Среда, 19.09.2018, 04:11

Мой сайт

Каталог статей

Главная » Статьи » ПРОЗА

Любовь АРХИПОВА-УРАЛЬЦЕВА. (Рассказы 11)

Любовь Архипова-Уральцева

http://www.proza.ru/avtor/jurnaluga1960

Плюсы и Минусы

Встретились как-то положительные и отрицательные числа. Познакомились и заспорили: кто из них сильнее? Кто из них больше? Спорили-спорили, никак не могли ответить на вопросы, потому что никто не хотел уступать. И тогда придумали:

- Давайте выберем судью. Он сможет рассудить нас, - сказал положительный Плюс.

- Что ж, давайте, - к своему собственному удивлению согласился отрицательный Минус.

- А кто же может быть беспристрастным и справедливым? - задумался Плюс.

- Давайте попросим Погоду, она хоть и дама переменчивая, но беспристрастная – это точно. Если солнце светит, то греет всех одинаково, если дождик пойдет, то никто сухим не останется.

- Это весьма положительно, это весьма убедительно, - закивал головой Плюс.

И позвали числа Погоду. Дама в платье из дождя, с волосами цвета солнца важно сказала:

- Мои юные друзья, для того, чтобы узнать ваше предназначение, посмотрите, как относятся к вам люди. Вот ребята со знаком плюс и со знаком минус подойдут к шкале термометра, который показывает температуру воздуха на улице, и встанут на отметках… плюс десять и минус десять. Когда увидим, что из этого получится, тогда и будем делать выводы, кто важнее и нужнее.

Встали ребята на отметке «десять» ниже нуля, где всегда располагаются отрицательные числа. Сразу похолодало. Небо заволокло тучами, пошел снег. Зима пришла. Люди обрадовались: снег поля укрыл, значит, семенам под белым покрывалом тепло будет. И примета хорошая: снежная зима – лето с дождями, хороший урожай будет. Больше всего обрадовались дети. Они вышли на улицу с коньками, санками, лыжами, пошли кататься на каток и на горку. Сколько было веселья!

- Ну вот, теперь ясно, что мы нужны людям. Мы пользу приносим, - важно сказал Минус.

- Подожди, не спеши, - сказала Погода, - мы же еще не видели, что произойдет, если за дело возьмутся положительные числа.

И тогда числа-ребята встали на отметку «десять» выше нуля – туда, где всегда обитают положительные числа. Стало теплеть. Солнце засветило ярче, потекли ручьи. Появилась зеленая трава и первые цветы. В поле вышли трактора, начался сев. Ребята пошли собирать первые цветы – подснежники. Прилетели птицы, стали вить гнезда и весело петь на зеленеющих ветках деревьев.

- Мы тоже нужны людям, - сказал Плюс. - Что же получается? Среди нас нет главных?

- Ничья! – ответила Погода. Все числа нужны и важны, поэтому люди относятся к ним с уважением, очень внимательно всегда считают, а их ошибки, просчеты оборачиваются крупными неприятностями. И плохая отметка в классном журнале – это еще небольшая беда. Когда ошибаются конструкторы, физики, химики, архитекторы, может произойти авария или даже катастрофа. Вот как важны числа!

- А кто же все-таки главнее? – не мог успокоиться Плюс. - Давайте возьмем канат, и каждая команда станет тянуть его в свою сторону. Кто перетянет – тот и главный.

Погода улыбнулась и сказала:

- Ну что ж, позабавимся!

Встали две команды на одну линию и принялись тянуть канат на себя. Но вместо того, чтобы отходить в разные стороны, они вдруг стали стремительно приближаться друг к другу! Ведь положительное всегда притягивает отрицательное! Получилась куча мала, похожая на огромный Ноль.

- Ноль – это ничего, - сказала Погода, - но это как посмотреть. Можно сказать, что это начало отсчета. При ноле градусов Цельсия лед тает.Если около единицы написать ноль, то она превратится в десяток. Это уже немало! Так что не стоит спорить. Занимайте свои места на шкале Икс или Игрек и выполняйте каждое свое дело. Вас много, ваши стремления направлены в бесконечность. И не надо на своем пути устраивать хаос по всяким пустякам.

И числа перестали спорить. Теперь они стремятся к своим целям – к отрицательной и положительной бесконечностям.

 

Раки

(Из цикла "Дед Егор снимает стружку")

Я тут в прохладные денёчки по рынку прогулялся: товару какого-никакого присмотреть. Гляжу: мужичок с рыбацкими снастями пристроился в конце торгового ряду, чтобы, значит, удочками никого не зацепить. Раками торгует. А они махонькие – у меня мизинец и то больше. Думаю: и не жалко ему эту мелюзгу? Они же невкусные.

Купил у мужичка триста грамм ради научного принципа. Принёс домой, стал линейкой измерять. Пять сантиметров получилось. В энциклопедии прочитал, что такой величины раки достигают к концу третьего года жизни. Это же даже не детский сад! Ясельный возраст, потому как раки, если раньше времени в котелок не угодят, до шестидесяти лет могут дожить.

Ракам на наших водоёмах такое вряд ли удастся. У нас на них с бреднями ходят. Иной раз смотришь: человек вроде бы уважаемый, властью наделён. А он туда же, в браконьеры… И не факт, что он этих раков потом есть будет. Потому что время надо знать, когда ловить, а когда погодить.

В книжке написано, что в июне-июле у раков линька происходит, они худеют, становятся несъедобными. Я проверил, моего пятисантиметрового рака даже кот Тимошка, которого гурманом назвать трудно, есть отказался. Пошёл эдак, хвост трубой задрал, уши поджал – недовольство своё выразил.

А если даже коту нету пользы, так зачем губить понапрасну?

У рака, как и у рыб, свой нерест случается. И в сей момент поберечь рака надо, не истреблять.

Узнал я, что половая зрелость у этих речных жителей наступает, когда они достигают семи-восьми сантиметров в длину. Это когда вырастут до трёх-четырёх лет. А ловить их можно, когда станут десятисантиметровыми. Вот тогда они вкусные! Если, конечно, не линяют, панцирь свой меняют. А линяют они по нескольку раз в год. Те, кто всегда ловит раков, уже знают эти периоды. Линька длится до двух недель.

Если нерест у рыб бывает весной и в начале лета, то у раков брачный сезон начинается осенью, в сентябре-октябре. Несколькими днями позже самка откладывает икринки. Но они не отделяются от неё, а остаются в студёнистой массе под хвостом до начала следующего лета. Как много раков погибнет в самом своём зародыше, если такую самку сетями вытащат?!

И маленькие личинки тоже держатся на теле матери ещё десять дней, лишь потом начинают самостоятельную жизнь. А люди по этой жизни бреднем проходят!

Не зря сказано, что врагами рака являются хищная рыба, ондатра и человек.

Да разве ж мы в таком случае похожи на человеков? Когда жизнь губим в самом зародыше, хотя бы и рачью?

Давайте же будем людьми. Ведь рак, такой маленький, приносит нашим водоёмам пользу, поедая водоросли и насекомых. А мы думаем только о раках, только когда нам их к пиву подают. Может, пора, подумать о них на трезвую голову? В ней ясности побольше, может, и порядка прибавится. Душа порядка просит.

 

История с географией

Не раз доводилось встречаться с Иваном Леонтьевичем Скоком. Активист поселкового совета ветеранов до сих пор остаётся в самой гуще событий: организует и проводит встречи с ветеранами, навещает больных, юбиляров. И при случае любит вспоминать о своей работе. Сколько километров исколесил, сопровождая поезда с различными грузами! Как-то пытался подсчитать. Получилось, не один раз по земному экватору прокатился! Но до этих мирных, звенящих дорог были другие – по воде и по суше, в холод и зной, под бомбами и пулями. Боевые пути от Орловского района до Берлина.

…В семье было трое пацанов. Иван – средний сын. Из взрослых – мать и бабушка. Отца лишились рано. Он был старостой в хуторе Привольном. Там жили несколько зажиточных семей, и среди них – кумовья Скока. Когда приказали раскулачивать соседей, Леонтий отказался и уехал в Тихорецк, и там его убили.

Семья перебралась в Комарьков – ближе к школе. Мальчишкам надо было учиться. В хуторе, который сейчас называется Орден Ленина, была семилетняя школа.

Иван учился хорошо. Ему легко давались физика и математика, особенно любил историю и географию.

В 1941 году он окончил семилетку и во время каникул работал в колхозе, на полевом стане.

Иван Леонтьевич вспоминает:

--В июне прошли дожди, было свежо и хорошо. Я по пути на стан узнал, что началась война. Эта страшная весть долетела быстро, хотя у нас тогда ни связи, ни радио не было. С 22 июня каждый день в Орловку ездил нарочный и привозил известия о военных событиях.

Первые сообщения были неутешительными: Красная Армия отступала. В запоздалых газетах люди читали выступления Сталина и Молотова. И продолжали работать. Урожай был весомым, и его надо было убирать. Иван вместе с другими ребятами на бричках возил зерно от комбайнов на тока, скирдовал сено.

Осенью пошёл в восьмой класс Каменно-Балковской школы. А в 1942 году началась эвакуация населения, чувствовалось, что немцы приближаются. И в начале лета они появились в районе.

--А урожай был хороший! Нам тогда всё же удалось его собрать. Люди развезли зерно по домам. Немцы распорядились по-своему: они заставили свозить зерно в амбары, а потом – на элеватор в Орловку.

Долго тянулось время оккупации. Оставшиеся люди выживали, кто как мог. Денег у крестьян тогда не было, да и покупать было нечего. Что удавалось вырастить, то и ели.

К осени 1942 года стали доходить сведения о том, что немцы не могут взять Сталинград. В ночное время над хуторами летали наши самолёты. В ноябре румынские войска бежали с фронта, бросив оружие и лошадей. В те дни с самолётов сбрасывали листовки на русском и румынском языках, и солдаты узнали о свержении румынского короля.

Началось челночное движение немецких частей: на запад уходили разбитые, на восток спешили подкрепления. Именно в это время часто устраивал диверсии легендарный отряд «Максим-66».

К концу 1942 года стала слышна канонада с востока. Приближались бои. Немцы, сопротивляясь, отступали. В январе солдаты Красной Армии вступили на территорию Орловского района на замаскированных под снег танках и машинах. Как все радовались, встречая их!

Вместе с солдатами появились фронтовые газеты, и жители хутора узнали много подробностей о Сталинградской битве.

Четыре дня шли ожесточённые бои за Каменную Балку, за станицу Орловскую. Передовые части красноармейцев продвигались упорно. Фронт пошёл дальше, на запад. В хуторах стало спокойнее.

Люди принялись налаживать жизнь. В колхоз стягивали уцелевшее имущество. Вот когда пригодились выжившие румынские клячи! Колхозники их выходили, подкормили. И весной сорок третьего эти лошадки тащили плуги и бороны в полях. Хотя основными пахарями стали коровы и быки.

Трудно было всем. Не хватало продовольствия. Немцы, уходя, взорвали Орловский элеватор, и он, заполненный отборным зерном, сгорел. Потом закопчённое, но не совсем обуглившееся зерно давали людям на пропитание.

В начале февраля 1943 года призвали в армию всех юношей, родившихся в 1925 году, а в мае пришёл черёд и 1926 году. Из военкомата даже повестки не прислали, передали только общий список с приказом: «Прибыть в Орловский военкомат».

Прибывших отправили пешими в Белую Калитву. По дороге даже не кормили. Что смогли взять с собой, то и ели. А дома у большинства новобранцев почти ничего не было. На станции в Белой Калитве погрузили в полувагоны – в таких обычно уголь возят. Сначала в пути было тепло, а потом похолодало, и пошёл дождь. Голодными и холодными прибыли в Сталинград, на станцию Садовую. Там ребят поселили в большие землянки, в которых совсем недавно был военный госпиталь. Поделили на взводы, роты, дали обмундирование, один котелок на двоих. И новоиспечённые солдаты приступили к военной подготовке. Учились месяца два. А потом формировались команды, и приезжавшие из действующей армии офицеры набирали пополнение для своих частей. И едва пристрелявшиеся воины отправлялись на фронт – на поездах, машинах, пароходах.

Иван Леонтьевич попал в зенитную часть ПВО Казани. Предстояло охранять этот большой промышленный город, в котором было много пороховых заводов. Получилось так, что у защитников пушки были, а тягачей не хватало. И команду, в которую попал и Скок, командировали за машинами. На обратном пути эшелон попал под бомбёжку, и Иван был ранен. В Казани перевязали и отправили в гарнизонный госпиталь. Но лечился недолго. В это время пришло два приятных сообщения: сняли блокаду Ленинграда, был учреждён новый гимн страны.

Из госпиталя Ивана отправили на пересыльный пункт, с которого началась его большая и трудная дорога на Берлин. Скок попал в автополк в городе Хволынске Саратовской области. Он до сих пор помнит номер полевой почты: 70421. Обучившись шофёрскому делу, эшелон отправился на запад.

В Минске Иван был зачислен в 29 дивизию резерва главного командования, в 186 бригаду 1285 артиллерийского полка. Получил машину «Студебекер» и отправился на фронт. Это было уже осенью 1944 года, наши войска дошли до Вислы.

Жаркие бои были у Познани, на Ломже, позднее полк стал называться Познанско-Ломженским. С тяжелейшими боями вышли на Одер и стали готовиться к решающему наступлению на Берлин.

Самым светлым воспоминанием в боевой жизни Ивана Леонтьевича остаётся известие о капитуляции Берлина. Каждый раз он вспоминает об этом, когда надевает боевые награды: медали «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», орден Отечественной войны второй степени. Множество юбилейных медалей. Его мирный труд отмечен медалью «Ветеран труда».

Вспоминает ветеран о былом и думает о том, что надо бы написать мемуары, память о войне должна перейти новым поколениям. Священная война не может быть забыта.

 

А город подумал ученья идут...

В воскресенье всегда хочется отоспаться. Бывает обидно, когда предутренний сон нарушается. Но жители Львова, где стояла воинская часть, были людьми, привыкшими к утреннему шуму. Поэтому проснувшиеся от нарастающей стрельбы сначала подумали, что идут учения.

Когда ото сна не осталось и следа, Анна вышла на балкон и ахнула: на город летели немецкие самолёты и сбрасывали бомбы!

Пришёл приказ: семьи военных эвакуировать из Львова. К станции пробрались с большим трудом. Эшелон стоял на перроне, а около него – людское море: женщины и дети. В поезде ехали стоя, плотно прижавшись друг к другу.

В 1943 году Анну Семёновну Вьюнникову призвали на службу в Красную Армию и стали учить водить машину. Хотя «учить» - это громко сказано. Учёба больше напоминала игру мальчишек. Современная молодёжь назвала бы это виртуальной машиной. На самом деле: девушки должны были «оседлать» стул и мысленно представлять, что они крутят руль, жмут на педали сцепления и тормоза, переключают скорости. А после курсов садились на самые настоящие американские машины: «Шевролеты», «Студебекеры»!

Теперь задачей девушек было подвозить боеприпасы на передовую.

Как-то на железнодорожном переезде попала под бомбёжку. Рвануло так, что Анна оказалась в глубокой, величиной с большую комнату, воронке. Машина чудом уцелела. А у Ани – контузия. В части долго думали, что она погибла; очень обрадовались, когда вернулась. Даже без госпитализации обошлось!

В 1944 году шофёры отправились в Севастополь. Там дороги трудные, горные, опытному водителю не просто справиться с управлением. И Аню, Анну Семёновну, поставили на зарядку аккумуляторов. Позднее, уже в Новороссийске, тоже работала аккумуляторщиком.

Сегодня о военной молодости Анна Семёновна рассказывает внукам, правнукам. Рассказ её со счастливым концом: как узнали, что пришла победа, все кричали: «Ура! Ура! Ура!»

Категория: ПРОЗА | Добавил: Zenit15 (02.09.2018)
Просмотров: 86 | Теги: Любовь Архипова-Уральцева (рассказы | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Категории раздела
СТИХИ [245]
стихи, поэмы
ПРОЗА [174]
рассказы, миниатюры, повести с продолжением
Публицистика [94]
насущные вопросы, имеющие решающее значение в направлении текущей жизни;
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 163
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0