Вторник, 21.11.2017, 20:11

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » ПРОЗА

Любовь АРХИПОВА-УРАЛЬЦЕВА. Рассказы (6)

Помчится ль легендарная тачанка?

В музее заповедника «Ростовский» Орловкого района Ростовской области прошла Всероссийская конференция «Сохранение и популяризация донской породы лошадей в России». В ней приняли участие представители ВНИИ коневодства России и руководители крупнейших конных заводов из Ростовской и Волгоградской областей и Калмыкии. Орловский район представляли глава администрации Ю.В. Харенко, исполнительный директор ООО «Конный завод «Донской» – инициатор конференции И.Н. Медянников, тренер конного отделения детско-юношеской спортивной школы А.А. Соловьёв, директор Орловского казачьего кадетского корпуса Ю.А. Пустовой.

Приветствуя участников конференции, Ю.В. Харенко сказал, что наш район известен своими традициями, и неслучайно первое подобное мероприятие проводится именно здесь. Разведением лошадей в далёкие годы занимался ещё колхоз «Родина». Полноправным его преемником считается ООО «Конный завод «Донской». Занимаются разведением лошадей верховой породы и фермеры С.В. Бондаренко и В.Н. Михайлюк, а Ю.И. Терегеря разводит тяжеловозов. Про лошадей донской породы как-то незаслуженно подзабыли, но в настоящее время эта ошибка исправляется: в «Донском» уже содержатся 40 дончаков, и есть надежда, что их численность возрастёт. Ведь такие лошади нужны и детско-юношеской спортивной школе (здесь в данном направлении запланировано провести ряд мероприятий), и – особенно – казачьему кадетскому корпусу: какой же казак без коня? Юрий Викторович выразил надежду, что конференция найдёт позитивные решения многих волнующих вопросов.

Донская порода – это наша гордость, наша история. Как пишет кандидат сельскохозяйственных наук, старший научный сотрудник ВНИИ коневодства М.И. Киборт, «обидно, что сегодня она, как и многие другие отечественные породы, оказалась в тяжёлом положении: донского коня и не найдёшь нигде, кроме как непосредственно в конных заводах. Порода держится и прогрессирует лишь благодаря энтузиазму людей, причастных к её судьбе, их острому чувству ответственности, ясному пониманию того, что время всё расставит по своим местам». Это мнение целиком разделяет регистратор донской породы ВНИИ коневодства РФ Анна Николаева:

– История нам не простит потери донской лошади. Самый первый конный завод был основан атаманом Платовым. Дончаки были созданы для войны. Это на них защищали Отчизну и в Первую мировую, и в годы Великой Отечественной. А теперь самая распространённая порода превратилась в самую редкую: племенное ядро сегодня – это 200 кобыл на всю Россию! Часть племенного ядра собрана в конных заводах имени Будённого, «Донском», в Волгоградской области и Калмыкии. Кобыл донской породы никто не продаёт. Чтобы сделать дончаков популярными, была задумана выставка «Золотая лошадь».

Как сказал представитель Федерации джигитовки РФ по Ростовской области И.В. Красниченко, «конный спорт – не праздная забава. Донская лошадь создавалась для оружия. Её генофонд сейчас в частных руках (в России не осталось ни одного государственного конного завода), и надо думать о будущем, которое обязано быть хорошим. Явление – донская лошадь – должно распирать нас от гордости». Но это явление нам ещё предстоит осознать.

Начальник конной части ООО «Донагро» (Казачий конный завод) из Волгоградской области И.П. Крицкая поделилась своими достижениями:

– У нас сейчас более сотни донских лошадей. Мы начинали с нуля. В дончаках привлекает выносливость и неприхотливость. Научились полностью сохранять кобыл и молодняк. Уже реализуем жеребчиков  в Московскую и Омскую области, но пока интересуются энтузиасты, приобретают для души. Жаль, что до сих пор люди считают эту лошадь злобной. Да, она была такой во время войны, но сейчас жеребята растут добрыми, дружелюбными, ласковыми.

И.В. Красниченко дополнил:

– Лошадь – это зеркало владельца. Дончак грубости не прощает. Очень умный!

Директор конного завода им. С.М. Будённого Д.П. Камфарин охарактеризовал так:

– Это потомки боевых лошадей, которые выручали своих хозяев в тяжёлых военных условиях. Это качество бесценно и в спортивных состязаниях: если жокей ошибётся, лошадь его сможет выручить. Хорошо, что в настоящее время создан комитет по спортивному коннозаводству, который поможет откорректировать взаимодействия в развитии донской породы – её не надо относить к «мохноногой крестьянской лошадке»!

– Это порода верховая, а ведь её даже пытались отнести к мясосальной! Свою задачу сегодня коннозаводчики видят в улучшении экстерьера, двигательности, характера животного. Первые большие успехи уже есть – дончак Тунгус на Московских состязаниях стал победителем среди пятилеток в прыжковой дисциплине. Чтобы закрепить удачи, надо возродить скаковые испытания дончаков. Сегодня на рынке сбыта в основном любители скачек, следовательно, там полуторагодовалые лошади нужны ежегодно. Для того чтобы была здоровая конкуренция, надо создать ассоциацию коннозаводчиков, объединить любителей донских лошадей. Ведь сегодня и выставка «Золотая лошадь» держится на одних плечах, – сказала Анна Николаева.

От романтики, что неотделима от прекрасных животных, участники перешли к земным проблемам: в Ростовской области нет дотаций, которые бы поддержали развитие отрасли, хотя в соседнем Краснодарском крае существует дотация на кобылу. Почему бы не позаимствовать? Ведь и хороший пример может быть заразительным!

Как верно подметила Анна Николаева, конезавод – это роддом для лошадей, а роддом не может быть институтом. Отрасль должна развиваться полноценно. И тут показателен опыт Прибалтики, где на каждую племенную голову выдаётся 900 евро в год!

У нас же, как грустно заметил начальник отдела племенного животноводства Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Г.П. Немашкалов, планировалось возмещать по 50 тысяч рублей на конематку, но кризис помешал. Однако это не повод опускать руки, коневодство необходимо поддерживать, и Геннадий Петрович пообещал не снимать этот вопрос с контроля. Поддержать необходимо и донскую, и будённовскую породы. Ведь из-за отсутствия поддержки нет желающих заниматься племенным коневодством.

И делать всё это надо для будущих поколений людей, в первую очередь – для молодёжи. Как сказал директор казачьего кадетского корпуса Ю.А. Пустовой, сегодня 100 ребят желают заниматься конным спортом, но в ДЮСШ всего шесть лошадей.

Тренер конного отделения А.А. Соловьёв отметил, что лошадь – мощный рычаг воздействия на трудного подростка. Это животное воспитывает в человеке лучшие качества. Те, кто занимался в конном отделении школьником, не забывает сюда дорогу и потом. Для некоторых это становится смыслом жизни. Две девочки уже поступили учиться в академию, чтобы стать ветврачами. На занятия к нам едут учащиеся из соседних районов и Волгодонска. А в Ростовской области всего две конных школы!

Надо отметить, что юные орловчане, участники состязаний областного и всероссийского уровня, без наград домой не возвращаются. В этом – заслуга и конезавода «Донской», который поддерживает ребят финансами.

Наш район – колыбель донской породы, которой гордилась империя. Сегодня её надо популяризировать. А это и просветительская функция. Наши школьники больше знают о тропиках, чем о родной земле. Почему бы нам не сделать символом донского края донскую лошадь, как, например, в Канаде сделали символом страны национальные парки?

А может, к столетию Первой конной армии возродить тачанку, которая бы вновь понеслась по бескрайним просторам?

На конференции встретились близкие по духу люди. Они уже решили: встреча эта – только начало большой работы, стратегию и тактику которой они определили вместе.

И трактористки солдатами были

Полина Михайловна Лещенко – единственная участница Великой Отечественной войны, живущая сегодня в посёлке Красноармейском Орловского района Ростовской области. Боевые подруги уже отошли в мир иной. А Полина Михайловна, несмотря на недуги, крепится. Да ещё и дом свой умудряется облагораживать. Недавно поставили ей новый забор, заменили окна, сделади водосток. Небесплатно, конечно.

Полине Михайловне обидно, что люди стали забывать о том, что среди них живут ветераны. Не чувствуют старики заботы. А ведь они в войну выстояли.

-Сильно болят ноги. Да и как им не болеть. Всю войну прошли, до самой Германии.

Лещенко, действительно, большую часть пути прошагала за фронтом. До войны она жила на Кубани, под Анапой. Как большинство её ровесниц, работала на тракторе, колёснике СТЗ. Она считает его универсалом. На нём и пахала, и сеяла. Когда немец дошёл до их станицы, женщин стали эвакуировать, мужчин на колхозных грузовиках увозили на фронт. Пушки не на чем было везти, и тогда решили привязывать их к тракторам. Так девушки-трактористки и оказались в самом пекле войны. Полина Михайловна до сих пор вспоминает, как немец взорвал железную дорогу, и её трактор засыпало землёй.

Вскоре после этого её с подругами отправили на курсы санинструкторов. И боевой путь пролёг там, где шёл первый Украинский фронт. Санитары шли в ногу с солдатами, спасая их, раненых. Не одного воина вынесла Полина из-под обстрела. Порой, неся на своих плечах солдата, не замечала ничего вокруг.

-Это было под Новороссийском. Попался мне один солдат, пожилой уже. Я его сразу дедом назвала. Он такой тяжёлый был! Я его тащу, трудно, пули свистят. А я только и смотрю, как бы скорее до окопа добраться и перевязать деда. И вдруг слышу: «Поля, ты ранена, у тебя кровь по руке течёт!» А я даже и не заметила этого. Но ранение, к счастью, оказалось лёгким. С фронтом пошли дальше.

Перешли границы многих государств. Под огнём преодолели польскую. Сколько пожарищ довелось увидеть! Страшное зрелище. В этих пожарищах заживо горели люди.

-Мы дошли до Германии. На немецкой территории пробыли недолго, нас отправили домой поездами. Путь значительно сократился во времени. Ведь на Запад мы шли пешком. Потому-то и болят сейчас мои ноженьки…

Из семьи домой вернулись Полина и её брат. Потом он узнал, что его семья погибла в душегубке. Так назвали машину, увозившую людей. Староста станицы объявил, что надо всем идти к зданию сельсовета, придут машины для эвакуации. Машины, действительно, прибыли. Большие фургоны с плотно закрывающимися дверями. Когда людей загнали в кузов, туда пустили выхлопной газ, и все задохнулись. Потом их вывезли и сбросили в яму, длина которой была пятьдесят метров! Лишь после войны останки жертв фашизма перезахоронили в братской могиле.

-После войны я кухарила в колхозе, - рассказывает Полина Михайловна. – В 1964 году наша семья переехала в Куберле. И тут я работала в совхозе. Долго чабановала. И… кем я только не работала! И на чёрные земли ходила,  и сено грузила вилами, из-под комбайна зерно выбирала, воду носила. И всё было вручную. Механизация-то уж потом пришла. Когда пенсию заслужила, в хозяйстве осталась. Техничкой на Центральной усадьбе работала.

Как и любой женщине, созданной для любви и мира, ей не очень хочется говорить о войне. По-прежнему страшно и больно. Даже о наградах рассказывает неохотно. А ведь их четырнадцать! Самые дорогие – медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», орден Отечественной войны второй степени.

Ноябрь 2009 г.

 

Вспомню я пехоту

Долгие вечера заняты воспоминаниями. У Анатолия Изотовича Мазурова из посёлка Красноармейского Ростовской области за плечами долгая, в девять десятков лет жизнь. Часто перебирает в памяти былое, и  самое памятное, тяжёлое – война.

О ней солдаты-однополчане узнали на Дальнем Востоке. И большая часть  молодых ребят, 313-я стрелковая дивизия, отправились в город Повенец, что на Петрозаводском направлении.

В разведке была моторота, и Анатолий Изотович служил в этой  роте. В Повенце держали фронт.

 Для уточнения боевых действий нужен был «язык». И солдаты отправились на добычу. Анатолий Изотович и сегодня помнит, как впервые брали «языка».

-Захватили мы его. Старались действовать по всем правилам, которым нас обучили. Иначе – провал. Одни держали фрица, который вырывался изо всех сил, другие рот кляпом затыкали, третьи мешок на голову надевали. Потом мы тащили его, а ребята огоньком прикрывали, когда немцы нас всё-таки обнаружили.

…На Карельском фронте довелось стоять  в обороне. Дивизия охраняла Беломорканал. Мазуров стоял на седьмом шлюзе. Именно здесь с рядом с солдатами стояли штрафники. Горько было уже оттого, что многие понимали: люди невиновны, но им предстояло искупить вменяемую вину кровью.  Вместе со штрафбатом дивизия защищала Беломорканал и готовила наступление на Петрозаводск.  Но после битвы под Сталинградом немцы сами ушли из Петрозаводска – прокатилась волна страха!

…Как-то на фронте Анатолий получил письмо от отца, открыл и увидел, что половина письма вымарана цензурой. Лишь после войны, когда вернулся домой в 1947 году, Анатолий узнал, о чём писал отец. О невыносимой женской доле. О том, как женщины пахали сами землю, впрягаясь в плуг или в борону вместо лошадей и быков, о том, как таскали по два пуда зерна. Это  было государственной тайной!

Для Анатолия Изотовича война закончилась на границе Польши и Белоруссии, на легендарном Буге.  На границе получил солдат свою самую дорогую  награду – медаль «За победу над Германией».

Категория: ПРОЗА | Добавил: Zenit15 (04.12.2016)
Просмотров: 502 | Теги: Любовь АРХИПОВА-УРАЛЬЦЕВА.Рассказы | Рейтинг: 4.8/6
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [229]
стихи, поэмы
ПРОЗА [169]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [89]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 152
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0