Четверг, 27.04.2017, 17:54

Мой сайт

Главная » 2016 » Декабрь » 13 » Валерий ДРОНОВ. БУЗАВЫ (4)
09:54
Валерий ДРОНОВ. БУЗАВЫ (4)

                                                                

(окончание)

                   ШАШКИ К БОЮ, СТРОЙ ФРОНТ, МАРШ!

Накануне грядущих событий в Чунусовский юрт входили станица Чунусовская, хутора Чунусовский и Моисеевский. В Эркетинский юрт — станица Эркетинская и временные поселения Сиротское, Мазановское, Чиков-Кут, Кудинов-Кут. К Потаповскому юрту были приписаны временные поселения Зык, Кошары, Холостонур, Шавелькина, Болдырева. 

В 20 верстах на восток от станицы Эркетинской  располагались запасные войсковые участки частного калмыцкого коннозаводства. В 1912 году в конно-плодовых и строевых табунах станицы Чунусовской было 1 140 строевых лошадей, Эркетинской — 800, Потаповской — 1 034.

     После Февральской революции казаки-калмыки послали своих делегатов на Первый общеказачий съезд, который состоялся в марте 1917 года в Петрограде, в их числе были Е.И. Учуров из станицы Эркетинской, Б.У. Манжиков из Чунусовской.

     В мае 1917 года  в станице Великокняжеской прошёл съезд представителей донских калмыков. Председателем избрали присяжного поверенного  Бадьму Уланова, секретарём народного учителя Харти Канукова.                     

     Когда состоялись выборы в Учредительное собрание, в станице Потаповской проголосовали за казачий список 251, а за список эсеров, Совета крестьянских депутатов и трудовое казачество — 114. В Чунусовской соответственно: 612 — 262, в Эркетинской 438 — 255 человек. Конечно, значительную роль сыграли иногородние крестьяне, но за эсеров проголосовало и немало калмыков. Если посмотреть на данные других 10 калмыцких станиц, то эти три станицы были настроены как наиболее «казачьи».

     Весной 1918 года, в начале смятенных событий, калмыки-казаки заняли выжидательную позицию. Пока что они не поддавались на агитацию ни большевиков, ни белых, помня калмыцкое присловье: «Сегодняшние лёгкие лучше завтрашнего жира». Но в первых месяцах 1918 года новая власть приступила к решению аграрного вопроса в пользу бедняков. Вскоре прибыли красные продотряды, в обмен за какие-то непонятные бумажки стали изымать лошадей, скот, продовольствие. Степняки поняли, что с новой властью им не по пути, донские калмыки начали переходить на сторону белых. И если казаки Дона на 80% ушли к белым, а каждый пятый — к красным, то подавляющее большинство казаков-калмыков стало на сторону Белого движения. Бедные дали немногочисленную, но преданную новой власти прослойку красных калмыков.

     Красноармейские подразделения в январе-феврале 1918 года продвигались с севера к Новочеркасску и Ростову, вытесняя соединения белых. Под натиском красных тем пришлось оставить территорию многих донских округов. Был образован добровольческий отряд  во  главе  с полковником  П.Х. Поповым численностью 1 700  человек. Генерал увёл казаков из Новочеркасска в Степной поход, в Сальские степи. Атаман знал, что рано или поздно казаки не примут новую власть.

     В степях к партизанам примкнули казаки из задонских станиц, в том числе калмыки-казаки Эркетиновской, Потаповской, Чунусовской и их хуторов. Поводом к их открытому выступлению послужил захват в марте 1918 года станицы Платовской отрядом Чернушенко (входил в Степной отряд). При поддержке калмыков-казаков платовского станичного атамана Абуши Сарсинова отряд Чернушенко казнил несколько иногородних — сторонников новой власти. После ухода Степного отряда разъярённые крестьяне нанесли ответный удар по семьям донских калмыков. На них обрушились репрессии. Есаул Бадьма Сельдинов, сотник Б.С. Бакбушев были расстреляны в марте 1918 года. Их конвоировали из станции Ремонтная на станцию Зимовники, в пути казнили.

     Организатором и начальником отряда из 200 калмыков был хорунжий (затем полковник) из станицы Граббевской Абуша Апсеевич Алексеев, закончивший Новочеркасское казачье училище. Он был избран членом Войскового Круга Всевеликого Войска Донского. Отряд 5 марта присоединился к участникам Степного Похода.  Позже этот отряд пополнился калмыками Войскового атамана калмыцкого казачьего войска нойна (князя) Д.Ц. Тундутова.

     Участником Степного похода был атаман станицы Платовской Б.А. Цебеков. В 1920 году он был награждён орденом св. Станислава 2-й степени.

     Отдельно в списках личного состава Степного похода были четыре калмыцких сотни, более 500 сабель под командованием генерала И.Д. Попова.  Они имели значки — жёлтое поле с красной оторочкой, с литерами 1 КС и 2 КС. Вместе с подразделениями следовала калмыцкая группа членов Войскового Круга. На этом этапе боевых действий в белых партизанских отрядах вели борьбу всего до двух тысяч калмыков.

 Отряд прошёл от станицы Граббевской к Бурульской, к Эркетинской, На реке Сал у станицы Андреевской не имелось никаких переправ. Прикрывавший тылы отряд оставил станицу Бурульскую и к вечеру отошёл к Эркетинской. Весь день 8 апреля длилась переправа. Сначала отбивали атаки красных, а затем стали выводить из боя части, переправляя их через реку в Андреевскую. Последними, до сумерек, на левом берегу оставались калмыцкие сотни, неоднократно ходившие в атаки. Под прикрытием огня четырёх орудий они переправились вплавь.

Две сотни добровольцев-калмыков под командованием есаула Б. Сельдинова в ночь на 12 июня 1918 года взяли станицу Власовскую (Бембедяхинскую) и станцию Гашун. Есаулу поручили формировать калмыцкий полк в Гашуне.     

     На территории Манычского улуса в июле возник Калмыцкий партизанский отряд под командованием Манычского окружного атамана Г.Д. Балзанова. Он стал действовать в тылу красных войск.

Партизанский период образования частей белых калмыков-казаков на этом окончился, потом они влились в регулярные части Донской армии.

     После взятия белыми Новочеркасска атаманы А. Сарсинов из станицы Платовской и А. Алексеев из Граббевской при поддержке члена Войскового правительства Б. Уланова добились разрешения на формирование части, получившей наименование Зюнгарский (Калмыцкий) полк. Древняя родина калмыков Зюнгария (Джунгария), так и назвали полк в память далёкой родины. «Калмыцкий» — не от того, что белые сформировали чисто национальный полк, в нём было много и других донцов. Данное наименование было получено за заслуги донских калмыков Степном походе.

     Полк был организован в станице Константиновской, имел пять сотен, состоял из казаков Платовской, Бурульской и Граббевской и других станиц, бывших в Степном походе.  Затем он стал называться 80-м конным казачьим полком, воевал в Задонье в составе группы К.К. Мамонтова против красных отрядов Г.К. Шевкопляса.

     В  июле–ноябре 1918 года во 2-ю и 4-ю сотни этого полка записалось много казаков из станицы Чунусовской: Бадьма Хокшанов, Санжа Шарманжинов, Санжа Шарипов, Эрдне Бабушов, Хоче Бабушов, Поздняк Мутянов, Алексей Мутянов, Санжа Емченов. Пополнили его ряды эркетинцы Учур Учуров, Учур Котнянов, Иван Дакинов, Егор Лукьянов, Пурве Лукьянов, Куба Хокшанов, Батырь Шарманжинов. Из станицы Потаповской записались Даржа Гечинов, Василий Ремeлев. В Зюнгарском полку служил хорунжий П.Б. Абушинов из станицы  Чунусовской,  затем он  в  чине сотника командовал 3-м Донским полком, погиб в Новороссийске.

Одним из первых крещений зюнгарцев был бой частей генерал-майора И.Ф. Быкадорова против красных отрядов Г.К. Шевкопляса, который произошёл 9 июля под Чунусовской. С 25 августа по 2 сентября в ходе наступления Донской армии вследствие боёв под Чунусовской–Андреевской с обеих сторон опять были тяжёлые потери.   

В декабре 1918 года в станице Власовской есаулом Б. Сельдиновым из семи калмыцких станиц, в том числе из Чунусовской, Потаповской, Эркетинской, был сформирован 3-й Донской калмыцкий полк. Первым командиром стал войсковой старшина Суворов. После его ранения полк принял есаул (затем полковник) Н.П. Слюсарев. Английский офицер в своих воспоминаниях описал его: «Их полковник, моложавый мужчина с одним из самых жестоких и самоуверенных лиц, какие мне довелось увидеть, был европейского типа, хотя и калмыцкой крови, проявлявшей своё присутствие в смуглом цвете кожи и узких, раскосых глазах».

     Полк был одет в синие шаровары с жёлтыми лампасами, гимнастёрка защитного цвета, фуражка с черноплюшевым ободком и жёлтым верхом. На знамени — изображение древнего калмыцкого бога войны «Яманндага» на тёмно-гнедом коне, в центре находилось изображение буддийского божества Дхамо, его сопровождает всадник в боевом снаряжении, тигр, дракон и снежный лев, рядом расположен текст мантр  буддийских божеств и молитв. В центре обратной стороны знамени изображён герб Области войска Донского и надпись «Калмыцкий 3-й Донской конный полк».   Хоругвь вручил Н.П. Слюсареву лично Лама все Донских калмыков М.Б. Борманжинов. В настоящее время оно хранится в Новочеркасском музее истории донского казачества.

     В этом полку служил казак из станицы Эркетинской И.Б. Тактинов.

Во время отхода дивизии красных на станцию Гашун и далее на Ремонтную к ним присоединился эшелон черноморских моряков, следовавших из Тихорецка в Царицын. Со стороны Власовской белые 12 августа начали наступление, их отряд вклинился в оборону красных, белые установили орудия и пулемёты, подступы к мосту контролировались. За мост четыре дня шёл бой, атаку красные отбили, взяли Власовскую.  Моряки припомнили власовским казакам формирование калмыцких полков. Некогда утопавшая в зелени и фруктовых садах, она была выжжена вся, остались только пепелища с торчащими трубами. Деревянные дома со всеми хозяйственными постройками для скота, амбары для хранения зерна, всё было предано огню. Станица была отстроена вновь, но по калмыцким поверьям нельзя было сооружать на старом месте, новые дома поставили в полутора километрах от бывшего расположения.

     Всего в частях ВСЮР воевали шесть калмыцких полков. Около пяти тысяч калмыков-казаков Дона выступили на стороне Белого движения, от общей численности калмыцкого народа это составляло около 3%. Количественные показатели участия астраханских и ставропольских калмыков в войне в составе калмыцких белоказачьих формирований позволяют сделать вывод, что большая часть не принимала участия в боевых действиях.  Там была совсем другая обстановка. Калмыки не спешили оборонять старые порядки, при которых они кроме нищеты и бесправия ничего не видели. Были другие причины, почему калмыков Прикаспия не устраивало казачество. Подавляющее их большинство не смогло бы нести расходы по приобретению казачьей «справы».

     В РККА тоже были калмыки. В Задонских степях формировались группы красных калмыков под руководством К.Э. Илюмжинова, Х.Б. Канукова, Е.А. Басанова, М.Д. Шапсукова, О.И. Городовикова. Они впоследствии примкнули к регулярным частям красных, командиры стали видными деятелями новой власти. Ока Городовиков — командир 2-й Конной армии, Кирсан Илюмжинов — командир бригады, Василий Хомутников — командир полка, Харти Кануков — политический комиссар дивизии.

Задонский корпус полковника И.Ф. Быкадорова окружил красных в Большой Мартыновке. В целях прорыва блокады из слободы Ильинки выступил в рейд 1-й Социалистический кавалерийский Крестьянский полк. В Кутейниково и Иловайской внезапно атаковали находящиеся там три сотни казаков, изрубили около 100 конников. В этом бою  отличился отряд красных калмыков под командованием О.И. Городовикова. 

Осенью 1918 года в станицу Эркетинскую прибыли бежавшие от красных жители станиц Граббевской и Бурульской. В мае 1919 года, после занятия Задонья белыми, они вернулись домой.    

Черноярский  (36-й Доно-Заветинский) полк красных в мае 1919 года занял станицу Атаманскую. Полком командовал калмык казак станицы Атаманской Н.И. Колесов. Николай Колесов — личность знаменитая, боец был смелый и дерзкий, зажиточные казаки его называли «чёртов калмык». Восемь  раз  под  ним  погибали  кони,  а он отшучивался: «Я заговорённый, меня два бога берегут: Будда и Христос».   Не сохранили, в мае 1919 года Н.И. Колесов погиб под селом Торговое.

       

*Казак ст. Власовской комбриг   РККА    Кирсан Илюмжинов          

 *Командир 36-го (Черноярского) Доно-Заветинского полка РРКА                              Николай Иванович Колесов   

     В Заветинском районе в его честь переименовали хутор Колесов, был колхоз имени Колесова. На месте его перезахоронения в хуторе Никольском стоит памятник, на здании школы закреплена мемориальная доска. Николай Иванович был женат на русской женщине Василисе, казачке из станицы Атаманской, родилось трое детей. Жена побывала в заложниках у белых, детей прятали в калмыцких хотонах. После Гражданской войны дочь долгие годы жила в Атаманской, сын Григорий дослужился до полковника, сын Николай работал в Мосгорисполкоме.

     В составе красных соединений, сформированных на Дону, сначала было одно калмыцкое национальное подразделение — конный отряд батальона 37-й стрелковой  дивизии, на базе которого были сформированы два эскадрона 2-го Калмыцкого полка. В  июне  1919 года  в  станице Денисовской сформировался 1-й Отдельный Калмыцкий кавалерийский полк под командованием калмыка В.А. Хомутникова.

Летом 1919 года белые перешли в наступление на Царицын, город ими был взят. На этом этапе войны А.И. Деникин смог использовать последние имеющиеся у него ресурсы. В добавление к Добровольческой и Донской летом была образована третья армия — Кавказская, ею командовал  генерал-лейтенант П.Н. Врангель. И снова помог переход казаков-калмыков на сторону белых. Это позволило командованию Кавказской армии развернуть Астраханскую калмыцкую бригаду в дивизию. В её состав вошли: 1-й и 2-й Астраханские казачьи полки, а также формируемые на базе отряда Г.Д. Балзанова 3-й и 4-й Астраханские Манычские конные полки.

                       

     Донской  атаман  А.П.  Богаевский   среди  жителей  Сальского округа, 1919.   Фото предоставлено Н. Порсунковым 

Сальский округ посетил новый Донской атаман А.П. Богаевский. Он встретился с жителями станицы Денисовской, побывал на смотре калмыцких подразделений. Современники отмечали калмыцкое происхождение  Богаевского: «Если ген. Корнилов был по происхождению чистокровный азиат русского воспитания, то в жилах покойного Донского Атамана текла доля восточной крови (калмыцкой). Особенно ярко внешне эта кровь была выражена на внешности покойного брата Атамана Митрофана Петровича.

80-й Зюнгарский полк участвовал в рейде К.К. Мамонтова по тылам Южного фронта Красной армии. Однако по возвращении из рейда его, как и весь корпус, стала сотрясать эпидемия «самоволок»,  к  концу 1919  года осталось всего  67  сабель.  Затем

80-й Зюнгарский полк пополнился двумя сотнями калмыков-казаков, был включен в группу А.А. Павлова, в составе которой отличился в боях с 1-й Конной армией у станицы Ольгинской в середине января 1920 года и в сражении у села Весёлого в конце января.

Красные смогли отмобилизовать двухмиллионную армию, белым пришлось отступать от Царицина через Сальские степи на Новороссийск и Крым. Война ими была проиграна.

Уходившие казаки-калмыки сполна испытали горечь поражения. Как и всем донским казакам, им припомнили разгоны лодзинских рабочих, подавление восстаний в губерниях Центральной России, формирование полнокровных полков Донской армии.

В декабре 1919 года большая часть населения Сальского округа по приказу окружного атамана генерала М.М. Рындина отправилась в отступ. Вот как описывает этот путь Е.С. Ремилева-Шлютер: «Всем донским калмыкам было приказано эвакуироваться. Это означало приближение большевиков  и  то,  что калмыки, невзирая на зимнюю пору, должны были сниматься с насиженных мест и с семьями, скотом и домашним скарбом идти в неизвестную даль… Кто не желал уходить, тот рисковал получить клеймо «большевика» со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Урядник Эрдни Романов, последний атаман станицы Эркетинской, не подчинился приказу об эвакуации жителей. После того, как проехали семь вёрст, он приказал всем возвратиться. В результате станица не была подвергнута репрессиям, она избежала участи разгрома, как это сделали со станицей Власовской.

Отступление, в ходе которого беженцы дошли до предгорий Кавказа и черноморского побережья, оказалось тяжёлым и безрадостным. Состоялся казачий Круг, на котором мирному населению было решено возвратиться домой, а казакам с боями отступать в Крым.

     Но сначала был Новороссийск, где красные окружили войска ВСЮР, в том числе и калмыцкие части. 3-й Калмыцкий полк при эвакуации не принял предложение красных о капитуляции, вместе с 3-м Дроздовским полком прикрывал отступление и посадку на пароходы. Дроздовцы были вывезены на миноносце «Пылкий», для чего специально вернулся генерал-лейтенант А.П.  Кутепов.

     А 3-й Калмыцкий полк белыми был оставлен на берегу и целиком попал в плен. Много казаков-калмыков вместе со следовавшими в обозе полка семьями было казнёно красноармейцами. Особенно суровой была расправа над офицерами полка. 

     Больше повезло 80-му Зюнгарскому полку, который вёл арьергардные бои. Он в Адлере прикрывал отход и погрузку на суда донских казаков. Большая часть донских полков, прижатая к берегу, приняла условия капитуляции и сдалась в плен частям Красной армии. 80-й Зюнгарский полк не принял эти условия, не сложил оружие и в полном составе вместе с остатками донских частей был эвакуирован в Крым. Как вспоминали очевидцы, 80-й Дзюнгарский грузился на пароходы под похоронный марш. 

В Крыму 80-й Зюнгарский полк в парадном строю прошёл перед главнокомандующим ВСЮР П.Н. Врангелем, ибо среди эвакуированных из Новороссийска и Адлера, кроме этого полка, не было ни одной целой и вооружённой части.

     Лишь немногим беженцам-калмыкам нашлось место на пароходе. Были семьи, которые до конца пытались остаться вместе. Б.М. Хохлов  из станицы Чунусовской с тремя малыми детьми оказался в обозе беженцев калмыков-казаков. В Новороссийске семья попала в коловерть посадки на пароход. Шеренга солдат, поставленных для соблюдения порядка, была смята толпой желающих попасть на корабль. Бадьме Мужиковичу вместе с сыном-подростком Токром удалось взобраться на борт, а младшие его дети — пятилетний Кирсан и семилетняя Сулда, оттеснённые толпой, остались на пристани морского порта. Они потерялись в сутолоке, потом вернулись в Сальские степи.

Так происходило разделение семей: отец, старшие сыновья покидали страну, а дети, старики и женщины оставались...      

     Казаки станицы Чунусовской Санчир Абушинов, Санжа Абушинов, Музе Бадьминов сдались в плен в Новороссийске. Они были зачислены в Красную Армию и направлены на Польский фронт, где перешли на сторону поляков, служили в армии С.Н. Булак-Булаховича, в 5-й сотне Донского казачьего полка полковника Г. Духопельникова, остались в этой стране в эмиграции, многие женились на польках.  

     В декабре 1920 года в Симферополе расстреляли  Ковашку  Цыдинова из станицы Чунусовской.

     В эмиграцию ушло около трёх тысяч донских калмыков, воевавших на стороне Белой армии. Они сполна испытали тоску по родным краям:

Где ж вы теперь, Дон, золотые поля,

Сады, цветы, дыханье весны

И тучный скот, пасущийся на воле?

Иль это были только сны?!

Где ж ты теперь, донской прекрасный хутор?

Родимый дом, кровати вдоль стены

И наша жизнь, весёлая, как утро?

                             Иль это только были сны?!

                                                          Н. Илишкин.

 За границей их никто не ждал, обстоятельства бытия были трудными. В Турции «:… в зиму 1920–1921 года калмыцкий полк провёл в лагерях Кабаджи… В нарах, вырытых в сырой земле и накрытых землёй же, прозимовали калмыки, терпя холод и голод».   Казак станицы Ново-Алексеевской Даржа Шарапов, 64 года от роду, в Болгарии покончил жизнь самоубийством. Причина — тяжёлые условия жизни и тоска по родине. 

  Судьба разметала казаков-калмыков по разным странам и городам. Бакша Граббевской станицы, бакша все Донских калмыков Зодба Бурульдинов был погребён в США, на православном казачьем Свято-Владимирском кладбище в городке Кесвилл штата Нью-Джерси. Там же похоронен А.И. Деникин, упокоились воины: первый офицер-кавалер ордена Св. Георгия хорунжий С. Болдырев, Походный атаман генерал-майор П.Х. Попов. Здесь же могила полковника ВВД Леонтия Константиновича Дронова.

 Казаки Чунусовской станицы оказались во многих странах. С.Б. Бембеков похоронен в Париже. Его сын Учур Санджиевич Бембеков в эмиграции стал калмыцким поэтом, избрали помощником председателя правления Союза калмыков в Париже. 

 

      Во втором  ряду слева  второй атаман станицы Чунусовской  в 1900 г. сотник Санжа Бембеков, слева пятая его жена Дарья, Франция,  предп. начало 40-х гг.   Фото предоставлено Н. Парсунковым

Б.Ф. Бембеков был членом избирательной комиссии по выборам атамана Всевеликого Войска Донского в 1938 году в Париже.  Там же нашли приют Пётр Нахашкин и последний юртовой атаман Чунусовской Эренцин Басанов. Он был избран Председателем Союза Калмыков в Десине. В эмиграцию последовали казачки станицы Чунусовской Дарья Бембекова (умерла во Франции) и    М.   Сангинова,    которая     своё    жизненное пристанище нашла в Германии, в Дорнштадте.  

Казаки Н.М. Даржинов и С.Б. Абушинов, хорунжий П.Б. Абушинов оказались в Польше, Бадьма Шуваринов в Чехословакии. Казак 4-й сотни 80-го Зюнгарского полка Доржа Курашов переехал в США.

     Такая же судьба постигла эркетинцев. Зартынов Адам (Аоалдык) Павлович сначала попал в Болгарию, затем переехал во Францию. Умер в Шалет-сюр-Луанe, департамент Луарэ.

Дети казаков-калмыков и за границей стремились к знаниям. Ильцеранов Санжа и Ункуров Санжа из станицы Чунусовской были учениками деревообделочной школы в Чехословакии, затем окончили среднее сельхозучилище. Их станичник Санжа Ункуров продолжил учёбу в Калмыцком пансионе при Русской реальной гимназии, там же учился Алексей Шургинов из Эркетинской.

     Полковник А.А. Алексеев эмигрировал в Югославию, где принял на себя заботы о калмыках, оказавшихся вместе с ним далеко от родных степей, представлял их интересы при Донском атамане, устраивал на работу. После Второй Мировой войны с волной эмигрантов он оказался на территории Германии, где умер и погребён на казачьей секции кладбища Фельдмохинг (Бавария).

     Бузавы помнили калмыцкую поговорку: «Потеряешь любимого друга — семь лет вспоминаешь, покинешь родину — до смерти будешь её помнить». Они образовали диаспоры, существующие до сих пор в Югославии, Германии, Франции, США и других странах. В США их проживает две тысячи, во Франции  тысяча человек. Во всех уголках света они создавали свои станицы, где соблюдали традиции предков, помнили обычаи и заветы, заботились о том, чтобы подрастающее поколение не забывало родного языка.

Однако и в общей среде эмигрантов казаки выделялись. Калмыки — выходцы из Ставрополья, Астрахани создали организацию в США в городе Хауэлл, а калмыки-«бузаав» организовали подобное общество в двух милях к югу. В Филадельфии общество эмигрантов состоит только из калмыков-казаков, ими были организованы станица Дзюнгарская во Франции, Калмыцкая группа в Белграде.   

Калмыки — мудрые и по-восточному рассудительные люди. В центре Элисты установлен памятник в честь светлой памяти братьев-казаков, павших в братоубийственной Гражданской войне. Вспоминают и оплакивают их всех, и белых, красных.

                                    КОГДА КОВЫЛЬ ПЛАЧЕТ

Количество калмыков на территории Сальского округа в связи с потерями на Японской, Первой мировой и Гражданской войнах резко уменьшилось. В 1920 году на Дону проживало 10 750 калмыков, население сократилось почти в три раза. 

По заданию Сальского отдела образования в марте 1920 года в калмыцкие станицы и хутора выезжал представитель окружкома Рабетов. Он отчитался, что станицы обезлюдили, в школах учить некого. По степям бродили отряды повстанцев. Они грабили калмыков, отнимали последнее пропитание. Ремонтненский военком Титаренко докладывал: «Маслак громит кибитки калмыков, последние страшно обозлены». 

Было обрушено калмыцкое коневодство. Х. Джалыков на Первом Общекалмыцком съезде Советов говорил о реквизициях лошадей и скота, обрушившихся на степное население: «То белые приходили — давай, то красные — надо, бандиты — сами реквизировали. И это продолжалось в течение нескольких лет».

Обстановка постепенно нормализовалась. Представители калмыцкого народа настойчиво ставили вопрос о создании национально-государственной единицы. На первом калмыцком земельном съезде в октябре 1918 года делегаты улусных земотделов и аймачных советов вынесли постановление «Как объединить калмыков в одну территориальную единицу». В 1920 году состоялся 1 Чрезвычайный съезд калмыцкого народа, который провозгласил об образовании Калмыцкой области. Он обратился ко всем калмыкам, проживавшим на Дону, на Урале, на Тереке с призывом переехать во вновь образованное территориальное образование.

Началась агитационная работа по переселению калмыков, проживающих за её пределами. Наркомнац РСФСР предложил присоединить их к национальной автономии путём организованного переселения. Была создана специальная комиссия по приобщению калмыков к Калмыцкой области. Вопросы переселения решались на общественных сходах. Посылали ходоков разузнать, каковы условия жизни на новом месте. Земли им понравились, климатические условия относительно Дубовского района там были получше.  

     Калмыцкое руководство оказывало посильную помощь, используя средства, отпущенные правительством России. Калмыкам проживавшим в Сальском округе, в 1922 было году выделено четыре вагона муки, поступивших из Бурятии, затем ещё 200 тысяч пудов ржи, а также каждой семье от 10 до 40 рублей. Особо нуждающимся даны  дополнительные  пособия, выделялись безвозмездные  ссуды  и   долгосрочные кредиты.    Переселилось

15 171 человек из всех станиц Сальского округа. Многие калмыки-бузавы занимали в новой автономии представительные посты и должности.

Итоги переписи 1926 года показали резкое уменьшение калмыцкого населения в станицах и хуторах Дубовского района. Было зарегистрировано: хутор Эркетинский — 783 человека, из них 280 калмыков, Чунусовский 258 (256 калмыков), Сальский 201 (201 калмык), Балдырь 198 (114 калмыков), Самохин 79 (63 калмыка), Хурульный 53 (53 калмыка), Адьянов 311 (39 калмыков), Самохин 79 (16 калмыков), Калтыканов 122 (10 калмыков), Ультигур (Аксайский) 132 (девять калмыков). Всего в районе проживало более 800 калмыков.

Впоследствии эти населённые пункты, кроме станицы Эркетинской, хуторов Кут-Кудинова, Новогашунского, Сиротского, в 20-е годы исчезли в ходе переселения калмыцкого населения в Калмыцкий район Ростовской области и в Калмыцкую автономную область.

В 1928 году Президиум Северо-Кавказского крайисполкома постановил образовать в Сальском округе Калмыцкий район, а его районный центр организовать в станице Дубовской. Постановление не было осуществлено, районный центр основали в Зимовниках, затем перенесли в станицу Кутейниковскую.

Однако разбросанные калмыцкие станицы оказались отделёнными от райцентра на значительное расстояние, расположены через границы других районов. Жители стали    постепенно переселяться поближе к новому центру, из станицы Чунусовской — в Труд-Крестьянский сельсовет, станицы Потаповской — в станицу Ново-Алексеевскую (н/в Мартыновский р-н). В конце концов, они слились с населением станиц Кутейниковской и Батлаевской, где они проживали вплоть до выселения. Их земли передали Дубовскому району.

В новом Калмыцком районе пришлось заново организовывать производство и социальную инфраструктуру. Среди 130 механизаторских кадров в 1934 году калмыков насчитывалось 8%, имелся низкий уровень технического оснащения, дефицит квалифицированных кадров. Чтобы ликвидировать этот недостаток, провели учёт всех калмыков-учащихся в различных ВУЗах и техникумах Азово-Черноморского края — с целью обеспечения их возвращения после окончания учёбы на работу в район. 

         Калмыцкий район Ростовской области, 1943.    Фото предоставлено отделом краеведения ДГПБ

В хуторских школах нового района стали изучать калмыцкий язык, затем были открыты национальные школы. В Пролетарском педагогическом техникуме открыли отделение, которое готовило учителей калмыцкого языка, где обучалось 22 студента. Молодые калмыки были направлены на учёбу в рабфаки — 27 человек, техникумы — 62, а также на различные курсы. Они стали студентами в Саратове, Астрахани, Ростове-на-Дону и в других городах.

Функционировал калмыцкий районный театр, проводились районные олимпиады калмыцкой самодеятельности, построили новый  клуб.  

Стала издаваться районная газета «Улан-малг» на калмыцком и русском языках (редактор А.И. Сусеев).

Были развёрнуты пункты по изучению латинской графики для представителей районного партийного актива, что создавало условия для внедрения калмыцкого языка в систему делопроизводства.

Затем состоялась вторая миграция, так называемое переселение в Маныческий коридор — земли, прилегающие к Сальскому округу. Из Худжурты выехало 300 человек, в 1926 году хутор был исключён из административных списков.

Хутор Болдырь Ивановского сельсовета и хутор Чунусовский Власовского сельсовета были упразднены в связи с уездом калмыцкого населения. Старожил хутора Сиротского И.Г. Мельников вспоминал, что в 50-е годы в районе хутора Балдырь ещё стояли дома. Были видны остатки жилищ станицы Потаповской.

На карте Дубовского района ещё долго оставались наименования калмыцких населённых пунктов. В 1934 году основали новый сельсовет под названием «Поссовет Чудябуртинский (Чудябуржинский)», так же нарекли вновь образовавшийся совхоз «Худжуритинский».

Калмыки достойно трудились в военных конных заводах, колхозах  района.  По  итогам 1936 года в ВКЗ №1 (х. Комиссаров-Семичный) лучшим в животноводстве был признан табунщик Бадьма Цабеков.

На этом этапе усилилось внимание местных органов к решению межнациональных проблем. Историки отмечают: «Документы свидетельствуют об активизации в начале 1930-х годов национальной политики краевых партийных органов на Дону, в частности,  в Калмыцком районе, имевшей целью вывод из кризиса местного сельского хозяйства, составлявшего основу экономики района, а также формирование национального самосознания калмыков и создания их национального очага на Дону». 

В годы Великой Отечественной войны потомки казаков героически защищали свою родину в рядах РККА, среди них — восемь тысяч воинов, награждённых орденами и медалями, девять Героев Советского Союза. Летом 1942 года на водных рубежах Дона в составе 51-й армии держала оборону 110-я отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия (ОККД) под командованием полковника В.П. Панина и его заместителя, донского казака-калмыка полковника В.А. Хомутникова.

Здесь, на донских рубежах, совершил подвиг командир расчёта противотанкового ружья сержант Эрдни Деликов, которому посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Последними словами Э. Деликова были: «…Калмыки не отступают!»

Казак станицы Эркетинской Юзик Барсардинович Чурюмов начал воевать ещё в Финляндии, с 1941 года старший батареи 26-й артиллерийской бригады. Штаб подвёргся бомбардировке, Чурюмов был ранен, но с поста не ушёл, спас документы штаба, за что наградили медалью «За боевые заслуги». Затем стал инструктором политотдела, лично принял участие в отражении атаки пехоты и танков противника, награждён орденом Красной Звезды. С 1943 года командир топовычислительного разведотделения, награждён орденом Отечественной войны I степени. В 1960 годы стал в Элисте начальником конторы материально-технического снабжения связи.

     Достойно воевали худжуртинцы: С.Э. Арваджинов, Б.Н. Антаканов, Л.С. Багеев, Д.С. Басанов, Б.Д. Башангинов.       

     Многие воины-калмыки осталось на полях сражений. Уроженец станицы Эркетинской гвардии лейтенант Дмитрий (Шопка) Бакирович Зартынов командовал миномётным взводом 875-го Гвардейского стрелкового полка, убит в боях за Северную Осетию, похоронен в братской могиле села Урух.

Тимофей Иванович Васильев был курсантом Урюпинского военно-технического училища, ушёл на фронт в ноябре 1941 года, через полгода пропал без вести.

Погиб бывший работник госбанка  Алексей Дамбинов.

Не вернулся с поля боя Павел Семёнович Манжиков из станицы Чунусовской — бывший народный судья, прокурор Калмыцкого района.

Извещение о гибели Бориса Цеденова пришло из Украины.   

Не возвратились с фронтов Великой Отечественной уроженцы станицы Чунусовской Пётр Васильев, Алексей Дамбинов, Павел Манжиков, братья Антоновы — Пётр и Джар, Антоновы Алексей и Роман, братья Чидановы Даржа, Александр и Лиджа, братья Чилдановы — Даржа и Иван. Эркетинцы братья Учуровы Бембя и Чота не пришли с полей войны. Младший Чота в свои 22 года погиб на Смоленщине в 1942 году. Уроженец хутора Сиротского политрук роты А.М. Худжинов был убит в Сталинградском сражении. Житель хутора Присальского Доржа Емчинов  служил ездовым в артполку, в 1944 году в Днепропетровской области в полевом госпитале умер от ран.

В декабре 1942 года немцы расстреляли Катушова Манжи Эренциновича — председателя колхоза имени Городовикова, что в станице Эркетиновской.

Более 800 воинов-калмыков, уроженцев Ростовской области, погибли в боях Великой Отечественной войны.

     В 1944 году калмыков постигла горькая участь. Из Ростовской области было выселено 812 семей, 3 185 человек. Мотивация: сотрудничество части калмыков с оккупационным режимом. Действительно, пятитысячный корпус калмыков на службе у гитлеровцев в годы Великой Отечественной войны занимался карательными акциями. Однако необоснованно забрали всех под одну гребёнку.

     Калмыки Дубовского района были выселены в январе и марте 1944 года. Переселенцы попали в восточные районы Сибири, в Новосибирскую, Тюменскую и Томскую области.

     Из станицы Эркетиновской принудительно увезли 12 семей калмыков, 53 человека. В Томскую область попали эркетинцы братья Алексей, Михаил, Николай Чурюмовы, Е.Э. Чурюмова, Пантелей Тактинов. В Сибири, в пути следования, умер Ц.С. Бакинов. Уроженка Эркетинской Матрёна Зартынова была выслана по национальному признаку, умерла в 1945 году в Новосибирске. В Новосибирской области умерла Намжл Бакинова. Такая же судьба постигла их земляков Зартыновых Григория, Бельды, Елизаветы, они умерли в Алтайском крае.  Дерте Назаров из Эркетинской похоронен в Томской области, там же умер Доржа Цебеков из станицы Чунусовской. Его земляк Т.Э. Манджиков в 17 лет умер в Тюменской области, Дария Адучинова была сослана туда же.

     Жители села Дубовского Джамбиновы Владимир, Дмитрий, Иван и Наталья также попали в Сибирь.

     Начальник ВКЗ №1 (н/в х. Семичный) подполковник интендантской службы Т.И. Самкович издал приказ, в котором «после проведения специальных мероприятий» были исключены из списка рабочих и служащих лица калмыцкой национальности: смотрители табунов А.А. Балюгинов, А.З. Ланцынов, бригадиры табунов Мучка Абушинов, С.Б. Давашкин, К.Б. Павлов, табунщики Абушинов, Б. Акугинов, С.М. Васькин, Дирбаков, Д.Б. Ильдеранов, К.М. Корнеев, Ланцынов, Э.Б. Манжиков, Н.Д. Мартышкин, К.Е. Олцаев, М. Семёнов, С.У. Тактинов, И.М. Турдаев, А.М. Цакиров, Цеденов, Б.С. Цеденов, С.Д. Шатхаков, Абушинова, Ш.Б. Акугинова, П.А. Буваева, Е. Манжикова, Е. Павлова, Мудрёнова,  трактористы С.М. Васькин, Д. Немгиров, В.С.  Мальмаков, воловник Бата Немеев, шорник Шопа Уланов, бухгалтер П.С. Даргаков, рабочие К.М. Нестеров,  П.М. Мукабанов, С.М. Мальмаков, сапожник И.И. Ланцынов.  Всего 40 работников потерял ВКЗ.

Из хутора Сиротского (ВКЗ №2) было вывезено пять семей, 21 человек.

Из хутора Присальского (ВКЗ №3) — восемь семей, 41 человек, Абушиновы Басан, Сельдя, Мария, Хантаковы четверо, Цуглиновы двое.

     Репрессии коснулись и выходцев из станицы Потаповской, Илюмжа Зундугинова умерла в Тюменской области.

В Книге памяти чаще всего встречаются даты смерти: 1944–1946 годы.        

     Фронтовики-калмыки тоже не минули этой участи. Их отозвали с фронта, рядовой состав послали строить Широковскую ГЭС на Урале, офицеры продолжали служить в регионах Средней Азии, Сибири, Урала. А.П. Зартынов родился в станице Эркетинской, служил в 378-м отдельном зенитно-артиллерийском дивизионе ПВО, ефрейтор. В мае 1944 года отозвали с фронта, прибыл в Широклаг. В марте 1945 года демобилизовали, уехал к родным в Красноярский край. Семнадцатилетним пареньком был призван на фронт Замбо Долгинов из Эркетиновской, где провоевал год, а в 1944-м оказался в Широклаге. Его станичник Монгол Тактинов, бежал из Широклага, осуждён. А.Э.  Антонов  служил  в  артиллерии,   был   радистом 169-го полка, награждён медалью «За оборону Сталинграда», отозвали с фронта на строительство ГЭС. Такая же участь постигла эркетиновцев Александра Тактинова, Орго Илюмджиева, Александра Санджинова из Потаповской.

Народ пережил вопиющую несправедливость, большие потери вследствие переселения. Народный поэт Давид Кугультинов написал:

В то время гнев несправедливый, дикий

Нас подавил.… И свет для нас потух.

И даже слово самоё — «калмыки»

Произносить боялись люди вслух…

Не потерял я совести и страха,

Не позабыл природный свой язык,

Под именем бурята иль казаха

Не прятался. Я был и есть калмык.

     В 1957 году калмыки вернулась из ссылки. Увидев родные места, старики сняли головные уборы, пожилые женщины — платки с головы, повязались ими вокруг талии, раздали молодёжи мелкие монеты и со словами мантры «Ом мани падме хум» начали бросать монеты в воды реки. Сложили руки в ладони, приложив к груди, трижды поклонились, таким образом, исполнив древний обычай предков.  

     В Дубовский район они прибыли в совхозы «Присальский», «Семичный», «Комиссаровский», «Андреевский», в основном занимались овцеводством, сказывался тысячелетний опыт работы в животноводстве. За выдающиеся достижения в развитии производства были награждёны орденами Октябрьской Революции старший чабан Лиджи Санжиев из совхоза «Семичный», Басан Санжиевич Шагджиев из совхоза «Восточный». За вклад в выведении новой районированной линии породы «советский меринос» овцевод Андрей Дербиевич Назаров удостоен медали «За трудовое отличие». Многие калмыки награждены Почётными грамотами обкома КПСС, облисполкома. Лучшие показатели по району имели старшие чабаны И.Я. Джамбинов, С. Эльзятинов из хутора Советский, М. Манжиев из хутора Яблочный. Достойно трудились в хуторе Гурееве Н. Муканов, С. Аюшев, М. Хухлачиев, в Семичном В. Шагджиев, А. Бургухов, Б. Лиджиев, Б. Цебеков, М. Шараев, М. Бараев.

 Алексею Учуровичу Ункинову, старшему чабану совхоза «Присальский», присвоено почётное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации». Его сын, предприниматель Николай Алексеевич Ункинов, проживает в Присальском сельском поселении Дубовского района, успешно занимается животноводством.

 Калмыцкое население в своей основной массе всегда стремилось к консолидации нации в переломные моменты своей истории. Когда на земли Дона пришла очередная смута, калмыки незаметно выехали из Дубовского района почти все. Каким-то необъяснимым чувством они предвидели беды «перестройки» и приняли решение встретить невзгоды, будучи «в кучке» у себя в республике. Рабочие места стали занимать другие люди. От того, что калмыки покинули Сальские степи, экономика хозяйств значительно проиграла, ибо были потеряны дисциплинированные, толковые работники, имеющие многовековой навык работы в животноводстве.

 В    Калмыцком    (Сальском)    округе    было    в    1822    году 

6 772 души, в 1882 году 28 695. Всего калмыков в Области войска Донского проживало в 1914 году 32 283 человека, в Сальском округе 31 516 человек.  По приблизительным подсчётам на территории современного Дубовского района проживало около 3,3 тысяч калмыков. На 2010 год в районе осталось 13 калмыков.     

     Через долгие годы, уже в конце XX века, Калмыцкое казачество образовало своё общество «Калмыцкий казачий округ Всевеликого войска Донского». В 2011 году оно насчитывало 2 350 казаков.   В 1997 году был принят Закон о казачестве Калмыкии. Однако многие припоминают калмыцкую поговорку: «Прошедшего дождя взмахами рукавов не вернёшь».

     В Элисте в 2012 году образовались землячества потомков Чунусовских и Эркетинских казаков.

     В Национальную библиотеку Калмыкии им. Амур-Санана они пригласили руководителей Калмыцкого казачьего округа, краеведа В.А. Дронова, организовали презентацию данной книги. Вспомнили достойное прошлое своих предков.

     Представители  Чунусовского  и   Эркетинского  землячеств  на презентации книги «Бузавы».  Национальная библиотека Калмыкии им. Амур Санана, 2012

     Годом позже они объединились в землячество Донских калмыков. Договорились увековечить место, где стоял Эркетеневский хурул, Памятной доской. Совместно с Администрацией Дубовского района утвердили наиболее выразительный эскиз. В июне 2013 года в станице Эркетиновской состоялось открытие Памятного знака.      

     По калмыцкому обычаю в основание плиты положили остатки кладки старинного здания хурула.  Прибыли многочисленные приглашённые. Из Элисты приехали буддийские ламы, атаман Калмыцкого окружного казачьего общества  «Всевеликое войско Донское» Э.Н. Манжиков, председатель Совета старейшин Калмыцкого казачества  Н.Д. Илюмжинов, представители семей калмыков-казаков, проживавших в станице. От администрации Дубовского района прибыли глава района В.Ф.  Колесниченко, атаман Дубовского районного казачьего общества Владимир Цепилов, юртовые атаманы, представители Зимовниковского района.    

     Атаман Э.Н. Манжиков и председатель Совета Эркетинских казаков-калмыков А.А. Назаров открыли памятник.

Церемония открытия Памятного знака на месте  Эркетеневского хурула, 2013  

     Прозвучала буддийская молитва. Выступившие  Владимир Учуров, Александр Лукьянов рассказали о судьбах своих предков-казаков, об их заслугах и победах в боях во славу России. По калмыцкому обычаю территорию хурула обошли под водительством лам.                                                  

     В 1910–1912 годах атаманом станицы Чунусовской был Санжа Шуваринов. Почтить его память, а также вспомнить всех родственников приехала в 2013 году из Элисты внучка атамана И.А. Лиджи-Горяева, а также правнук Баатр. Они побывали на месте, где атаман построил свой дом. Поставили свечу, исполнили буддийские обряды.

В Калмыкии созданы и другие землячества донских калмыков — казачьих потомков. Часто приезжают они на берега Сала, справляют буддийские обряды, поклоняются духам своих предков, которые покоятся в донской земле. 

В 2014 году в городе Городовиковске был образован Калмыцкий кадетский корпус. Помимо общеобразовательных предметов, воспитанникам преподают историю казачества, они углубленно осваивают начальную военную подготовку, особое внимание уделяют спортивному, духовному и нравственному развитию. С воспитанниками корпуса встречались атаман Калмыцкого казачьего округа ВКО «Всевеликое войско Донское» Э.Н. Манжиков, председатель Совета стариков Калмыцкого казачьего округа писатель Н.Д. Илюмжинов, член Совета чести ВВД Н.А. Манжиков, председатель Совета Эркетинских казаков-калмыков А.А. Назаров, донской краевед, историк В.А. Дронов.

Потомки казаков помнят стихи атамана станицы Потаповской Сарана Ремилева, посвящённые памяти командира 80-го Джунгарского полка полковника Г.Э. Тепкина:

Мы Тихому Дону, курганам святым

И Салу с Донцом, всем притокам родным,

Поклоны твои, наш герой, воздадим.

Когда к берегам их опять прилетим.

На территории Дубовского района остались населённые пункты, где ранее проживали калмыки — станица Эркетиновская, хутора Адьянов, Новосальский, Холостонур. Седой ковыль горестно склоняется над останками станиц Потаповской и Чунусовской, хуторов Болдырского и Худжуртинского.

2016 г.  с. Дубовское                                           В. Дронов

Просмотров: 414 | Добавил: Zenit15 | Теги: Валерий Дронов. Базувы | Рейтинг: 4.8/8
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 144
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0