово. Он стал, прерывая дыхание, объяснять соседке, что с ним случилось, вытирая кепкой пот с лица. Вдруг он заорал не своим голосом:

- Ой. ой, паразитство. Нюраааааааа...?!

Женщина, окончательно перепугавшись, побежала за мужем, который был где-то во дворе.

- Иди быстрей, отец. Колюшка чёкнулся, видно, сильно перепугался...

Муж вбежал в кухню и бросился к соседу:

- Коль, ты чего? Что ж ты закрылся, олух такой?

Он рванул кепку и всё понял: чудак наш носил в кепке крючки для рыбалки. Когда он хотел ею вытереть лицо, один из крючков впился ему в губу, вот и орал он от боли, а не от перепуга...

Долго возился сосед, пока не освободил пострадавшего от крючка. А Колюшка надолго запомнил своего обидчика, который бросился на защиту своего семейства. Такая вот история приключилась.

 

РОДИТЕЛЬСКИЙ ДОМ - НАЧАЛО НАЧАЛ

Вечерело, солнце лениво уходило за горизонт. Дул приятный ветерок, а вокруг небольшого пруда, где Сергей любил иногда порыбачить, простиралась степь с её ковылём, чабрецом, запахом полыни и трелями жаворонков. Любил он выходные, когда можно расслабиться, побыть одному вдали от дома, от этих бесконечных людских забот, суеты. В такие дни он сам. а иногда с друзьями, норовил убежать на рыбалку, без которой не мыслил себя вообще. Вот и сегодня,

сделав все домашние дела, выслушав очередное ворчание жены и улучив момент, очутился на берегу пруда. Часто бывало так, что приезжал он и вовсе без рыбы, но отдохнувший душой и сердцем.

Солнце совсем спряталось. Поймал несколько рыбёшек и, тихо опустившись на землю, полулежа на боку, смачно закурил сигарету и посмотрел вдаль на степь. Красиво!

Разве мог он когда-то подумать, что будет здесь жить и работать. Пожалуй, если бы даже нагадала цыганка, он бы не поверил никогда. А случилось именно так.

Родился он в городе, когда отец с матерью, сами деревенские жители, решили попробовать «прелести» городской жизни да пожить как люди, а не быкам хвосты крутить в селе. Бабушка Сергея не могла реагировать спокойно на такое безрассудство и каждый раз, когда молодые приезжали в гости, талдычила одно и то же: «Чёрт знает, что придумали, уехали из дома и слоняются, как неприкаянные, да еще с ребёнком маленьким. Сколько дома работы и хата своя. Старая уже я стала, самой не управиться. Езжайте домой, хватит», - бурчала она, недовольно поглядывая на невестку, виня во всех грехах её, а не сына. Разве такую жену она сыночку хотела предложить, и что он в ней нашел? Бабка грызла потихоньку сына, пока он. в конце концов, не сдался. «Да и правда. Рая, давай вернемся, работать будем и заживём не хуже других», - говаривал он ночами. Рая была женщина молодая, энергичная, не гнушалась никакой работы, за что и уважали её. Что делать? Она согласилась, и в течение недели, получив расчёт, семья перебралась в деревню. Только потом, спустя время, Раиса поняла, что совершила большую глупость.

Бабка не могла успокоиться, что в невестках не соседская Мария, а «иногородняя», и всё время бунтовала. Рая с головой ушла в работу. За заботами она и не заметила, как муж, Николай, стал возвращаться домой всё позже, а затем и вообще забыл о своей жене, будто и не было её вовсе. Тяжело переживала это молодая женщина, но не винила она почему-то мужа в этом. Знала, без свекрови не обошлось. К этому времени у молодых подрастали два сына. Мать, в силу своих обязанностей, мало внимания уделяла им, а отец всегда мальчишкам ближе, да и бабушка «зудела» им на уши какой у них отец - «орёл»! А о матери бабка всегда с недовольством отзывалась.

Так продолжалось несколько лет. Односельчане жалели Раису, доверяли ей ответственные участки работы, знали, если поручат - всегда исполнит да с душой.

Николай в один из дождливых дней сильно простудился, получил воспаление лёгких. Здоровье подводило его. Он смотрел на жену и удивлялся тому, сколько у неё терпения и сил, другая бы женщина давно ушла. А Рая ухаживала за ним, как будто ничего не случилось. Серьёзные осложнения после простуды дали о себе знать. Надежды на выздоровление не покидали всех, но, увы... Не суждено было выжить Николаю. Он умер в расцвете сил. Раиса не могла этого пережить. Долго «убивалась» о нём, а потом вдруг запила. С работы приходила пьяная, злая. Крики и её пьяная брань скоро надоели ребятам, и они ушли жить к бабке. Так и подросли они у старухи, у которой уже не было на них сил. С потерей сына она еще больше обрушилась на невестку, обзывала ее последними словами, а Райке было уже давно всё равно. Водка сделала её равнодушной ко всему, даже к детям. Нашла она мужичка, вышла за него замуж, и стали они пить вместе, ни о чем не думая.

Мальчишки понимали: гибнет мать у них на глазах, но ничего не могли сделать. А самое обидное для них было то, что она совсем забыла о сыновьях. Так и осталась эта боль в сердце на всю жизнь. Старший Сергей ушёл в армию. После твёрдо решил домой не возвращаться. Уехал строить новый город, где встретил свою жену. После рождения первой дочери семья переехала на родину жены, в Ростовскую область. Да так и остались здесь жить. Родилась вторая дочурка. В общем, всё как у людей.

Совсем стемнело. Сергей долго ещё сидел задумавшись.

Появилась на небе огромная луна и красиво отразилась в водной глади пруда.

«Да, засиделся», - вдруг встрепенулся он. Нехотя подошёл к своей машине, бросил рыбацкие снасти и мелочь-рыбёшку, захлопнул дверцу и медленно покатил по наезженной дорожке в деревню. «Как быстро летит время. Неужели не хочется матери взглянуть на своих внучек?» -пронеслось у него в голове. Он знал, что жена писала матери письмо, посылала фотографии втайне от него, а потом призналась ему. Но никто на письмо так и не ответил...

Сергей подъезжал к дому. Осветил фарами скамейку возле забора и увидел супругу и дочек, которые тут же бросились к машине: «Папуля, почему ты так долго? Пойдем кушать, мы тебя заждались», - щебетали они, обхватывая на бегу отца и прижимаясь к нему. У Сергея потеплело на душе. Взяв девчонок за руки, он направился в дом, который ждал его и звал призывно светящимися окнами. Большой, просторный ... его дом.

 

ИСТОЧНИК СЧАСТЬЯ - СЕРДЦА ДОБРОТА (На житейских перекрестках)

 

Так уж случается в жизни, что не в каждой семье звучит детский смех, мирно разбросаны игрушки, висят детские вещи. Не было детей у Ивана с Юлей, хотя прожили они уже немало, готовились отметить серебряную свадьбу. Для Ивана не существовало в мире женщины лучше, чем его жена. Часто, вспоминают соседи, в какой-нибудь компании, на свадьбе или просто в праздники, говаривал Иван: «Вот смотрю я, бабы, на Юлю и вижу, чувствую, что лучше её нет! Что спеть, что пошутить, что пожалеть - нет милее её. А уж как плясать пойдет - так сердце не нарадуется». Так говорил он, и глаза его сияли радостью и любовью. А бабы поддакивали и недоумевали: что в ней особенного? Обыкновенная, как все, вовсе не красавица. И доброй завистью завидовали этому счастью. Люди они были хорошие, отзывчивые, делились со всеми последним куском хлеба. За щедрое сердце и ценили их односельчане.

Сидели как-то женщины вечером на завалинке, обсуждали новости, и Юля ненароком обронила: «Решили мы с Ваней ребёнка на воспитание взять, что ж самим-то век коротать, когда сирот столько вокруг». Все долго молчали, переглядывались. Кто-то не поверил, кто-то одобрил, а большинство удивились такому решению, так как возраст был не подходящий.

Прошло немного времени. Видели соседи, как подъехала повозка к дому Ивана, а у Юли на руках был большой свёрток. Осторожно опустила она свою ношу на руки мужа, и, торжествуя, огляделась вокруг. Так в доме Самохваловых появился Вовка. Рыженький, маленький, требующий к себе большого внимания.

Незаметно прошел год. За это время много воды утекло. Перенёс тяжелую операцию отец семейства. Появилась в их доме ещё одна женщина - тётка Ивана. У неё не было детей, а здоровье не позволяло жить одной. Вот взяли её к себе, жалко было.

Как-то в разговоре с соседями прозвучали слова Ивана, полные тревоги о том, что Юля всё чаще жалуется на своё здоровье. Нужно было вести её в район на обследование. Когда же Иван узнал диагноз - земля ушла из-под ног. Приговор звучал безжалостно - рак. Трудно передать, что пережил мужчина, глава семьи в эти, пожалуй, самые тяжёлые дни в своей жизни. Его любимая и дорогая Юля таяла не по дням, а по часам. Не было сил смотреть ей в глаза, а тем более на маленького Вовку, который еще ничего не понимал, лопоча свои первые слова.

Никого не щадит смерть, вырывая из жизни молодых и пожилых, злых и добрых, дорогих и близких нам людей. Не пощадила она и Вовкину мать. После похорон Иван долго не мог найти в себе силы. Только плач сына отрезвлял его.

«Володенька, сынок. - приговаривал он, - как же мы с тобой жить-то теперь будем?» Соседи со всех сторон твердили, чтобы отправил он мальчишку в детский дом. Но Иван твёрдо и окончательно решил: «Никогда! Только вместе». Он бежал на работу, справлялся по хозяйству, находил время ухаживать за больной тётей и играть с сыном.

Шло время, кто-то посоветовал Ивану «посватать» одну женщину. Жила она в соседнем хуторе. Когда умерла её сестра, оставив троих детей, Паша, так звали женщину, взвалила на себя эту тяжёлую ношу. Замуж она так и не вышла. Работала, воспитывала детей, помогала стареньким родителям. В округе знали её как хорошую хозяйку, добрую, трудолюбивую.

Не сразу вошла она в дом Самохваловых. Но, наверное, всё решил Вовка. Когда она впервые появилась во дворе, он быстро засеменил ножонками, приговаривая: «Мама. мама».

Так обрёл малыш новую маму. Иван - хорошую, заботливую жену. Кто знает, как привыкали они друг к другу. Но все были уверены, что тётка Паша стала Володе настоящей матерью. Переживала она и за его здоровье, и за учёбу. На проводах в армию сказала: «Служи, Вова, хорошо и знай, что дома тебя очень ждут твои папа и мама». Перед отправкой в военкомат втроём ходили они на кладбище, на могилу Юли.

Первые письма, первые фотографии, слёзы радости над ними.

Спустя два года встречали односельчане Вовку все вместе. Сияли глаза Ивана и Паши, и радовалось этому событию всё село.

 

Категория: ПРОЗА | Добавил: Zenit15 (22.11.2017)
Просмотров: 122 | Теги: Валентина Стасюк | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [232]
стихи, поэмы
ПРОЗА [170]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [92]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 153
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0