Вторник, 22.08.2017, 08:19

Мой сайт

Главная » 2017 » Февраль » 2 » Время венетов - V: Явление богини
14:19
Время венетов - V: Явление богини
Почему память о матриархате древних европейцев осталась только лишь в русских и европейских народных сказках?    
Время венетов - V: Явление богини

Продолжение. Глава IV

В евангельской истории о рождении Христа есть загадочное место о том, как некие «волхвы» принесли в Вифлеем свои дары для Богородицы и новорожденного Иисуса. Причем, в греческом подлиннике вместо «волхвов» употребляется другое слово - «маги», то есть, священнослужители иранской религии, которая в то время была распространена не только на Востоке, но и в Римской империи. И в этом рассказе о том, что именно исповедники и служители этой религии первыми из всего языческого мира склонились у колыбели Богочеловека, содержится величайшее откровение о том, что и во внебиблейском мире – то есть, за пределами Израиля и Иудеи - люди ожидали прихода Спасителя, что духовный путь многих народов был не просто скитанием во тьме, но попыткой по-своему постигнуть Творца, проявлявшего Себя через многочисленных пророков. 

И первая вспышка такого Божественного Откровения произошла задолго до рождения Христа – примерно на рубеже VII – VI веков до Р.Х., когда все человечество разом от промысловой и хозяйственной религии вдруг пришло к осознанию надмирового и вневременного бытия Создателя Вселенной. Эту эпоху немецкий философ Карл Ясперс удачно назвал «осевым временем»: именно тогда почти во всем мире возникли движения, окончательно определившие облик дохристианского религиозного сознания. 

Впрочем, людям с материалистическим мышлением, возможно, покажется более убедительной версия о том, что именно в этот период произошло стремительное ухудшение климата, вызванное неизвестными причинами. Так, Геродот, описывая жизнь в Крыму и Причерноморских степях, упоминал о невыносимых холодах: «Зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа. В это время хоть лей на землю воду, грязи не будет, разве только если разведешь костер. Море здесь и весь Боспор Киммерийский замерзают, так что скифы… выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до земли синдов. Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло…» (1) 

Синды – это народ, обитавший на Кубани. Поэтому многие ученые, в том числе и античные, жившие всего-то триста лет спустя описанных событий, не верили Геродоту, считая «Отца истории» выдумщиком. Но археологические раскопки в Крыму подтвердили его правоту: в соответствующих ранней античности культурных слоях практически не встречаются оливковые и виноградные зерна. Что ясно говорит о наступившем похолодании – когда восемь месяцев в году стоит зима оливки с виноградом просто не растут. 

Глобальное похолодание тогда ощутили на всей Земле. Так, африканские земледельцы-банту, владевшие искусством обработки железа, вдруг снялись с насиженных мест на побережья Атлантики и начали переселяться на восток и юг континента. В это же самое время в Мексике угасла цивилизация ольмеков, а их столица Город Богов была сожжена и разграблена неизвестными пришельцами. И все люди вопрошали идолов и жрецов: за что высшие силы разгневались на них?! 

И именно тогда прозвучали яростные слова пророков о том, что развращенное человечество, забыв о Создателе и Творце, стало поклоняться лживым кумирам. И что надо вернуться к истинной вере предков. 

* * *
Одним из первых таких пророков был легендарный библейский Илия – «Посланник Божий», поражавший недругов огнем и вознесенный на небеса на огненной колеснице. Вслед за Ильей в еврейском народе пришла целая череда пророков: Амос, Осия, Михей, Исайя, Иезекиль, каждый из которых сражался против темных и кровавых языческих культов, которые то и дело перенимали евреи у своих более воинственных соседей из Вавилона и Ассирии. В это время, как считают историки, и была записана Тора – Пятикнижие Моисея, повествующее о том, как Господь вывел свой народ из плена.



В этот же самый момент похожая религиозная реформация охватила и племена арьев, обосновавшихся на другом конце света – в Индии. В лесах, окружающих города и селения, стали появляться толпы странных отшельников, обличавших соотечественников в том, что они забыли религию предков и стали перенимать ритуалы местных жителей. Эти отшельники несли людям новые сокровенные знания о создателе вселенной – Атмане и его воплощении Брахмане. Индийцы называли этих пустынников словом «муни». И вскоре началось настоящее «монашеское поветрие»: к шалашам отшельников бесконечной вереницей текли сотни учеников, жаждущих обрести истинную жизнь. 

Одним из таких учеников, сбежавших к монахам в Урувельский лес, был молодой принц из племени Шакиев, сын раджи страны Магадхе. Его имя было Сиддхарта, а родовое прозвище - Гаутама. Появление этого человека означало поворотный момент в истории всей страны. На многие столетия Индия будет заворожена обаянием великой личности Будды Шакия-Муни. Его современники и последователи обрушили на него такой поток экзотической фантазии, что многие европейские историки до сих пор отказываются видеть в изукрашенном легендами образе какой-либо элемент от реального человека. Тем не менее, на границе Непала неподалеку от города Капилавасту и до сих пор стоит памятник с надписью: "Здесь родился Возвышенный". 

Однако, если одни арьи находили в отрешенном созерцании Абсолюта некие мистические переживания, то другие, напротив, бежали от этого загадочного безмолвия и космического холода в мир чувственных удовольствий. Так появилась учение Локаята, или «посюсторонняя философия». Локаятики не говорили о гуманности и самопожертвовании, о поисках истины и прочих высоких материях, а просто заявили, что единственная цель жизни человека — это познать все удовольствия. Поклонники этого учения без устали предавались разнузданным оргиям и тайным кровавым языческим ритуалам. Вместе с архаическими обычаями неизбежно вернулись и многие доарийские боги. Так первобытный тотемизм обрел «второе дыхание», и именно поэтому коровы, обезьяны и змеи до сих почитаются в Индии как священные воплощения индуистских богов. (2) 

 * * *
К западу же от индийских лесов – в пустынных землях Бактрии – кипели другие страсти: здесь индоевропейские племена были охвачены смутой, вызванной проповедью другого пророка - Хаечатаспа Спитамы Заратуштры.

Впрочем, Заратуштра (или Зарастустра – это вовсе не имя собственное, которое, по странному капризу Ницше, рождает у нас ассоциации, весьма далекие от иранской религии. В гимнах «Авесты» - религиозной книге зороастрийцев, говорится, что Заратустра – это бесплотное божественное существо, своего рода иранский архангел, которого Творец посылает на землю, чтобы вдохновлять жрецов и пророков. Поэтому верховный жрец древних иранцев именовали себя Заратустремой – то есть, «Отмеченного Заратустрой», и это был своего рода титул, как «Просветленный» у индусов. 

Так вот, Хаечатаспа родился в семье обычного пастуха Поурушаспы из рода Спитама (имя его отца означает «Серолошадный»), что жил близ города Раги в Мидии. Правда, как утверждается в «Авесте» (3), пророк родился в другом месте - в той самой райской стране «Арьяна Ваэджа». 

Так или иначе, но детство будущего пророка прошло в обычной обстановке сына скотовода – пастбища, кочевья и простой сельский труд. Когда ему исполнилось тридцать лет, мальчик получил божественное Откровение на горе Ушидарена (название горы переводится как «дар для ушей»). Соплеменники, как и следовало ожидать, не приняли нового пророка, и тогда новоявленный Заратустрема вместе с семьей отправился проповедывать на юг – в нынешний Иран, которым тогда правил царь Кави-Виштаспа. Тот благосклонно принял пророка, поселил его в своем дворце и долго дискутировал по различным вопросам непростого бытия. Споры закончились в пользу Заратустры – через два года царь Бактрии приказал всем своим подданным разрушить все идолы и принять новую религию, которая стала называться «Даэна». То есть, просто Вера.


Символ Ахура-Мазды из Персеполиса

Суть учения Заратуштры состоит в том, что Небесный творец - Ахура Мазда, чьим символом был вечный огонь - создал изначально идеальный мир, который был впоследствии осквернен его противником, злым духом по имени Ахриман, который создал других злых духов – дэвов. Но Заратустра был убежден, что рано или поздно, но злые духи будут посрамлены, а все люди, служившие Творцу мыслью, словом и делом, получат награду в Его Царстве Божьем. 

И ради скорейшей победы Ахуры Мазды каждый зороастриец должен ежедневно и ежечасно побеждать зло посредством совершения благих дел и соблюдения себя в ритуальной чистоте, воздерживаясь от соприкосновения с «злыми» и «грязными» мыслями, предметами и людьми. Концентратом же зла считалась смерть, и поэтому больше всего правоверный зороастриец должен был предохранять себя от контактов с мертвой материей. И уж тем более недопустимо, что бы тела покойника касался огонь - священный символ божественного света. 

Поэтому Заратуштра первым делом самым строжайшим образом запретил предавать умерших прежде традиционному погребальному костру. Вместо этого он ввел довольно сложный погребальный обряд, которого иные зороастрийские общины придерживаются и по сей день. Тело умершего облачалось в чистый саван, после чего его помещали на специальное каменное ложе (в экстренных случаях покойника можно было положить и в неглубокую могилу, изолировав его от соприкосновения с землей слоем песка или извести). В течении трех дней жрецы читали специальные молитвы – считается, что в этот период душа покойного все еще находится в теле, готовясь предстать перед судом Всевышнего. После этого наступал второй этап ритуала – специальные жрецы, закутанные с ног до головы в белые одежды, переносили тело успошего в дахму – в высокую каменную постройку, которую еще называли Башней молчания. Обычно такие башни возводились на вершинах холмов за границей поселений, а вокруг холма делали специальную насыпь – в качестве преграды от проникновения нечистоты. И тело на несколько месяцев оставлялось на открытом воздухе, а оставшиеся в итоге кости жрецы сбрасывали в глубокие ямы – и именно по этой причине у зороастрийцев никогда не было могил. (4)

Можно лишь только догадываться, как поначалу встретили эти обряды племена персов, издревле привыкшие обожествлять своих предков. Но о религиозных войнах, вспыхнувших в Бактрии после непримиримой проповеди Заратуштры, до нас дошли одни смутные и малодостоверные легенды. Однако, в том, что эти войны имели место, сомневаться, увы, не приходится. Именно эти восстания и бунты разорвали на части и Великую Ассирию, и Мидийскую державу, а на обломках этих стран и появилось могущественное Персидское царство – племенной союз, который возглавлял Кир из рода Ахеменидов, «великий царь, царь царей, царь стран». 

 * * *
Древняя Греция тоже была охвачена пожаром богоискательства. Если бы вы, читатель, смогли оказаться летней ночью где-нибудь под Афинами или Дельфами, то вы бы стали свидетелем совершенно фантастических разнузданных оргий, посвященных богу плодородия Дионису, или Вакху. Представьте себе: все окрестные горные леса оглашались криками и пением и криками; колеблющийся свет костров и факелов освещал полуголые толпы женщин, в исступлении рвавших руками окровавленное мясо жертвенного быка, а потом носившихся среди деревьев с распущенными волосами. Одетые в одни звериные шкуры, с венками из хмеля и плюща на головах, они предавались беспорядочным любовным утехам и разнузданным пляскам под звуки первобытного оркестра: визжали флейты, звенели литавры, поднимался дурманящий дым от сжигаемых конопли и смолы...

На этих диких лесных празднествах женщины, слишком долго жившие взаперти и порабощенные городом, брали реванш: насколько суровы были к ним общественные законы, настолько велик был энтузиазм их разнузданных радений. Едва раздавался призывный клич, как они переставали быть матерями, дочерями, женами; они покидали свои очаги и прялки и с этого мгновения всецело принадлежали божеству производительной мощи природы. (2)  

Однако, несмотря на все дикие шабаши, культ Диониса был весьма прогрессивным для своего времени, поскольку вместо торгово-потребительских отношений с богами (по принципу: «я тебе жертву, а ты мне – покровительство на охоте») вводил понятия личной нравственной ответственности и необходимости самосовершенствования. По представлениям поклонников Диониса, мир на свете появился из мирового серебряного яйца, откуда вышел и перворожденный Фанет – бог-гермафродит, заключавший в себе семя всех богов. Когда же Зевс овладел престолом, он поглотил Фанета, после чего, произвел на свет знакомый нам мир и всех олимпийских богов: первым среди которых был Дионис Лисей («Отрешитель»), которому Зевс доверил управление миром. Титаны, враги Зевса, растерзали Лисея, принявшего форму быка (именно поэтому вакханки во время своих мистерий и приносили в жертву быков). Но Афина спасла сердце Диониса, а Зевс снова возродил его к жизни. А вот из праха стертых в порошок титанов Зевс произвел человеческий род. Поэтому человек обладает двойственной природой – он создан из злого начала, но несут в себе и частичку божественной силы. Поэтому: что бы преодолеть зло в самом себе и вернуться к своей божественной природе, человек должен вести праведную жизнь и постоянно очищаться - в том числе, и через вакхические посвящения.


"Вакханалия" Рубенса. Древнегреческие оргии стали любимым сюжетом художников эпохи Возрождения. 

Однако, форма и ритуалы этих вакхических посвящений по вполне понятным причинам вряд ли могли устраивать мужскую часть населения Эллады. Кому понравится, если твоя благоверная супруга по первому зову жреца бросает дом и детей, а сама бежит в лес, что бы там всю ночь бегать голой при луне?! По инициативе некоего Мелампа, мудреца и прорицателя из города Пилос были даже образованы специальные дружины, боровшиеся с вакханками: по его приказу группы сильных юношей смешивались с толпами взбесившихся женщин и, танцуя вместе с ними, постепенно увлекали их в уединенные места. Там их связывали и отрезвляли при помощи изготовленного Мелампом успокоительного зелья. (5) Что ж, в итоге Меламп добился своего – вакханки успокоились, а их разнузданные мистерии сменились более спокойными и невинными праздниками с театральными представлениями, которые, как полагают, и легли в основу греческой драмы.

* * *
Тем временем еще западнее – на Аппенинском полуострове – шли другие баталии, связанные с появлением в эллинистической цивилизации совершенно новой религии. Речь идет об учении Пифагора.

В сознании нынешних обывателей имя Пифагора чаще всего связано лишь со старой гимназической мудростью: «Пифагоровы штаны на все стороны равны». Впрочем, возможно, что отличники еще вспомнят и то, что именно Пифагор придумал теорему, согласно которой квадрат гипотенузы прямоугольного треугольника равен сумме квадратов катетов. Однако, на самом деле Пифагор в античную эпоху считался вовсе не ученым-математиком, но живым богом, пророком и основателем целой религии, сегодня уже практически позабытой. 


Пифагор

Пифагор родился около 580 года до Р. Х на острове Самос, вблизи побережья Малой Азии. Его отец Мнесарх был ювелиром, ювелиром должен был стать и сам Пифагор, а посему родители постарались дать сыну самое хорошее образование – в те времена эта профессия требовала многосторонних знаний в самых различных областях. Когда Пифагору повзрослел, он отправился на остров Лесбос, где учился медицине, математике и астрологии. Оттуда Пифагор перебрался в Египет, где благодаря покровительству фараона Амазиса он познакомился с мемфисскими жрецами. Более того, Пифагор сам стал жрецом – он принял посвящение, что бы проникнуть в «святая святых» египетских храмов, куда никогда не допускались чужестранцы.

Однако, в это время Египет попал под власть персов, которые сделали долину Нила шестой сатрапией своей огромной империи. Яростным гонениям подверглись все жрецы, в которых персы видели лишь прислужников дэвов Ахримана. По преданию, Пифагор был взят в плен, и почти двенадцать лет прожил в Вавилоне, где встречался с восточными магами и изучал восточную мистику. В «Авесте» есть упоминание и о том, что Пифагор беседовал даже с самим престарелым Заратуштрой. Однако, на мой взгляд, вполне возможно, что Пифагор за время своего вавилонского плена заехал гораздо дальше на Восток – вплоть до самой Индии. Об этом говорят те характерные идеи, что он вывез из своего странствия. 

На родину Пифагор вернулся уже абсолютно другим человеком. Самос показался ему глухой и тухлой провинцией, и он отправился в Италию, в богатый торговый порт Кротон у берегов Тарентского залива, который в те времена считался чем-то вроде нынешнего Лас-Вегаса – вольный и веселый город, куда со всех краев света стекались представители богемы, жадная до приключений «золотая молодежь», купцы-нувориши и авантюристы всех мастей. Именно в Кротоне Пифагор и стал проповедовать новое учение о переселении душ. Увы, до нас не дошло ни одной строчки, написанной самим Пифагором, а древние авторы уверяли, что он вообще ничего не писал, ибо в ту эпоху духовная истина считалась обычно уделом посвященных избранников; изложить же ее письменно означало отдать сокровенные тайны на всеобщий суд. (2) Поэтому о содержании учения Пифагора мы можем судить только по косвенным истоникам. К примеру, римский поэт Овидий так изложил сущность учения Братства пифагорейцев:

«Не погибает ничто — поверьте! — в великой Вселенной. 
Разнообразится все, обновляет свой вид; народиться — 
Значит начать иным быть, чем в жизни былой; умереть же — 
Быть, чем был, перестать; ибо все переносится в мире 
Вечно туда и сюда; но сумма всего — постоянная.» (6) 

Древнегреческий философ Порфирий, в свою очередь, писал, что, согласно Пифагору, «душа бессмертна, но переходит из тела в тело живых существ; далее все происходящее в мире повторяется через определенные промежутки времени, но что ничего нового вообще не происходит». (7) Сохранился и античный анекдот, в котором Пифагор как-то обратился к случайному прохожему с просьбой не бить щенка, так как по его голосу он якобы узнал душу своего умершего друга. Еще рассказывали, будто бы Пифагор произносил проповеди перед животными и запрещал употреблять в пищу бобы – в них якобы содержались гоотовые к переселению души. 

Но современники боготворили Пифагора и считали его настоящим посланником богов. Рассказывали, что будто бы он проникал в загробные миры, беседовал с духами, проходил сквозь запертные двери и появлялся одновременно в разных местах. Однажды, когда учитель переходил реку, из воды раздался голос духов, приветствовавший его. Позже Пифагор с учениками организовал Союз, или Братство – настоящий религиозный орден, в котором была не только своя иерархия, обрядность и эзотерические доктрины, но и строгая дисциплина и послушание. Члены Союза проходили несколько ступеней посвящения, полностью отказываясь от животной пищи и пребывая несколько лет в молчании и медитации. Особое значение придавалось изучению математических знаний и развитию музыкальной культуры. Все это было настолько необычно и ново, что учение Пифагора в кратчайшие сроки стало популярно среди образованной и знатной молодежи Кротона и других греческих колоний в Италии. Пифагорейцы фактически сумели взять в свои руки политическую власть в городах и распространили свое влияние на весь регион.

Политика их и сгубила. В то время по всей Греции и в ее колониях пронеслась кровавая волна смуты и гражданских войн – богатые купцы в союзе с простонародьем свергали власть родовой аристократии. Дошла очередь и до Кротона, где против Союза особенно активно выступал богатый купец по имени Килон. Говорили, что когда-то он сам просился в Союз пифагорейцев, но не был принят, а теперь беспощадно мстил отвергнувшим его людям. Он распространял о братстве самые гнусные небылицы и скоро достиг своей цели. Развязка борьбы была трагической. Во время народного волнения старейшины Союза срочно собрались на совет в доме одного знатного гражданина. Здесь их настигла разъяренная толпа: дом подожгли, и лишь два человека успели выбраться из пылавшего здания. В огне пожара погиб и сам престарелый Пифагор (по другой легенде, ученики сумели спасти учителя, образовав из своих тел живой мост над огнем, но впоследствии Пифагор умер от разрыва сердца, скорбя по поводу кажущейся тщетности своих усилий по просвещению и служению человечеству). 

Для пифагорейцев наступили годы гонений. Их доктрина подвергалась осмеянию, а самих их повсюду объявляли врагами Отечества. Но слово Пифагора не умерло. Рассеявшиеся группы учеников Пифагора сберегли его учение и основывали свои пифагорейские кружки. 

Одним из таких учеников и был Залмоксис, чья проповедь прозвучала в самом сердце тогдашнего европейского варварского мира – в северной Дакии. 

* * *
Когда-то Дакия была богатой и могущественной страной, простиравшейся от берегов Дуная до отрогов Карпатских гор (т.е. на территории нынешней Румынии). Но сегодня уже довольно трудно сказать, кто такие были эти даки и какими они были, поскольку в самом начале II века по Р.Х. весь этот народ по повелению римского императора Траяна был стерт с лица земли. Немногие уцелевшие после завоевания страны бежали за Карпатские горы. Греческий писатель-сатирик Лукиан Самосатский вспоминал, что из всех пленных даков император для потехи велел оставить в живых лишь 40 человек, а историк Евтропий в своем «Кратком своде римской истории» (8) писал, что когда Дакия была побеждена, осталась лишь голая земля, которая была вновь заселена переселенцами из разных частей империи. Даже для работы на полях и в шахтах были привезены рабы. Новая римская провинция Dacia Traiana была милитаризованным государством, которым руководили легаты военных крепостей. Так что, нет ничего удивительного в том, что после распада империи эта провинция решила оставить себе римское имя – Romania. 

По сути, от той, доримской, Дакии до наших дней дошло лишь три напоминания – колонна Траяна в самом центре Рима, на которой запечатлены сцены безжалостного массового геноцида даков, развалины древней столицы Сармизегетузы да разрозненные отрывки из рукописей греческих авторов, в которых лишь мельком упоминаются имена последних царей даков и их бога – Вечно живущего Залмоксиса…

 
Развалины Сармизегетузы

Вот что писал о религии даков Геродот: «Я узнал от эллинов, проживающих в Геллеспонте и в Понте, что этот Залмоксис, будучи обычным человеком, якобы жил в рабстве на Самосе у Пифагора, сына Мнесарха. Заслужив свободу, он нажил большое состояние и вернулся на родину... Залмоксис, знакомый с ионийским жизненным укладом и более утонченными нравами, чем во Фракии, к тому же проживший среди эллинов и, главное, рядом с самым мудрым человеком Эллады - Пифагором, решил построить особый дом, в котором он принимал и устраивал пиры для самых замечательных сограждан. Во время пиршеств он учил, что ни он, ни его гости, ни их потомки в будущем не умрут, а лишь переселяться в иное место, где, живя вечно, обретут все блага. Пока Залмоксис принимал гостей и увещевал их таким образом, он строил себе жилище под землей. Когда обитель была готова, Залмоксис исчез, спустившись в свои подземные покои, где и пробыл три года. Фраки очень сожалели о его исчезновении и оплакивали как мертвого. На четвертый год он появился среди сограждан, тем самым заставив их поверить в свое учение. Так рассказывают эту историю эллины.» (1)

Диодор Сицилийский, грек и современник Цезаря, назвал Залмоксиса одним из трех великих негреческих философов (двое других – Моисей и Заратуштра), но мы ничего не знаем о его учении, кроме одного – он сказал. что душа бессмертна (9). Другой грек – Сократ - в своем диалоге «Кармид», говорит, что Залмоксис был великим врачевателем, считавшим, что все болезни проистекают из-за отсутствия телесной гармонии. Так ему рассказал один из просвещенных варварских знахарей: «Этот фракийский врач поведал о том, чему он научился от своего правителя, который был богом. Залмоксис, сообщил врач, учит, что не следует лечить глаза, не вылечив голову, а голову - не обратив внимание на тело, а тело - не оздоровив душу. Поэтому, заключил фракийский лекарь, средство от многих болезней неведомо греческим целителям, поскольку они не обращают внимание на организм в целом". (10) 

 Возможно, когда-то Залмоксис и был врачом и жрецом Небесного Отца даков, но потом его самого начали чтить как бога. Румынский историк Мирча Элиаде считает, что его имя Zalmoxis восходит к фракийскому слову «zemelen» (земля или страна) и окончанию «xis», которое также встречается в именах скифских царей. То есть, означает буквально «Господин земли». (11) 

 Бог даков жил отшельником в священной пещере, посещаемый только царем и его свитой. Как считают археологи, этот священный Дом Замолксиса как раз и находился на большом круглом алтаре «Каменное солнце» неподалеку от развалин Сармизегетузы в горах Орэштие (вернее, мы даже не знаем, как на самом деле называлась столица Дакии, ведь Sarmizegetusa – это римское название, означающее «место для сарматов и даков (гетов)»). Это величественное сооружение, которое иногда сравнивают с английским Стонхенджем. Монументальная каменная лестницы ведет с священному кругу из каменных столбов. Как предполагают историки, когда-то здесь были и деревянные колонны, а в центре круга горел огонь. Вокруг же «Каменного солнца» располагается множество гробниц и массивное основание фундамента какого-то неизвестного здания. Кто похоронен в этом месте и какие обряды проводились здесь – мы не знаем и уже никогда не узнаем. 

Правда, Геродот оставил нам единственное описание довольно жуткого ритуала: «Каждые четыре года бросают жребий, и тот, кому он выпадает, выбирается посланником к Залмоксису, которому остальные доверяют все свои нужды. С посланником поступают так: несколько (даков) садятся в круг и держат три копья, остальные раскачивают посланника за руки и за ноги и подбрасывают прямо на копья. Если человек погибает пронзенный, то считается, что бог проявил благосклонность, если посланник остается живым, то его самого обвиняют в злонамеренности. Тогда выбирают другого посланника. Все, что нужно испросить у Залмоксиса, посланнику сообщают при жизни». (1)

О погребальных обрядах даков можно судить и по другому отрывку Геродота: «Тело покойника выставляют на три дня. При этом закалывают жертвенных животных всякого рода и после погребальных воплей устраивают тризну. Затем тело сжигают или иным способом предают земле и, насыпав курган, устраивают различные состязания…» (1)

Постепенно пифагорейский культ Замолксиса переняли и соседи даков – другие индоевропейские народы, которые сегодня принято именовать «кельтами». В их число входили и венеты. 

* * *


Курган Хоxдорф 

Приход новой религии в Центральную Европу зафиксировали и археологи. Именно в «осевое время» на континенте произошла технологическая революция, выразившаяся в смене археологических культур – на смену гальштату пришел латен. 

Первая культура получила свое название в честь небольшого австрийского городка Гальштат, где в 1846 году горный инженер Иоханн Георг Рамзауэр начал разведку залежей пирита в заброшенных соляных копях. Вместо колчедановых руд он нашел два скелета, бронзовый топор и обломки украшений. Затем он обнаружил еще семь тел, похороненных с различными ценностями. О своей находке Рамзауэр сообщил в Вену, и куратор Императорской коллекции монет и древностей выделили ему средства для продолжения раскопок. Так, в течении только одного года Рамзауэр нашел еще 58 захоронений, а всего в Гальштате было найдено около тысячи могильников. Большинство захоронений было сделано по методу кремации (т.е. в урнах), но встречались и обычные могилы с уцелевшими скелетами, рядом с которыми лежало железное и бронзовое оружие, посуда, примитивные украшения. В итоге горный инженер стал пионером археологии, а богатая культура раннего железного века, распространенная по всей Европе с X по V века до Р.Х. получила имя в честь доселе никому не известного городка. 

Немногим позже – в 1858 году - во время необычайно сильной засухи на берегу швейцарского озера в местечке Ла-Тен близ городка Невшатель были найдены останки древнего поселения. Под слоем ила и глины среди сгнивших от времени деревянных столбов и останков оборонительных укреплений археологи нашли настоящий клад - 166 стальных мечей, 269 наконечников копий, 29 щитов. Весь этот арсенал был разбросан как попало, что навело ученых на предположение о том, что это поселение приблизительно в V веке до Р.Х. погибло в ходе какого-то вооруженного конфликта, а уж годы спустя пепелище было затоплено водой озера. Правда, среди брошенного оружия ученые нашли и множество дорогих вещей, которые почему-то не привлекли внимания грабителей: 382 элегантных бронзовых застежки-фибулы, бритвы, бронзовые котлы и различные ювелирные изделия. Тонкая техника работы древних кузнецов настолько явно свидетельствовала о громадном технологическом порыве, что ученые тут же основали новую археологическую культуру «латен». А поскольку среди украшений были найдены и знаменитые торквесы – золотые ожерелья с утолщениями на концах, которые, как писали античные авторы, носили все уважающие себя галлы, то латен стали однозначно отождествлять с галльской – вернее, в современной терминологии, «кельтской» - культурой.  

Но дело не только в новых технологиях. Изменился и погребальный ритуал – а это самое главное свидетельство о смене религиозных воззрений. До определенного момента все индоевропейцы хоронили своих умерших по обряду кремации. Но в «осевое время» представления людей о загробном мире меняются, и племена европейцев отказываются предавать своих покойников погребальному костру – вероятно, по той же причине, что и древние иранцы: священный жертвенный огонь не должен быть осквернен прикосновением к умершей плоти. 

Вместо этого они начинают устраивать пышные погребения в курганах. Например, в Богемии ученые обнаружили могильник Ловице. В погребальной камере, обшитой дубовыми бревнами, лежали останки знатного воина. В последний путь покойному богатырю современники дали длинный меч в деревянных ножнах, два ножа, три набора конской упряжи великолепной отделки и 23 различных сосуда для питья. Другой памятник этого времени – курган Магни-Ламберт в Бургундии. Под курганом археологи нашли останки воина с железным мечом в руках. В изголовье могилы были положен целый набор бронзовых предметов, включая бритву, кубок для питья, большой цилиндрический сосуд с черпаком внутри. Судя по всему, товарищи погибших воинов были уверены, что после смерти их вождю будет необходимо организовать большое угощение в загробном мире. 


Погребение под холомом Хохдорф (реконструкция) 

Одно из самых роскошных захоронений находится под холмом Хоxдорфа недалеко от местечка Людвигсбург в Германии. Гробницу скрывает гигантский курган, достигавший в высоту десять метров и шестьдесят – в диаметре, у подножия которого археологи нашли узкий коридор, выложенный из массивных каменных плит. Судя по всему, именно по этому коридору в гробницу пронесли тело умершего, а затем засыпали его – и 50 тонн камня надежно сохранили последнее пристанище древнего царя от мародеров. Внутри кургана археологи нашли просторную погребальная камеру с двойными стенами и потолком, пространство между которыми было заполнено мелким щебнем. Внутренние стенки камеры были обшиты дубовыми досками и обиты шелковой тканью с помощью многочисленных бронзовых булавок. В центре камеры стояло огромное ложе из бронзы, стоявшее на восьми ногах - скульптурных изображений человеческих фигур, напоминающих акробатов на одноколесном велосипеде. Колеса этих «велосипедов», кстати, свободно вращались, так что ложе можно было передвигать в любом направлении. 



На этом ложе-каталке лежал скелет мужчины – судя по всему, местного царя или вождя. На его шее была большая золотая гривна – символ власти, на теле - золотой пояс с тяжелым отдаленным золотом кинжалом. Наряд погибшего вождя также отличался богатством – синий шерстяной плащ с золотыми фибулами, шерстяные штаны, на ногах были одеты кожаные «ботинки» с закругленными носками, покрытые золотым тиснением, а на голове – сделанная из бересты коническая шляпа. Как показало изучение останков, умерший был довольно высокого роста – 1, 87 метра, обладал довольно развитой мускулатурой и умер от боевой раны в самом расцвете сил – ему едва исполнилось 40 лет. Произошло это примерно в самом конце VI века до Р.Х., однако ни имени этого древнего воителя, ни название его царства мы уже никогда не узнаем. (Немецкие археологи, обнаружившие это захоронение, нарекли его Конаном – по имени эпического героя одноименного кинофильма, роль которого исполнил Арнольд Шварцнеггер.) 


Меч "Конана" 

Судя по всему, друзья «Конана» справили по умершему богатую тризну – в ногах погребального ложа стоял огромный котел греческой работы, украшенный фигурками львов. В котле – золотой ковш. Анализ пыльцы показал, что сосуд когда-то содержал медовый алкогольный напиток. На стене рядом с котлом были развешены 9 кубков для питья: один из железа, другие из рога, отделанного золотом. 


Бронзовый котел из захоронения в Хоxдорфе 


У противоположной стены была поставлена боевая четырехколесная повозка, на которой лежала богатая добыча: девять бронзовых тарелок и три блюда, железный топор, нож и два копья. А на стене была развешана конская сбруя. Интересно, что абсолютно все вещи в ходе погребения были сломаны – ножи погнуты, блюда пробиты. Как считают археологи, порча вещей была частью погребального обряда – оружие и инвентарь специально «убивали», дабы эти предметы также могли перейти в царство мертвых. 



Так выглядели древние боевые колесницы

Но кому и, главное, зачем предназначалась эта добыча в мире богов? Вероятно, самим богам: чтобы при решении участи покойного умерший царь мог переселиться в тело нового царя. 


* * *
Первым эту новую пифагорейскую религию индоевропейцев подробно описал грек Посейдоний, известнейший философ-стоик и этнограф I века до Р.Х. Он сам много лет путешествовал и несколько лет прожил в Галлии. Увы, его произведения не сохранились, однако довольно многое из них известно нам по цитатам других древних авторов. Так, основываясь на Посейдонии, Диодор Сицилийский писал: «У них пользуется влиянием учение Пифагора, согласно которому души людей бессмертны и некоторое время спустя они живут снова, поскольку душа их входит в другое тело» (9) 

Об этом же говорит и римский солдат и историк Аммиан Марцеллин, сам не раз бывавший в Галлии: «Дразиды, составив союзы, как было установлено авторитетом Пифагора, поднялись до исследования высоких и таинственных вещей; с презрением относясь к земному, они провозгласили бессмертие души». (12)

Страбон в своем описании Галлии указывал: «Не только друиды, но и другие утверждают, что души и вселенная неразрушимы; но все же в конечном счете огонь и вода одержат верх над ними». (13) 

А вот римский писатель Валерий Максим, сам не раз посещавший Галлию, упоминает, в частности, о довольно распространенном обычае галлов давать друг другу в долг с тем, что бы отдать его в другом мире: «Я назвал бы их глупыми, если бы они, носящие штаны, не думали того же, во что верил одетый в плащ Пифагор». (14)


Друиды, как и жрецы Залмоксиса, также приносили человеческие жертвы, но для этого они, как писал Цезарь, делали "Плетенного человека": "У них заведены даже общественные жертвоприношения этого рода. Некоторые племена употребляют для этой цели огромные чучела, сделанные из прутьев, члены которых они наполняют живыми людьми; они поджигают их снизу, и люди сгорают в пламени". 

Большинство читателей при слове «друид» тут же представляет себе Альбуса Дамблдора из сказок про Гарри Поттера – эдакий могучий старик с длинной белой бородой в остроконечной шляпе и хламиде, расшитой звездами. Но на самом деле мы абсолютно не знаем, как внешне выглядели друиды, но, если судить по ирландской традиции, члены Пифагорейского братства вовсе не носили бород, а, напротив, тщательно брили лицо и часть лба. 

Что же касается эффектных магических обрядов, то один из таких ритуалов красочно описан Плинием Старшим: «Они зовут омелу именем, которое означает «всеисцеляющая». Приготовив жертвоприношение и пир под деревьями, они приводят туда двух белых быков, чьи рога затем связывают… Жрец, одетый в белое платье, восходит на дерево и обрезает омелу золотым серпом, и другие ее ловят в белый плащ. Затем они убивают жертв, моля о том, что бы бог принял этот умилостивительный дар… Таковы религиозные чувства, которые многие народы испытывают по совершенным пустякам.» (15)

Магия друидов проявлялась не в ритуалах, а в особом способе организации жизни, где совершение жертвоприношений было лишь незначительной частью. Прежде всего, друиды были учеными, изучавшие физику, химию и математику, медицину; науку они воспринимали в точности как сам Пифагор – как способ познания божественной гармонии мира. 

Аристотель, ученик Платона и Сократа - философов, близким к кругам пифагорейцев, писал, что единственным способом познания Бога он признает научное созерцание - созерцательная деятельность разума, основанная на ясном понимании причин и следствий всех процессов. А для этого нужно было много учиться и много знать. 

И поэтому корпорация друидов делилась на три категории, различавшиеся по рангу и достоинству исполняемых обязанностей.

В самую низшую по значению группу входили барды – исполнители религиозных гимнов и хранители священных текстов. Именно барды обязаны были из уст в уста передавать всю суть учения. «He обязаны барды иметь знание букв и метрических правил», - говорится в знаменитых «Анналах Четырех Мастеров» - сборнике ирландских легенд, изданном в 1364 году представителем знатнейшего рода O'Davorens. Как писал Цезарь, друиды хоть и использовали греческий алфавит в повседневной жизни, но вот записывать священные тексты считали недозволенным богами занятием.

Стать бардом было очень непросто. Знатоки священных текстов получали образование в специальных школах, некоторое представление о которых можно получить из средневековых источников. Обучение в такой школе друидов длилось не менее 12 лет, причем учебный год длился с ноября по май. Утром учитель вводил учеников в низкое здание с наглухо закрытыми окнами, давал задание и оставлял их в темноте до самого вечера. Никаких записей не допускалось. Так, к примеру, рассказывали, что легендарный король Ирландии по имени Кормак мак Арт, получивший образование в такой школе, перед подписанием какого-либо указа всегда запирался в темном помещении – сказывалась, видимо, привычка размышлять и сочинять в темноте. (16) 

Вторую группу «ордена» друидов составляли филиды – провидцы, хранители тайного знания и секретов науки. Этимология этого слова восходит к индоевропейскому корню «wel» - то есть, к блаженному лугу загробного мира древних. Иногда для обозначения филидов римляне использовали и латинские слова «vates» (пророки) и «euhages» (т.е. ликующие в честь Вакха). В руках филидов тоже было сосредоточено немало политической власти. Например, в Ирландии существовал обряд выбора короля – «бычий праздник», который состоял в том, что из мяса жертвенного быка готовилась похлебка. Филид ел мясо быка и сваренную похлебку, после чего ложился спать. Во сне ему являлся будущий король. (16). 

Далее шли собственно друиды – то есть, «поклоняющиеся дубу», совершавшие самые торжественные богослужения и исполнявшие роль судей в спорах между племенами. Поэтому, как отмечают ученые, братство друидов было совершенно независимо от любой гражданской власти, их сословие помещалось вне галльских племен и как бы даже возвышалось над ними. (17) 

«Они (друиды) ставят приговоры почти по всем спорным делам, общественным и частным; совершено ли преступление или убийство, идет ли тяжба о наследстве или о границах, - писал Гай Юлий Цезарь в «Записках о Галльской войне», лично общавшийся с друидами в ходе своего похода в Галлию. - Между прочим, друиды стараются вселить убеждение, что души не подлежат разрушению, а по смерти одного существа переходят в другое; цель этого учения - внушить презрение к смерти и сделать храбрее. Кроме того, они много рассуждают о светилах и их движении, о величине мира и земли, о природе вещей, о силе и могуществе богов бессмертных». (18) Понятно, что сам Цезарь, будучи эпикурейцем, не верил ни в переселение душ, ни в какое-либо еще загробную жизнь, а потому и дал друидической доктрине самое прагматичное объяснение. О Пифагоре же будущий император Рима, вероятно, вообще ничего не слышал. 

Но главенствующее положение в этой жреческой корпорации занимали не мужчины, но женщины – друидессы. Именно друидессы вершили самыми главными делами древнего общества: они возглавляли идущее на войну войско и вдохновляли солдат на битву. 

Римский историк Публий Корнелий Тацит так описывает встречу римских солдат с этим «женским» войском: «На берегу стояло в полном вооружении вражеское войско, среди которого бегали женщины, похожие на фурий, в траурных одеяниях, с распущенными волосами, они держали в руках горящие факелы; бывшие тут же друиды с воздетыми к небу руками возносили к богам молитвы и исторгали проклятия. Новизна этого зрелища потрясла наших воинов, и они, словно окаменев, подставляли свои неподвижные тела под сыплющиеся на них удары…» (19)

Сила заклинаний друидесс настолько пугала завоевателей, что этот страх передавался из поколения в поколение. И века спустя, когда от кельтских друидесс не осталось даже воспоминаний, жители европейских городов и сел как огня боялись женской магии. Детей запугивали злобными ведьмами, прячущимися в чащобе дикого леса, а взрослые без всяких раздумий отправляли на костер инквизиции всякую женщину, заподозренную в ведовстве. Причем, иногда случались настоящие истерии, когда под пытками ведьма оговаривала десятки невинных людей, а те оговаривали уже сотни… Между прочим, последнюю ведьму по официальному приговору сожгли в Польше – случилось это аж в 1793 году. (20) 

Но друидессы занимались не только заклинаниями. Плутарх, к примеру, говорил, что вожди кельтского племени вольков в IV веке до Р.Х. отправили женщин-послов для переговоров с карфагенским полководцем Ганнибалом. 

Это в «просвещенной» Римской империи женщины существовали на правах имущества своего супруга – они не имели права самостоятельно вести хозяйство, выступать в суде и отставать свои интересы, а изнасилование и вовсе не считалось преступлением, а рассматривалось лишь как умышленная порча чужого имущества. А вот в «варварской» Европе друиды, как и пифагорейцы, первыми в античном мире объявили о равенстве мужчин и женщин. Так, ирландских средневековых «Законах брегонов» (Brehonlaw) говорится, что женщина обладала собственной честью и могла сама предпринимать определенные шаги в защиту собственного социального положения. Кроме того, женщина имела право на развод и могла забрать все свое имущество, которое она внесла в семейный бюджет при вступлении в брак. Например, перечисляется 14 причин, на основании которых жена могла получить развод, и в этот перечень входили публичные оскорбление ее чести и побои со стороны мужа.

Более того, в древней Европе известны и случаи, когда женщины стояли во главе целых царств – к примеру, в Ирландии сохранились предания о королеве Медб (Medb – «Медвяная» или «Опьяняющая»), которая меняла мужей, как перчатки. В подтверждение этих преданий археологи обнаружили на территории Центральной Европы множество захоронений, где женщины погребены с такой пышностью и роскошью, что нет никаких сомнений в их царственном положении.

Курган одной такой царицы был обнаружен близ городка Викс на юго-востоке Франции. В большой погребальной камере, обшитой стволами дуба, стояла снятая с колес повозка, на которой ледал скелет молодой женщины в богатом одеянии, которую археологи окрестили «Королевой Викс». По мнению археологов, эта женщина скончалась по неизвестной причине в возрасте 30 лет. Случилось это около 480 года до Р.Х. При жизни «Королева Викс» отличалась физическими недостатками - антропологи обнаружили у нее гнилые зубы и асимметричный череп, кроме того, она страдала артрозом суставов. Тем не менее, непривлекательная внешность ничуть не мешала «королеве» занимать высокое положение в обществе – на ее шее висел золотой торквес весом 480 граммов, украшенный фигурками крылатых коней и львов. (Специалистами установлено, что гривна была выполнена кельтским мастером по греческой модели, которая сочетала в себе черты эллинского и скифского искусства.)


Торквес "Королевы Викс"  

Кроме «торквеса власти» на шее было одето и ожерелье из янтарных бус, а запястья рук были увиты спиралями бронзовых и золотых браслетов. Тело было убрано в платье тончайшей белой шерсти, застегнутое фибулами, инкрустированными кораллами и янтарем. А рядом стоял небольшой сундучок, в котором хранилась «запасные» золотая гривна и браслеты. 


Портрет Медузы Горгоны с бронзовой чаши из кургана "Королевы Викс"   

Напротив же повозки стояла удивительная по красоте мраморная ваза объемом 1200 литров, украшенная изображениями древней греческой богини Медузы Горгоны – не исключено, что именно из-за этого изображения эту греческую чашу и привезли для «Королевы Викс». Интересно, что у Медузы Горгоны высунут язык точно таким же образом, как и у многих древних статуй: высунутый язык - знак права говорения, знак власти. Пророк Исайя указывал на то, что именно высунутый язык долгое время был символом женских языческих культов: «Но приблизьтесь сюда вы, сыновья чародейки, семя прелюбодея иблудницы! Над кем вы глумитесь? Против кого расширяете рот, высовываете язык? Не дети ли вы преступления, семя лжи, разжигаемые похотью к идолам под каждым ветвистым деревом, заколающие детей при ручьях, между расселинами скал?" (21). 


Лев с языком - символ власти Владимирского княжества. 

Высокое положение женщины в кельтском мире объяснялось тем, что развитие пифагорейского учения о вечном перерождении человеческих душ привело к настоящей матриархальной революции в языческом пантеоне - в самом деле, кому еще запускать цепочку перерождений, если не Богини-матери? 

Некоторый ключ к пониманию древней кельтской религии дают слова Тацита, который в своем исследовании нравов и обычаев варварских племен писал: «Часть (из них) совершает жертвоприношения и Изиде; в чем причина и каково происхождение этого чужестранного священнодействия, я не мог в достаточной мере выяснить…» (19)

Напомним, что Изида (или Исида) – это эллинистическая богиня египетского происхождения, которая в те времена только-только входила в моду среди римских граждан. Исида была «ответственна» за материнство – она являлась супругой «воскресшего» бога Осириса и матерью Гора, бога неба и солнца. Видимо, Тацит увидел определенное сходство между египетской и кельтской религиями, раз он назвал кельтскую «Богиню-Мать» более понятным для римлян именем.

Некоторые имена древних богинь европейцев дошли и до наших дней – также благодаря римским завоевателям. Имперские наместники, желая ради скорейшей ассимиляции привлечь покоренных галлов в свои храмы, начали ставить мраморные статуи местных богинь в римских пантеонах – впрочем, и сами римские колонисты также желали поклоняться местным богам и богиням. Мрамор долговечнее дерева, а поэтому сегодня в распоряжении археологов оказалось несколько десятков «кельтских» богинь. 

Так, одной из самых почитаемых богинь в Центральной Европе была Негаленния (Nehalennia). На сегодня в Северной Европе – от нынешних Нидерландов до Британских островов – найдено 29 храмов и жертвенников, посвященных этой богине. Наиболее хорошо сохранился храм, обнаруженный археологами на острове Вальхерене в устье реки Шельды близ города Дейца. Внутри храма ученые обнаружили большую мраморную скульптуру сидящей Негаленнии. В руках ее – огромная корзина, наполненная плодами. У левой ноги богини сидит собака, а правая нога покоится на носу морского корабля.


Трон Негаленнии

Историк и археолог Джоуна Линдеринг из Лейденского университета пишет: «Трон Негаленнии стоит в полукруглой нише, а поскольку это место традиционно было прерогативой бессмертных, то, таким образом, мы можем быть полностью уверенными, что женщина являлась богиней, а не персонажем более низкого ранга – наядой или жрицей… Примечательно, что у алтаря богини археологи нашли множество жертвенных денег – и не только римские монеты, но и шесть монет франкских королей, чеканенных в V веке – в эпоху династии Меровингов. Этот факт убедительно доказывает, что Негаленния была почитаемой богиней и после падения Римской империи...» (22)


Росмерта с Тевтатом - одним из высших персонажей галльского пантеона, которого галлы считали предком всех людей.    

Своеобразным «альтер эго» Негаленнии была Росмерта (Rosmerta) – богиня изобилия. Ее, как правило, изображали в римских храмах вместе с Тевтатом или Таранисом - высшим богом кельтского пантеона. Росмерте поклонялись в большой части Западной Европы, в восточной Галлии и на юго-западе Англии. Характерная черта Росмерты – в руках она держит большие корзины, на которые кладет голову змея. В Британии Росмерту изображали вместе со скипетром в виде огромного половника. 


Эрекура

Еще одна популярная матрона - богиня Эрекура (Herecura), чей культ был распространен на огромных просторах от Северного моря до Адриатики. Каменные изваяния Эрекуры находили даже в графстве Нортумберленд на севере Англии. Суля по истершимся латинским надписям, Эрекура была властительницей Царства мертвых и супругой Отца Диса (Dis Pater - так римляне именовали Бога загробного мира).

Также известна богиня Хлудана (Hludana) – покровительница мореходов и рыбаков. В храме древней крепости Beetgum на севере Нидерландов была найдена скульптура Хлуданы с высеченным на ней посвящением: «Богине Хлудане, рыбацкие рабочие под лидерством Квинтия Валерия Секунда выполнили их клятву охотно и по достоинству». 
А вод коневоды почитали богиню Эпону - покровительницу лошадей, чьи алтари находят по всему континенту от Средиземного до Северного морей.  


Кельтская богиня Эпона- покровительница лошадей 

Тацит в своем знаменитом трактате "О происхождении германцев" писал об особом культе богини Нертус: "Лангобарды… обитающие за ними ревдигны, и авионы, и англии, и варины, и эвдосы, и свардоны, и нуитоны (...) все вместе поклоняются матери-земле Нерте, считая, что она вмешивается в дела человеческие и навещает их племена. Есть на острове среди Океана священная роща и в ней предназначенная для этой богини и скрытая под покровом из тканей повозка; касаться ее разрешено только жрецу. Ощутив, что богиня прибыла и находится у себя в святилище, он с величайшей почтительностью сопровождает ее, влекомую впряженными в повозку коровами. Тогда наступают дни всеобщего ликования, празднично убираются местности, которые она удостоила своим прибытием и пребыванием. В эти дни они не затевают походов, не берут в руки оружия; все изделия из железа у них на запоре; тогда им ведомы только мир и покой, только тогда они им по душе, и так продолжается, пока тот же жрец не возвратит в капище насытившуюся общением с родом людским богиню. После этого и повозка, и покров, и, если угодно поверить, само божество очищаются омовением в уединенном и укрытом ото всех озере. Выполняют это рабы, которых тотчас поглощает то же самое озеро. Отсюда — исполненный тайны ужас и благоговейный трепет пред тем, что неведомо и что могут увидеть лишь те, кто обречен смерти".
Но это еще не все имена богинь, которым поклонялись наши пращуры. В центральной Европе найдены сотни скульптур богинь рангом пониже – к примеру, в Британии был распростанен культ богини победы Андрасты, а на территории нынешней Франции всеобщим почтением пользовалось святилище богини Танфаны. Недалеко от Бонна обнаружены статуи матери Алаферху (Alaferhuic), мать Ауфания (Aufanian). Чуть дальше к востоку чтили богиню смены времен года Писинтос (Pisintos), сестер Алясигаи (Alaisiagae) и деву Картовалленсик (Cartovallensic). 

В Британии же самой популярной богиней была Ковентина, культ которой был распространен по всему острову. Не так давно археологи нашли и ее храм, сооруженный римлянами у пограничной стены Адриана. В честь Ковентины назван и британский город Ковентри. Была ли эта богиня каким-либо образом связана с венетами, или же это просто случайное созвучие - сказать уже невозможно.
 

Просмотров: 379 | Добавил: Zenit15 | Теги: Время венетов - V: Явление богини | Рейтинг: 4.8/6
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск
Календарь
«  Февраль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0