Понедельник, 26.06.2017, 10:06

Мой сайт

Главная » 2016 » Ноябрь » 14 » С. Алексеев..Сокровища Валькирии. Книга 1 (Цимлянск 1949-1958)
10:14
С. Алексеев..Сокровища Валькирии. Книга 1 (Цимлянск 1949-1958)

8

Между тем гостей на пасеке прибыло. Русинов возвращался берегом и, подходя ближе, заметил возле чана женскую фигуру в белом халате. Петр Григорьевич подбрасывал мелкие щепки на тлеющие под чаном угли – опять «варили уху»…

 

– А вот и рыбак-рыбачок! – обрадовался он. – Сейчас и пообедаем! Где ж улов-то твой? Поди, один-то донести не смог?

 

– Не смог! – отшутился Русинов. – Потому назад отпустил.

 

Новой гостьей оказалась девушка лет двадцати пяти, и о том, кто она и почему оказалась здесь, говорил не только медицинский халат, но и сухая кожа тонких рук, которые очень часто моют с мылом. Привыкший уже переводить с древнего арийского языка всякое слово, Русинов тут же перевел ее имя – Ольга. «Ол» – «хмельной напиток из ячменя», «га» – движение. Имя ей соответствовало – «бродящее молодое пиво». Делала она все стремительно, с каким-то пузырящимся внутренним азартом – измерила давление лежащему в чане «пермяку», затем сделала ему внутривенный укол розовым шприцем, а затем в несколько минут, с помощью пчеловода, распяла больного на «голгофе». Приспособление для растяжки суставов и позвоночника было нехитрым, но эффективным: «пермяк» облегченно вздохнул, когда к тросам у ног и головы подвесили груз. Петр Григорьевич теперь был на подхвате у профессионального лекаря. На сей раз воды в чане было чуть на донышке. Больного сначала намазали серой, иловатой грязью, похожей на сапропель, затем обсыпали измельченной травой и обложили свежей пихтовой лапкой, оставив открытым только лицо. Пчеловод подбросил дров в огонь, а Ольга погрузила в парящий чан длинный стеклянный термометр. Метод лечения был невиданный – смесь знахарства с физиотерапией и бальнеологией, но, похоже, не раз проверенный. Пасека, кроме всего, служила еще курортной лечебницей.

 

Русинов уже ничему не удивлялся, лишь спросил, выдержит ли у больного сердце при такой смеси приемов и средств. Ольга рассмеялась, мельком глянув на «рыбака», самоуверенно заявила:

 

– Это сердце выдержит! Посмотрите на кардиограмму! Русинов взял ленту кардиограммы и вспомнил Авегу в день солнечного затмения…

 

– Интересно, – проронил он, разглядывая линии самописца, хотя в кардиологии разбирался очень слабо. – А в историю болезни можно заглянуть?

 

– Историю болезни? – Она как-то легкомысленно пожала плечами. – Это же частная практика, индивидуальный подход…

 

– Мы никаких историй не ведем, – пришел на выручку пчеловод. – Главное, на ноги человека поставить. Ну, пошли обедать!

 

Русинов и не надеялся, что в этой «лечебнице» можно увидеть какую-нибудь бумагу, кроме кардиограммы. И по тому, как «лекари» смутились, стало ясно, что «пермяка» никогда бы не положили в больницу: скорее всего, у него, как и у Авеги, не было никаких документов. Но даже если бы они были, его бы все равно не показали посторонним врачам, чужим людям. «Мелиоратор» – человек на нелегальном положении и как бы для окружающего мира не существует. Стоило ему появиться тут, как вокруг него завертелась вся жизнь – пришел на ночную встречу еще один «несуществующий» – Виталий Раздрогин, откуда-то привезли профессионального врача. А Петр Григорьевич с утра знал, что доставят «пермяка», и готовил ему чан. Этот слепой «пермяк» откуда-то вышел, причем довольно неожиданно для тех, кто сейчас обихаживал и пользовал его. Пчеловод, Ольга и даже Раздрогин были всего лишь подручными, своеобразной обслугой; главное же лицо – он, явившийся из ниоткуда…

 

Неужели это еще один член экспедиции Пилицина, пропавшей в двадцать третьем году? Ведь указывал же экстрасенс Гипербореец на фотографии, кто жив, а кто нет!

 

И если Ольга – совсем молодая женщина и молодой врач – так ловко управляется с необычным методом лечения, значит, лечит уже не первый раз и знает, что лечит и кого.

 

После обеда Петр Григорьевич сразу же побежал к чану, чтобы подменить дежурившую возле «пермяка» Ольгу. Русинов нарочно ел медленно и задержался за столом. Она вошла в избу – уже без халата, в джинсах и легкой кофточке, гибкая и подвижная, привычно скользнула между резных столбов к столу, где стоял ее обед, заботливо приготовленный хозяином пасеки. Чувствовалось, что она тут не первый раз и ей все знакомо. Пища, как и вчера, оказалась пресной, и Ольга, не пробуя, посолила и салат из огурцов, и наваристый, томленный в печи борщ.

 

– Приятного аппетита! – сказала она весело и принялась за еду.

 

– Вам тоже, – откликнулся Русинов и поймал себя на мысли, что любуется ею.

 

– Кстати, а как зовут вашего больного?

 

– Дядя Коля, – просто ответила она.

 

– А по отчеству? Неудобно как-то… дядя Коля!

 

– Не знаю! – засмеялась Ольга. – Я его с детства помню. Дядя Коля, и все… Он с моим отцом дружил.

 

– Вы отсюда родом! – удивился Русинов. – Из какого же села?

 

– Конечно! – призналась она и охотно объяснила: – А родилась знаете где? Название скажу вам, упадете! Гадья! Слыхали?

 

– Слыхал. Это на Колве?

– Да… Зато места у нас там! И река такая красивая!

 

– И название хорошее, – продолжил Русинов.

 

– Ну уж!..

 

– Знаете, как переводится?

 

– Змеиное место! – простодушно сказала она. – Там у нас змеи! Выползут и на камнях греются.

 

– Ничего подобного! Гадья значит «глубокая, бурная, стремительная», – пояснил Русинов.

 

– Не может быть! – не поверила она. – У нас все говорят – змеиная… Хотя река у нас там в самом деле бурная.

 

– Не верите – спросите у дяди Коли, – посоветовал Русинов. – Он должен знать.

 

– Нет, он приезжий, – сообщила Ольга. – Навряд ли…

 

– А как ваше имя переводится, знаете?

 

– Ольга? – задумалась она. – Ну, наверное, «святая». Русинов откровенно рассмеялся и тронул ее длинную сухую ладонь.

 

– Святая – это хорошо! Но если точно, то у вас подходящее имя. «Бродящий хмельной напиток»!

 

– Первый раз слышу! – изумилась она. – Это с какого же языка? Со шведского? Или норвежского?

 

– Нет, с русского.

 

– Как интересно! Ну-ка, объясните! – потребовала она.

 

– Все просто: «ол» – «хмельной напиток из ячменя». «га» – «движение», – с удовольствием сказал он, чувствуя как Ольга заражается разгадыванием языка.

 

– А Гадья?

 

– «Га» – вы уже знаете, – спокойно объяснил он. – А «дья» – «бурный, взбешенный». «Дьявол» буквально переводится как бешеный бык.

 

Ольга неожиданно хитровато прищурилась и спросила:

 

– Откуда вам все это известно? Вы же – врач-психиатр? Или это шутка?

 

– Не шутка, – признался Русинов. – Я однажды увлекся языком и окончил МГУ. Правда, заочно, филологический. А попутно еще выучил четыре языка, – уже похвастался он.

 

– Кто же вы на самом деле?

 

– Пенсионер! – засмеялся он. – Вольный человек. Приехал рыбу ловить. Петр Григорьевич, кстати, тоже не только пчеловод.

 

– Это Петр Григорьевич! – с уважением произнесла Ольга. – А как вам удалось так рано оказаться в пенсионерах?

 

– Я служил, – нехотя сказал он. – Полковник в отставке…

 

– Еще и полковник? – усмехнулась она, и Русинов ощутил недоверие. – Не скажешь, глядя на вас…

 

– Но ведь я полковник медицинской службы, – поправился Русинов и понял, что отпугнул ее. Возникший было интерес мгновенно угас, и Ольга, торопливо прибравшись на столе, заспешила к больному: пора было снимать его с «голгофы».

 

– Не возьметесь полечить мне невралгию? – спросил он, больше для того, чтобы выправить нелепо прерванный разговор.

 

Она была не такой восторженной девочкой, как показалось при знакомстве. Откуда-то в этом легком, бродящем напитке появился старый хмель сарказма.

 

– Ах, у вас еще и невралгия? Интенсивная зарядка и бег трусцой, – посоветовала она и скрылась за дверью.

 

Русинов смотрел ей вслед через окно. Это резкое ее отчуждение вызывало досаду и одновременно как бы подчеркивало, что здесь не любят людей, у которых нет четко определенного положения. Если ты врач – то уж врач, а тут действительно такой букет. Скорее всего, Ольгу насторожила всеядность Русинова, больше характерная для Службы, чем для открытого и честного человека. Значит, «мелиораторы» не жалуют Службу, и это уже неплохо. Но кто они сами?..

 

Сейчас Ольга передаст весь разговор Петру Григорьевичу и, возможно, «пермяку» – дяде Коле. Если они знают, кто такой Русинов и зачем приехал сюда, такими откровенностями их не смутишь. И насторожатся, если держат его здесь, чтобы присмотреться и выяснить истинные цели. Для верности надо бы завтра утром без предупреждения съездить в Ныроб и дать телеграмму Ивану Сергеевичу. А потом посмотреть на их реакцию.

 

А полечиться на «голгофе» было бы совсем не плохо…

 

Он достал из машины легкую титановую лопату, которые несколько лет назад на Урале продавались за копейки, и, не скрываясь, отправился к плесу: все рыбацкие причиндалы он оставил там, припрятав в укромном месте. Да теперь и не было смысла отводить глаза рыбалкой. Пусть видят, что он приехал рыть землю, а значит, что-то искать. Так скорее можно понять, кто они, эти совершенно разные люди, но как бы повязанные невидимой условностью, одним общим делом, к которому никого не подпускают. Вот если бы разговорился дядя Коля. Но вряд ли: Авега умер и за много лет почти ничего не сказал…

 

Русинов взобрался на крутой береговой склон, нашел свою разметку и начал копать. Он не сказал Ольге, что после филологического ему пришлось закончить еще один факультет – исторический и специализироваться на археологии. Правда, поступил без экзаменов и сразу на третий курс. И вот теперь, имея три диплома, звание полковника, степень доктора наук, он копал землю, прекрасно понимая, что ни уникальное для его бывшей профессии образование, ни диссертации, ни знания никому, кроме него самого, не нужны. Как, впрочем, и эти раскопки. Ему нравилось, что Институт перестал гоняться за кладами и сокровищами, точнее, почти перестал и постепенно перепрофилировался на проблемы исчезнувшей арийской цивилизации. Разумеется, в высших структурах партийной власти находилось множество оппонентов, которые объявляли эту тему запретной, по крайней мере, еще лет на сто. Гитлер и фашистская Германия, а особенно Отечественная война как бы наложили черную мету на существование целой цивилизации. Свастика – знак света – стала черным символом человеконенавистничества. Дошло до того, что в музеях стали прятать далеко в запасники полотенца с вышивками двухсот-трехсотлетней давности, на которых был изображен этот знак. Упоминание о Северной, нордической расе стало признаком национализма, фашизма, а память об арийском происхождении подавляющего большинства народов мира была вытравлена либо растворена в религиях и идеологиях, угодных сегодняшнему дню.

 

Однако независимо от сиюминутных догм и воззрений родственные народы продолжали тянуться друг к другу, и этим притяжением управлять было невозможно. Потому всю тысячелетнюю историю, воюя с немцами, Россия хоть и побеждала Германию, но никогда не забивала насмерть своего противника, не присоединяла к себе ее территории и не ассимилировала народа. Иначе бы постепенно разрушилось и исчезло спасительное многообразие арийского мира. То же самое сохранилось в отношении шведов, французов, поляков. И потому же русские люди всегда будут плакать, глядя индийские фильмы, переживать за судьбу мусульманских народов Ирака, Ирана, арабов Египта и Палестины. Это притяжение лежало вне сферы политики, религии, идеологии, поскольку относилось к духовным связям космического порядка – единству древней цивилизации и представлялось в виде дерева, с одним неразделимым корнем.

 

А корень этот питался соками Северной земли, и где бы ни прижились побеги дерева, прародиной ариев все равно остался Север, и поэтому в Индии существует легенда, что боги живут здесь, в стране холода, и они высоки, беловолосы и голубоглазы: Сканди – бог войны, Кама – бог любви…

 

Прикрываясь, по сути, исследованиями по проекту «Валькирия», Институт работал над изучением вопросов арийской цивилизации и успел лишь обозначить их. Несмотря на то что руководили в основном «спасенные» генералы, у них хватало ума и способностей не мешать поискам, и Служба, курировавшая Институт, неожиданным образом проникалась к его деятельности и не писала в своих отчетах об ученых-крамольниках. Да и на самом партийном верху кто-то умело сдерживал запретителей, ибо наверняка понимал важность работы. Мир давным-давно оказался разделенным на две цивилизации – Западную и Восточную, прямо противоположные друг другу. И эта дуалистическая концепция поддерживалась всеми силами и средствами, хотя изначально не могла существовать в мире Триединства. Между Западом и Востоком были славянские народы во главе с Россией, которые унаследовали арийскую цивилизацию, поскольку никогда не покидали ее ареала рассеивания и оставались в ее космическом Пространстве. Она, Россия, была не похожа ни на Запад, ни на Восток, хотя в разные времена тот или иной полюс стремился притянуть ее к себе, захватить в свою орбиту. У Великой, Белой и Малой Руси было свое, Северное притяжение, и потому она оставалась непонятной ни для Запада, ни для Востока. Напротив, она сама притягивала к себе множество других народов, блуждающих между магнитными полями цивилизаций, и постоянно оказывала значительное влияние на соседей.

 

И теперь, чтобы уравновесить взаимодействие сил в мире, следовало пересмотреть существующую концепцию и восстановить гармонию Триединства. А это значит признать весь славянский мир как Третью, Северную цивилизацию. Только в этом случае можно было остановить дисбаланс, грозящий мировой катастрофой. Запретители видели в этом возрождение «коричневых» идей на российской почве и шарахались как черти от ладана. Русинов подозревал, что закрытие Института в годы перестройки произошло именно по этой причине, ибо те, кто запрещал, оказались у политического руля. Вместо объединения славян началось их еще большее разделение, а развал государственности в России показывал, что в этой, очередной, схватке за влияние в мире победили дуалисты. А Институт очистили от космических, «коричневых» заморочек и, переделав его в совместные фирмы, отправили искать золотого тельца.

 

Россию теперь изо всех сил тянули в орбиту Запада, совершенно не учитывая законы взаимодействия космических тел и вряд ли подозревая, что существующая, несмотря ни на что, Северная цивилизация при тесном сближении с Западной может образовать ту критическую массу, которая разорвет мир. Предпоследний реформатор Петр 1 при всей своей горячности все-таки был дальновидным геополитиком, знал, что такое Россия, и не пытался столкнуть с места стороны света, а довольно ловко снимал пенки с Запада, пусть даже пополам с накипью…

 

«Сокровища Вар-Вар» давно уже перестали быть для Русинова просто сокровищами – золотом и самоцветами. Их существование было бы веским доказательством прав «земленаследия» России на Северный мир. И независимо от того, есть Институт или нет его, нужно это нынешним реформаторам или нет, он должен был копать, поскольку через два-три года смущенная магнитными полями российская стрелка компаса успокоится и вновь укажет на Север, в страну полунощную.

 

Русинов отрывал скрытый мореной культурный слой. Чем ниже он спускался к воде, пробивая в береге узкую траншею с отвесной стеной, тем больше становилось работы. Гравий пошел крупнее, а спрессованная морена жестче. Он садился на перекур и, когда вставал, ощущал пока еще легкие прострелы в шее и позвоночнике: упомянув о невралгии, он словно пробудил ее и уже по опыту знал, что завтра утром придется покряхтеть, чтобы встать с постели.

 

К закату Русинов добрался до крупных валунов – это означало, что морене приходит конец. Ему очень хотелось добыть в этот день хотя бы щепоть чернозема, но валуны лежали плотно, словно посаженные на раствор, и без лома шевелить их было невозможно. Русинов бросил лопату и услышал громкий в вечерней тишине гул машины и, когда взбежал на берег, в просвете между деревьями заметил мелькание «Патроль-нисана», осторожно ползущего по проселку на другой стороне реки. Глядя на ночь, Петр Григорьевич куда-то уезжал! Или увозил кого-то?! Русинов схватил рюкзак и скорым шагом направился к дому.

 

Ольга хлопотала возле чана, а в банном окошке горела свеча.

 

– Где же ваш улов? – с прежней веселостью спросила она: от прошлого отчуждения не осталось и следа.

 

– Сегодня мне не повезло, – признался Русинов. – Но я прикормил место.

 

– Ужин не заработали, – вздохнула Ольга. – Придется кормить вас в долг.

 

– Сделайте милость, – улыбнулся он. – Я так устал… Где же Петр Григорьевич?

 

– В Соликамск поехал, – бросила она между делом.

 

– В Соликамск?

 

– Да… За лекарствами.

 

– Не ближайший свет…

 

Ольга вошла в баню, оставив дверь приоткрытой: для дяди Коли на полке была устроена постель под марлевым пологом, непроглядным при свете свечи. На столе, приставленном к лавке, стояла пустая посуда – видимо, дядя Коля только что поужинал. Ольга забрала ее, глянула под полог:

 

– Все хорошо, дядь Коль?

 

– Да, сегодня лучше, – отозвался он глухим голосом. – Петя уехал?

 

– Ага! Ну, спокойной ночи!

 

– Запусти ко мне собаку, – вдруг попросил дядя Коля. – Мне веселее будет.

 

– Прибегут – запущу, – пообещала она и вышла. Горы еще светились в розовом закатном солнце, но в долине потемнело, так что в избе стояли сумерки. На пасеке не было электроники, хотя под потолком во всех комнатах висели лампочки и в углу, за резными столбами, стоял телевизор.

 

– Как тут можно зажечь свет? – спросил Русинов.

 

– Включить электростанцию, – сказала Ольга. – Только я не знаю, где ключ… Он летом живет без света. Хорошо, мы бы телевизор посмотрели!

 

Русинов осмотрел вешалку у двери, подергал ящики хозяйственного шкафа за печью и нашел какой-то ключ, висевший возле рукомойника.

 

– Этот?

 

– Может, и этот. – Ольга собирала на стол при свете свечи. – Надо попробовать…

 

Они вышли во двор, и Ольга указала на дверь рубленого хлева в самом углу. Ключ подошел, и Русинов оказался в тесном, оббитом оцинкованным железом закутке, где стояла электростанция «УД-4». Сделано все было по-хозяйски – выхлопная труба выведена на улицу, и бензиновый бак стоял там же, на стенах – аккуратная проводка и распределительный щит. В закутке была еще одна внутренняя дверь, запертая на навесной замок. Это было странно – дом Петра Григорьевича вообще не запирался, даже щеколды не было, а тут – бронированный хлев… Русинов хорошо знал эти переносные станции, быстро разобрался и запустил двигатель. Под потолком засияла лампочка в защитном плафоне. Взгляд притягивался к внутренней двери: что он там прячет? Зачем туда проведен толстый кабель, рассчитанный на большую нагрузку? Для освещения хватило бы простого провода. Мастерская с деревообрабатывающим станком у Петра Григорьевича располагалась на повети…

 

Он вернулся в избу, где горели лампочки и мигал экран телевизора.

 

– Ладно, господин полковник, вот теперь вы ужин заработали! – счастливо сказала Ольга.

 

– Рад стараться!

 

За ужином Русинов смотрел на нее, а она – в телевизор. Не хотелось верить, что Ольга входит в компанию «мелиораторов» либо служит им. Современная, красивая девушка, у которой разгораются глаза при виде какой-нибудь рок-группы, и таинственный «пермяк» дядя Коля, вокруг которого теперь вертится вся жизнь на пасеке… Ему хотелось разговорить ее, однако Ольга влипла в экран. Русинов походил по избе, рассматривая столбики, и случайно обнаружил еще один ключ, висящий на боковой стороне шкафа. Вряд ли на пасеке еще что-нибудь запиралось, кроме этих двух дверей в хлеву. Он незаметно снял его и положил в карман. Конечно, нехорошо открывать замки в чужом доме, но слишком неравные условия игры, которую ему тут предложили: о нем знают всё, он же – почти ничего об этих людях. И пока нет хозяина, надо успеть побольше увидеть.

 

Тем временем музыкальная программа закончилась, и Ольга, спохватившись, позвала собак и побежала проведать дядю Колю. Русинов немедленно вошел в сарай, где трещала электростанция, вставил найденный ключ в пробой замка – подошел! Он распахнул дверь, оббитую железом, и в нос ударил тяжелый и стойкий запах кислоты. Выключатель оказался справа от двери…

 

Здесь был настоящий аккумуляторный цех, по размерам и мощности годившийся для хорошей автобазы. У стены на длинном железном верстаке, покрытом резиной, стояло десятка полтора аккумуляторов, причем больших, используемых на танках и комбайнах. Еще штук двадцать аккуратно стояли вдоль стены, возле железного чана, где, видимо, их промывали. А в углу, на деревянных стеллажах, лежали новые, в импортной упаковке. Тут же были оплетенные бутыли с кислотой и дистиллированной водой. Над верстаком, прикрученное к стене, висело модное многоканальное зарядное устройство с гроздьями проводов. Русинов заглянул под верстак, где что-то белело, и разглядел десятка три щелочных аккумуляторов, применяемых для шахтерских ламп…

 

Он быстро выключил свет и затворил дверь. Сбавил обороты двигателя электростанции, выровнял напряжение в сети. На пасеке любили свет! Зимой пчеловоду делать нечего, потому, наверное, и открыл аккумуляторный цех. Шофер лесовоза привозит и отвозит продукцию, и весь леспромхоз доволен. Частная предпринимательская деятельность. Только уж больно далеко от Ныроба! Хотя, с другой стороны, удобно прятаться от налоговой инспекции… Но какой дурак возит ему на зарядку шахтерские аккумуляторы? Из шахт Верхнекамского бассейна – слишком далеко, да и на каждой шахте есть свои аккумуляторные.

 

Русинов открыл свою машину, включил печку, радиоприемник и портативный вулканизатор: за ночь аккумулятор сядет. А завтра еще выдернуть центральный провод зажигания и погонять стартером, чтобы уж посадить окончательно. Потом он заглянул в избу, повесил на место ключ и сел к телевизору. Ольга была уже на крыльце.

 

– Как самочувствие дяди Коли? – спросил он.

 

– Вколола димедрол, может, уснет. – Ольга устроилась возле телевизора: шла примитивная и глупая передача «Выбери меня». Ведущий-сводник пыжился изо всех сил, чтобы развеселить публику.

 

– У него плохой сон?

 

– Две недели не спит…

 

– Оля, позвольте мне его посмотреть? – попросил Русинов. – Это по моей части.

 

– Нет, это не по вашей части, – отрезала она. – Сниму боль в суставах – будет спать как миленький.

 

– Вы что, не доверяете мне? – улыбнулся он. – Может, диплом показать?

 

– Я-то и доверила бы, да он не согласится, – объяснила она. – Привередливый – невозможно. Раньше его мама лечила, теперь я.

 

– Мама тоже врач?

 

– Фельдшер.

 

– А папа?

 

Ольга обернулась к нему и сказала с предупреждающей угрозой:

 

– А папа у меня – милиционер! Участковый!

 

– Вот как! – засмеялся Русинов. – А мы сейчас не на его участке?

 

– Нет, он в Гадье живет. Что, испугались?

 

– Конечно, испугался: с детства милицию боюсь.

 

– Папа очень строгий, – с любовью сказала она. – Его все слушаются и боятся.

 

Если дядя Коля дружил с отцом Ольги, значит, имел документы и был личностью известной. Но почему же он так похож на Авегу?! И почему к нему приходит без вести пропавший разведчик Виталий Раздрогин?

 

– Оля, а вы помните Владимира Ивановича? – решился спросить Русинов.

 

– Это кто? – Она наморщила лоб.

 

– Соколов.

 

– Не знаю, – сказала Ольга. – Не слышала… А кто он?

 

– В этих краях жил, мой знакомый, – пояснил Русинов. – А Авегу помните?

 

– Авегу помню! – вдруг с интересом воскликнула она, и у Русинова перед глазами зашатались столбики. – Но вы-то откуда его знаете?

 

– Видите, оказывается, у нас есть с вами общие знакомые! – не скрывая торжества, произнес Русинов. Ольга его радость поняла по-своему:

 

– Это ни о чем не говорит, господин полковник. На вас дурно действуют такие передачи!

 

Она выключила телевизор: здесь работала всего одна программа. Русинову хотелось немедленно расспросить ее об Авеге, но Ольга снова очужела и, по виду, не намеревалась больше вести разговоры. Можно было спугнуть ее, а потом уж никогда не поправить отношений. Хотя тот интерес, что возник в ее глазах при упоминании Авеги, продолжал существовать. 

– В таком случае я пошел спать! – заявил Русинов. – Кстати, передача очень хорошая. Когда люди встречаются – всегда хорошо. Спокойной ночи!

 

Он пошел в свою палатку. От счастья и какого-то мальчишеского азарта хотелось прыгать. Авегу здесь знали! Наконец-то отыскался первый человек, который помнил его! Владимира Ивановича Соколова Ольга не знала, но Авега был ей знаком. Значит, он отсюда, из этих мест. Но почему же никто не откликнулся, когда объявляли на него розыск? Даже Ольгин отец, работник милиции, участковый! К нему-то уж точно попадал плакат с портретом Авеги…

 

Сначала он забрался в спальный мешок, однако через пять минут ему стало душно и жарко в палатке. Вопросы и мысли распирали сознание, и, несмотря на прошлую бессонную ночь, спать не хотелось. От волнения он выбрался на улицу и закурил. В траве бесконечно трещали кузнечики, разогретые солнцем земля и камни теперь отдавали тепло, вездесущий запах нектара, текущего с пасеки, кружил голову.

 

Отец Ольги! Вот кто много знает! И крепко молчит, если на него не могла выйти Служба. А Ольга проговорилась случайно, по своей природной откровенности. И возможно, поняла это, поскольку тут же скомкала разговор. Завтра она расскажет все Петру Григорьевичу, а может, и дяде Коле… Если пчеловод появился здесь двенадцать лет назад, то он не должен знать Авегу, которого задержали в Таганроге еще в 1975 году. Ольге, поди, и десяти лет не было, но детская память очень цепкая, а сознание образное, потому и помнит. Авега, как и дядя Коля, был вхож в дом Ольгиного отца. Вот бы с кем познакомиться!

 

Русинов снова забрался в кабину, не включая света, отыскал в бардачке складной нож и срезал растяжки, удерживающие талисман – медвежонка. Нефритовая обезьянка была одним из главных козырей, своеобразным пропуском, опознавательным знаком, способным привлечь к себе внимание тех, кто знал символ этого божка.

 

В руках Русинова был ключ, которым можно было отпереть пока еще неведомый замок.

9

 

После закрытия Института у Русинова появилось время, чтобы сесть и обдумать все, что он наработал за эти годы, и как бы выделить из всего теоретического и практического материала основные направления, по которым можно было двигаться дальше. Он уже не мог жить без исследовательской работы: сознание давно сориентировалось на бесконечный поиск, и это считалось своего рода психическим «заболеванием», которым страдают ученые, геологи, альпинисты, спелеологи, аквалангисты и литературные графоманы.

 

Проникнуть в тайны «сокровищ Вар-Вар» можно было двумя путями: один долгий и кропотливый – через карту «перекрестков» и раскопки предполагаемых мест, где стояли арийские города, другой обещал более скорый, но сомнительный результат – проследить путь Авеги, отыскать место, откуда он носил соль на реку Ганг, и кто его посылал с этой солью. Русинов по совету Ивана Сергеевича решил отрабатывать оба эти направления и, выбрав время, отправился искать Ларису Андреевну – дочь участника экспедиции двадцать второго года Петухова. Она не пожелала возвращаться в Новгород после эвакуации и, как сообщила Ольга Аркадьевна Шекун, осталась жить на станции Киря в Чувашии. Русинов приехал в поселок Киря и под видом, что ищет родственницу, начал поиск Ларисы Андреевны. Надежды, что она и сейчас живет здесь, отпали сразу же, как он побывал в паспортном столе. Мало того, он получил информацию, что человек с таким именем никогда не проживал на территории Алатырского района, куда входил этот поселок. Через среднюю школу, а потом через районный архив ему удалось выяснить, что эвакуированные работали на заводе, который тоже был эвакуирован с запада, но впоследствии остался в Чувашии навсегда. К счастью, на заводе вели его летопись, и через одного ветерана Русинов нашел списки рабочих времен войны. Лариса Петухова там значилась, и была отметка, что она эвакуирована из Новгорода. Однако была и другая отметка – выехала в сорок четвертом году по месту своего постоянного жительства! То есть вернулась в Новгород после его освобождения.

 

Выходило, что сестра Андрея Петухова, Ольга Аркадьевна, его попросту обманула. Наверняка обманом было и то, что она не поддерживает с племянницей никаких отношений. Русинов хорошо помнил известного в Новгороде детского врача, беседу в прошлый приезд к Ольге Аркадьевне, и этот, возможно, и благородный обман показался ему странным. Русинов выпросил у Ивана Сергеевича телеграфный денежный перевод и, минуя Москву, на своей «Волге» отправился в Новгород.

 

Ольга Аркадьевна оказалась в доме престарелых: докармливать ее было некому. Жила она в небольшой чистенькой комнате с казенной мебелью и, кажется, радовалась своему положению. Поселившись тут, она словно избавилась от всех прошлых предрассудков в отношении своих молодых лет и была намного словоохотливее и откровеннее. Она сразу же узнала Русинова, по-старчески восхищенно начала рассказывать, как ей хорошо стало здесь после одинокого житья в своей квартире. Русинов не торопил ее и не задавал вопросов, а лишь направлял разговор к годам эвакуации. Ольга Аркадьевна пустилась в воспоминания и неожиданно призналась:

 

– Простите меня великодушно, молодой человек. Я тогда сказала вам неправду. Лариса и в самом деле не вернулась в Новгород и на станции Киря не осталась.

 

Они гуляли по березовым аллеям, окружавшим дом престарелых. Ольга Аркадьевна держалась за его руку и опиралась на палочку.

 

– Где же она? – спросил Русинов. – Я ездил, искал…

 

– Не найдете, – заверила она. – И не старайтесь… Я должна открыть вам одну тайну. Но скажите: почему вы интересуетесь Андреем?

 

– Я историк, – сказал он, и это не было большой ложью. – Хочу написать об экспедиции, в которой работал ваш брат.

 

Ольга Аркадьевна тихонько рассмеялась:

 

– Мне почудилось… вы из КГБ! Вы в прошлый раз так спрашивали… Как всю жизнь меня спрашивают.

 

Русинов рассказал ей об истории экспедиции Пилицина и назвал всех ее участников, однако Ольга Аркадьевна никого из товарищей не знала. Но вдруг доверительно сообщила:

 

– Андрей остался жив! И мы встречались с ним в Новгороде! Он приезжал.

 

– В сорок четвертом году?

 

– Да, приехал тайно, скрывался… Забрал с собой Ларису и уехал. Одну ночь переночевал. Мы только вернулись из эвакуации и еще прописаться не успели.

 

– Куда же он уехал? – Русинов едва сдерживал волнение.

 

– Не сказал, – вздохнула Ольга Аркадьевна. – Когда появился – сразу предупредил, чтобы ни о чем не спрашивала. Мы и не спрашивали. Догадывались… Он так сильно постарел, похудел. От прежнего половина осталась. Сказал, что приехал за дочерью. А Лариса его совсем не помнила и все у меня спрашивала – это правда мой папа?.. Я потом так жалела, что отпустила Ларису, да как было не отпустить? И ни одного письма! Думала, после войны напишут. Нет… Потом, когда Сталин умер, думала, когда Хрущев пришел… Видно, в живых нет. Так бы-то написали, приехали…

 

– Искать не пытались? – воспользовавшись паузой, спросил Русинов.

 

– Как не пыталась? – затосковала она. – В пятьдесят девятом году подала на всесоюзный розыск по линии растерявшихся в войну родственников. Год ждала – ничего… Потом в шестьдесят шестом заболела и дала объявление через газету. Помните, печатали списки «Отзовитесь!» и рубрика была – «Эхо войны»? В центральных газетах пять раз печатали… И приехал ко мне один молодой человек. Ласковый такой, вежливый. Я сразу поняла, откуда он. И давай меня выспрашивать, что мне известно про брата, про племянницу. Да ничего, говорю, не известно, потому и на розыск подала. А он и спрашивает: как это мы могли растеряться с Ларисой, когда из Чувашии выехали вместе и под бомбежки не попадали? Чаще-то терялись, когда ехали в эвакуацию… Мне солгать пришлось. Говорю: Лариса на фронт хотела, а ее не брали. И когда ехали в Новгород, на какой-то станции остановились рядом с военным эшелоном. Она будто бы за водой побежала, а сама, наверное, в этот эшелон попросилась. Или солдаты затащили… Тогда бывало всякое… Молодой человек ушел, а я после него уж больше не искала, боялась.

 

– Думаете, он был из КГБ? – поинтересовался Русинов.

 

– Я не думаю, я знаю, – уверенно заявила Ольга Аркадьевна.

 

– Удостоверение показывал?

 

– Нет, мне и показывать не надо. Я человека и так вижу. Насмотрелась на них…

 

– А сам Андрей Аркадьевич хоть что-нибудь рассказывал? Не молчал же он все время!

 

– Не молчал… – проронила она. – Мне Ларису жалко было отдавать. На моих руках выросла, как дочь… Я Андрюше и говорю, мол, ей же учиться надо и замуж пора. А уедет с тобой – что там станет делать? Если сам скрываешься, то и ей придется… У Андрея только характер старый остался, смеется: я, говорит, и выучу ее, и работу найду, и замуж выдам! Такого жениха присмотрел!.. Потом он с Ларисой долго разговаривал, один на один. Не знаю, что наговорил, но она загорелась, засобиралась с отцом. Когда я их провожала – расплакалась…

 

Ольга Аркадьевна вытерла платочком слезы и вдруг подняла на Русинова глаза, полные восхищения.

 

– Он мне одну вещицу подарил! На память! Это, говорит, тебе утешительница: когда затоскуешь – возьми в руку и зажми в кулак, и сразу станет хорошо. Игрушка такая… Я, Дура, эту игрушку из рук не выпускала, когда Лариса уехала, – она снова оживилась. – А еще знаете что сказал? Ей-Богу, как вспомню, мне так странно становится! Не переживай, говорит, сестренка, война кончится весной сорок пятого года. И начнется снова только через сорок лет. Число «сорок», говорит, число роковое… И предупредил, чтоб никому об этом не рассказывала.

 

– «Сорок» значит «со роком», – задумчиво проговорил Русинов. – Он был прав… А откуда он знал – не сказал?

 

– Нет, не сказал, – вздохнула Ольга Аркадьевна. – Я же не спросила. Он же любил болтать, думала, успокаивает меня, чтобы за Ларису не переживала. Когда война кончилась – вспомнила. Угадал ведь! И когда эта перестройка началась – опять вспомнила… Только и слышу – там война, там война! Погляжу кругом – вроде мир, а люди гибнут… Что было не спросить, когда новая война кончится? Наверное, Андрюша знал. Когда человек живет в опасности, между жизнью и смертью, ему многое открывается. Он ведь явился-то к нам как с того света. И если бы не игрушка эта… А так достану ее, посмотрю – нет, не приснилось!

 

– Покажете мне игрушку? – попросил Русинов.

 

– Покажу, – пообещала она и повела его в свой утешительный дом.

 

Русинов долго рассматривал маленькую – помещалась в ладони – нефритовую обезьянку и ощущал, будто прикасается к иному миру. Она была выточена руками большого мастера, и еще тогда, не зная подлинного возраста этой вещицы, он понял, что игрушка-утешительница явилась на свет откуда-нибудь из кургана или городища. Скорее всего, это был домашний либо путевой божок, но не детская забава. Он мысленно перебирал все знакомые культуры и культуры, в которых бы обезьяна почиталась как кумир, и не мог вспомнить. Возможно, в каких-нибудь мелких африканских культурах и существовал такой бог, но откуда же она появилась у Андрея Петухова?

 

– Возьмите ее себе, – неожиданно сказала Ольга Аркадьевна. – Я теперь здесь живу, утешилась… Только у меня просьба к вам: если что узнаете об Андрее или Ларисе – сообщите мне. Лариса, может быть, и жива еще… Хотя у меня подозрение есть. Их могли арестовать в сорок четвертом, по дороге…

 

Русинов пообещал, что непременно выполнит ее просьбу: нефритовая обезьянка согревала ладонь и в самом деле утешала…

 

Он счистил с божка слабообожженную глину. Отер пыль и спрятал в карманчик с замком-«молнией», где хранился кристалл КХ-45. Время было около полуночи, а он не находил себе места. Дождавшись, когда в избе погаснет свет, он вошел во двор и, прежде чем выключить станцию, постоял, в надежде, что Ольга выйдет и попросит его об этом. Она не вышла…

 

Перед рассветом Русинов все-таки заснул и сразу же увидел сон, будто ему подарили молодого, с большими рогами быка. И надо его вести куда-то далеко, через деревню, а веревка короткая – не ухватиться. Он кое-как повел его по улице, залитой множеством мелких светлых луж, – будто только что прошел летний дождь. И вдруг бык сорвался и побежал к другому, точно такому же, – назревала драка. Тогда Русинов запрыгал через лужи, чтобы не намочить босых ног, встал между быками и попытался ухватить своего за повод. Однако чужой разогнался и вонзил рога ему в спину…

 

Русинов проснулся от боли и сразу же увидел перед собой Ольгу. Яркое утреннее солнце, вывалившись из-за хребта, пронизывало сетчатые стенки палатки тончайшими лучами. Он с трудом пошевелил головой: боль, словно огненная спица, прокалывала основание черепа и позвоночник между лопаток. Вчерашние земельные работы не прошли даром…

 

– Я подумала, вы обманули меня, – сказала Ольга. – Переворачивайтесь на живот, сделаю массаж.

 

– При острой боли нельзя, – проговорил он.

 

– Можно, – заявила она и помогла ему перевернуться. Руки у Ольги были шершавыми и властными. Она села на Русинова верхом, заставила его максимально прижать подбородок к груди и сильными движениями снизу вверх размяла шею, затем простучала ее ребрами ладоней и перебралась к лопаткам.

 

– Невралгия, да еще и застарелая, – сказала она. – Спать нужно только на досках, а у вас тут перина…

 

Ее ворчание отчего-то было приятным, успокаивало боль и наполняло утро предощущением счастья.

 

– Сегодня в обед я вас распну на «голгофе», так и быть…

 

– А дядя Коля?

 

– У дяди Коли будет перерыв… Полежите так, я мазь принесу!

 

Ольга принесла какую-то мазь в широкогорлом флаконе, намазала ее на свои ладони и стала медленно и бережно втирать в кожу на позвоночнике. И настроение у нее стало мягче, и голос нежнее…

 

– Это вытяжка из грязей Мацесты, – пояснила она. – Теперь жуткий дефицит… Цените!

 

– Ценю, – пробормотал он, прикрывая глаза и слушая ее руки.

 

– Откуда же вы Авегу знаете, Александр Алексеевич? – неожиданно спросила Ольга.

 

– Мой пациент был, в клинике, – сдержанно объяснил он.

 

– В какой клинике?

 

– По моему профилю…

 

– Тогда ясно, – не сразу проронила она. – Теперь вставайте! Позавтракаем, и мне пора к пациенту.

 

– Да, пора! – Он сел, пошевелил шеей, руками – боль отступила, но ослабла подвижность позвонков. – Мне сегодня надо в Ныроб съездить…

 

– В Ныроб? – удивилась Ольга. – А как же «голгофа»?

 

– Я до обеда обернусь! – заверил он. – И делайте со мной что хотите.

 

– Нет уж, пока Петр Григорьевич не приедет – не уезжайте, – то ли попросила, то ли потребовала она. – Я боюсь остаться одна!

 

– А со мной – не боитесь? – засмеялся Русинов.

 

– Лучше уж с вами, чем одной…

 

– Но вчера вечером напугались!

 

– Я не напугалась! – с иронией заявила Ольга. – Показалось, что вы… какой-то странный человек. Вы себе на уме, вам трудно доверять. И не знаешь, что ожидать. Признайтесь, вы ведь скрытный человек?

 

– Вы правы, Ольга, – серьезно сказал Русинов. – Жизнь заставляет. Но и вы тоже… скажем, не очень открытая и простая.

 

– Я глупая как пробка! – возразила она. – А язык мой – враг…

 

– О чем это вы?

 

– Одевайтесь! – приказала Ольга и вышла из палатки. На столе он увидел заботливо приготовленный завтрак, причем не по-деревенски, как было у Петра Григорьевича, а все – сыр, масло и обжаренная колбаса с яйцами – в отдельных тарелках, с ножами и вилками.

 

– А дядя Коля? – спросил Русинов.

 

– Дядя Коля уже завтракает! – объяснила она. – Говорит, сегодня уснул часа на два.

 

– Поздравляю!.. У него отложение солей?

 

– Да, и сопутствующие…

 

– У Авеги тоже было отложение солей, – между прочим заметил он.

 

Ольга положила вилку и, глядя Русинову в глаза, неожиданно предложила:

 

– Давайте так, Александр Алексеевич: вы о нем не спрашивали, а я вам ничего не говорила.

 

– Почему? – изумился он.

 

– Долго объяснять… У отца были неприятности… И вообще, забудьте об этом человеке, – она еще не умела хитрить и скрывать своих чувств, хотя очень старалась. – Есть такое поверье: кто думает об Авеге, тот обязательно пострадает… Ну, тоже будут неприятности… Договорились?

 

Она действительно вчера проговорилась и теперь хотела исправить свою оплошность. Он расценил это по-своему – скорее всего, отцом ей было запрещено говорить об Авеге.

 

– По рукам! – Он подал ей ладонь. – Пусть это будет нашей тайной!

 

– Намек ясен! – улыбнулась она. – Только я вас совсем не знаю. Вы для меня – тьма…

 

– Ну уж – тьма! – нарочито возмутился он. – Можно сказать, пуд соли съели!

 

Ольга лукаво сощурилась – не зря ей такое имя дали!

 

– Вы что? Решили за мной поухаживать? Приехали весело провести отпуск, порыбачить, отдохнуть и покрутить роман с молодой докторшей? Как на курорте, правда? Полный комплект удовольствий!

 

– Вы меня насквозь видите, – признался Русинов. – И на три метра под землю… Хотел вас обмануть! Втереться в доверие, обольстить, пообещать золотые горы, а потом – исчезнуть.

 

– Папа вас из-под земли достанет!

 

– Только папа меня и удерживает, – вздохнул он и спохватился: – Оль, я вам не надоел еще со своими переводами?

 

– Вот это как раз мне интересно!

 

– Как «роман» переводится, знаете?

 

– С какого?

 

– Опять с русского!

 

– Конечно, не знаю!

 

Русинов тут же оседлал любимого конька:

 

– В древности это слово звучало «рамана». «Ра» – это солнце, «мана» – звать, манить, притягивать. Буквально получается – «манящая, как солнце»! Красиво, правда? Или «солнцем манящая»!

 

Когда Ольга ушла, Русинов выключил в машине все приборы, включенные ночью, и достал с верхнего багажника лом: «удочка» была тяжеловатая, но серьезная.

 

Он готов был, как тот шофер лесовоза, кричать в этот день – горы сверну!

 

А валуны на дне раскопа лежали мертво, и гравий, спрессованный и заизвесткованный тысячелетиями – по «подошве» морены стекали осадковые воды, – напоминал бетон. Лом звенел и дребезжал в руках, излечивая невралгию. Часа за три он с трудом расшевелил верхние камни и скатил их в реку. Под ними оказались валуны еще тяжелее, но ниже их лом уже не встречал преград и не скрежетал, тупо и беззвучно ударяясь о твердую землю. Щели между валунами медленно заполнялись мутной водой…

 

Русинов выкорчевал из вязкого, серого суглинка плоский камень, отвалил его в сторону и сделал лопатой русло для водооттока: берега реки были сухими, ключи питали ее, струясь под мореной. Второй валун взялся легче, и когда дно раскопа освободилось, он убрал верхний слой перемешанной с гравием земли и еще глубже прорыл канаву. Морена кончилась. Это слово переводилось точно и просто – мертвая земля…

 

Но и та, доледниковая земля, на которой жили арии и по которой бродили мамонты, тоже казалась мертвой. Закрытая от света и солнца, она ослепла; под тяжестью камня, под чужой солоноватой плотью разрушалась ее плодоносная благодать; и теперь она была серая, невзрачная и безжизненная, как пустыня. Земля обратилась в прах, и то, что накапливала в себе многими тысячелетиями, тоже превратилось в вязкий, белесый суглинок. Присутствие на ней любой формы жизни – растений, животных, человека, всякий их след – перегной, кость, разбитый сосуд – все смешалось, растворилось, ушло в небытие.

 

Все-таки он решил продолжать раскопки, двигаясь вдоль берегового откоса на восток, где моренные отложения достигали всего двух метров. Он зачистил восточную стенку обнажения – доледниковая поверхность земли была почти ровной и не имела уклона в сторону реки: по-видимому, ее современное русло образовалось во время таяния ледника. Поэтому, кроме раскопок, следовало тщательно обследовать речку вниз по течению – камни со следами человеческих рук могли быть разнесены на многие десятки километров. Русинов начал вскрывать намеченный участок и вдруг услышал над головой голос пчеловода:

 

– Да, рыбак-рыбачок, тебе и бульдозера не надо! – Он сидел на валуне, торчащем из берегового склона. Эта его привычка подходить неслышно и говорить неожиданно громко заставила вздрогнуть Русинова, погруженного в свои размышления.

 

– Молодец! – без всякой иронии, откровенно похвалил Петр Григорьевич. – Это же надо – столько земли переворочал!

 

Русинов воткнул лопату и выбрался из раскопа. Пчеловод неторопливо спустился к нему, на ходу осматривая пробитую в берегу щель и качая головой.

 

– Какая ярость должна в человеке гореть, чтоб землю так рыть! – восхитился он и вдруг мгновенно забыл о яме. – Пошли! Я что пришел-то! Пошли скорей!

 

– На обед, так еще рано… – начал было Русинов, но Петр Григорьевич возбужденно потянул за рукав:

 

– Какой обед? Идем, что-то покажу! Увидишь – про обед забудешь!

 

Его глаз с расширенным черным зрачком ликовал.

 

Русинов и не подозревал, что на пасеке, пока он ковырялся в раскопе, гостей увеличилось втрое. Возле избы лежала куча огромных рюкзаков с притороченными к ним палатками и спальными мешками, а отдельно, в чехлах, треноги и какие-то приборы. Шесть человек с лопатами в руках что-то копали метрах в ста от пасеки, наверное расчищали площадку для лагеря. После прошлой ночи, когда в этом глухом углу они остались вдвоем с Ольгой – дядю Колю можно было не считать, – он ощутил свободу и какой-то радостный, выжидательный покой. Теперь даже появление шести человек показалось Русинову многолюдьем, московской толчеей. И сразу куда-то пропало очарование тишины, пустынного места; незнакомые, чужие люди отнимали у него то равновесие души, что установилось уже за эти несколько дней на пасеке. Судя по вещам, приехали какие-нибудь альпинисты или геологи, а это значит, по вечерам, когда начинают петь ночные птицы, будешь слушать ор, гам, гитарный дребезг. По крайней мере, с неделю, пока не устанут либо не затоскуют и не научатся слушать тишину.

 

Эту новую команду гостей, похоже, привез откуда-то Петр Григорьевич и теперь ликовал от обилия народа.

 

– Ох, сейчас как весело будет! На целый месяц приехали!

 

Чтобы не показывать своих чувств, Русинов ушел к бане, где возле чана дежурила Ольга. Видимо, она тоже была не в восторге. Дядя Коля лежал распятый и заваленный парящей пихтовой лапкой.

 

– Вам еще рано, – заметив любопытство Русинова, сказала она. – Сеанс будет после обеда.

 

– Меня зачем-то Петр Григорьевич притащил, – сознался он и отошел от чана – не подпускала и близко! – Я там мирно ловил рыбу… Только клюнуло, а он – пошли!

 

– Не оправдывайтесь!

 

– Оля, не знаете, что за представление будет? – спросил Русинов и сел с ней рядом на скамеечку возле бани. – Говорит, покажу что-то, – не показывает…

 

– Известно что! – усмехнулась она. – Опять будут учить летать.

 

– Летать? – изумился он. – На дельтаплане, что ли?

 

– Да… Третий год пошел. – Она вздохнула. – В позапрошлом году был вывих шейных позвонков, в прошлом году – руку сломал, лучевую кость… Что нынче будет?

 

– Это что за люди?

 

– Это не люди, это пришельцы-«тарелочники», – серьезно сказала Ольга. – Погодите, сюда еще «снежные человеки» нагрянут…

 

– Ну, и летают здесь «тарелки»?

 

– Представьте себе, каждую ночь!

 

– Почему же мы не видели? Вчера, например.

 

– Пока пришельцев нет здесь – «тарелки» не летают, – объяснила она. – Редко-редко… А как приедут – десятками. Они говорят, это у них период активности начинается. Вот и приезжают к этому периоду. Может, уже сегодня полетят.

 

Русинов никогда не видел этих «тарелок», хотя рассказов о них наслушался достаточно. Одно время проблемами НЛО заболел сосед по московской квартире и заразил тогда его десятилетнего сына Алешу. Тот обклеил себе комнату снимками с какими-то неясными пятнами различной формы и погрузился в литературу. Благодаря этому он стал читать по-английски и в конце концов увлекся языком – и то польза.

 

– Пойдем смотреть на «тарелки»? – предложил он, оживившись.

 

– Погодите еще, – остановила Ольга. – Как полеты пройдут. А то свернет себе шею, Икар…

 

– А они существуют, эти «тарелки»? – спросил Русинов. – Или плод зрительной фантазии? Галлюцинации?

 

– Не знаю, – пожала плечами Ольга без всякого интереса. – Я каждое лето вижу, летают. В прошлом году больше появлялись во-он оттуда, – она указала за речку. – Иногда из-за хребта вылетают… Да сами увидите.

 

– Ну а снежные люди?

 

– Эти в горах где-то живут…

 

– И что, видели?

 

– Сама не видела, – улыбнулась она. – Но у меня дома куча фотографий. Мне один «снежный человек» подарил. Ухаживал тут за мной и подарил.

 

– За вами ухаживал снежный человек? – рассмеялся он. – Любопытно! Я вас ревную!

 

– Жалко, что не настоящий, – серьезно проговорила она. – А этот был как раз по вашему профилю…

 

– А они есть, настоящие?

 

Ольга помолчала, и Русинов в короткую эту паузу уловил в ее глазах тень какой-то давней мечты, ставшей сейчас уже просто воспоминанием и тоской. Вдруг ему вспомнилась Инга Чурбанова, спасенная Данилой-мастером. Детский ее рассказ с течением времени отчего-то все меньше походил на сказку.

– Наверное, есть, – проговорила Ольга. – Только не такие, как на фотографиях… Там они похожи на обезьян. Подозреваю, что подделка. Фотомонтаж.

Русинов отыскал палку, чтобы начертить на земле таинственный знак и показать Ольге, и не успел. От избы вприпрыжку бежал возбужденный Петр Григорьевич.

– Ага! – закричал он, словно поймал Русинова на месте преступления. – Да ты, рыбак, не промах! Вижу, на кого удочку забрасываешь! Какую рыбу белугу выловить хочешь! На минуту оставить нельзя!..

Он заглянул в чан, пощупал рукой пихтолапку, занырнул поглубже – остался доволен.

– Ну, идем! – приказал он. – А то вон ветер подымается, погода портится, скорей! И ты, костоправша, собирайся! – Он снова сунулся к чану. – Эх, пермяк-солены уши, не поглядишь! Ну ничего, лежи. Как одыбаешься, ходить начнешь – посмотришь!

 


Источник...
Просмотров: 241 | Добавил: Zenit15 | Теги: С. Алексеев..Сокровища Валькирии. К | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0