Вторник, 22.08.2017, 08:12

Мой сайт

Главная » 2014 » Октябрь » 27 » Легенды, мифы и реальность Приазовья (3)
12:42
Легенды, мифы и реальность Приазовья (3)

                         Легенды о Танаисе

I

Широкое поле медленно окутывали вечерние сумерки. Вокруг кибиток и небольших шатров загорались первые ночные костры кочевников. Люди тихонько переговаривались между собой и ждали вестей из шатра вождя племени Амора. Именно в эту ночь все ждали долгожданного первенца - у Амора и его жены Грены должен был родиться ребёнок.

Кто родится - мальчик или девочка? Именно этот вопрос сейчас мучил сердца кочевников. От наследника зависела их дальнейшая судьба. Дело в том, что на широких просторах побережья Меотийского озера и низовьях глубокой реки в X - VII веках до нашей эры появились племена киммерийцев. В VI веке до нашей эры киммерийцы вытесняются скифами, а в конце IV века до нашей эры на этих землях появились они - различные племена сарматов. На рубеже V - IV веков до нашей эры мирные отношения между скифскими и сарматскими племенами стали портится: сарматы, или как теперь стали называть несколько сарматских племён - савроматы, стремились завладеть большей территорией для выпаса своего скота. Начался период интенсивного проникновения сарматов на земли скифов. Восточные соседи скифов - сарматы или савроматы, близкие им по укладу жизни, постепенно овладевали землями скифов, вытесняя их в степи Крыма.

В воинствующих племенах савроматов женщины занимали равное положение с мужчинами. Они вели совместное хозяйство, наравне с мужчинами участвовали в боевых походах, свободно владели искусством рукопашного боя и были прекрасными наездницами. Вот почему мужчины, сидевшие возле костров, так ожидали новостей о рождении ребёнка у своего вождя. Ведь они прекрасно понимали, что если родится наследник - сын, то мужские обычаи и традиции жизни савроматов укрепятся, но если родится дочь, то в ближайшие десятилетия этим племенем будут верховодить женщины.

- Богиня Луны! У вождя родилась дочь! - послышался, наконец, восторжённый возглас из главного шатра племени.

Дочь! В одно мгновение все сомнения мужчин развеялись в ночной мгле этого дикого поля. Всем стало ясно - править племенем будет женщина…

В богато убранном шатре на искусно выделанных шкурах лежала счастливая мать и держала на руках своего первенца. Грозный Амор явно был недоволен рождением дочери, но старался не подать вида перед своей женой и суетившимися возле неё слугами и рабами. Он нежно пожал руку Грены и молча вышел из шатра.

Девочку назвали Лисиппой, что означало на местном савроматском наречии «храбрая» или «бесстрашная». В языке савроматов перемешался скифский говор с говорами остатков киммерийских племён, поэтому своего языка они не имели. Но в данный момент савроматов это меньше беспокоило, главное для них было захват новых земель.

Мужчины, увлечённые постоянными набегами на скифов, не замечали, что женщины постепенно обретали всё больше прав на наследство, на ведение хозяйством в доме, на окончательное принятие решений даже во многих военных вопросах.

Лисиппа росла красивой и здоровой девчонкой. Она быстро пошла и первой игрушкой у неё стал старый отцовский меч.

- Это хороший знак, - проговорила как-то Грена, мать девочки. - Значит, она станет настоящим вождём - первым вождём-женщиной в нашем роду.

С раннего детства Лисиппа своим поведением оправдывала своё имя. Она была храбрым подростком, ничем не уступающим мальчишкам- ровесникам в охоте и кулачных боях, верховой езде и во владении оружием, а сообразительностью даже превосходила их. Мать старалась передать дочери все свои знания, даже навыки врачевания и магии заговоров. Юная Лисиппа уже к четырнадцати годам освоила савроматскую письменность и стала участвовать в боевых походах своего племени.

Время летело быстро и незаметно. Из шустрой девочки- подростка она незаметно превратилась в отважного воина, обладающего секретами местной магии и врачевания, боевых искусств и стратегии ведения боя. Проницательный ум и красивая внешность девушки возвышали её не только над мужчинами, но и женщинами своего племени. В шестнадцать лет, по решению старейшин, её провозгласили верховной жрицей нескольких племён савроматов.

Но дела жриц пока мало интересовали юную Лисиппу. Многие вопросы жизнедеятельности, а, особенно, военные вопросы в племени уже не решались без её участия. Однажды вечером отец, храбрый воин и вождь племени Амор, усадил её возле себя и медленно заговорил:

- Дочь моя, ты стала совсем взрослой. Воины чтят твой ум и храбрость, женщины полностью подчинены твой власти. Я долго думал и решил передать тебе верховную власть в наших племенах. Не спеши с ответом, хорошо подумай.

- Я готова. Боги даровали мне знания, а опыт я приобрету в бою.

- Иного решения я и не ждал. Лисиппа, ты достойна имени вождя, - удовлетворённый ответом дочери, закончил свой разговор Амор.

На следующее утро перед всем племенем Лисиппа была провозглашена вождём. Первым её решением стало решение совершить поход в дальние страны, чтобы разведать возможность заключить союз с другими племенами. Юная красавица снарядила небольшое войско из числа девушек-воительниц и отправилась в свой первый поход по берегам широкой реки.

На просторах полей и степей этого края издревле селились как кочевые племена скифов, так и племена сарматов. В одном из племён она впервые узнала, что эта широкая река носит название Амазон, что означало на неведомом ей наречии «Река женоуправляемого народа». Такое название молодой жрице и вождю племени очень приглянулось.

- А ведь, действительно, мы - савроматские женщины и есть народ, управляемый мужчинами, - гордо заявила она одному из племён, живущих на берегах Амазона. - Название реки достойно только женщин-воинов и только мы должны владеть землей её побережья.

Весть о юной красавице, вожде и верховной жрице савроматов, моментально разнеслась по побережью Амазона. Многие мужчины были поражены её красотой, но осмелиться признаться в любви вождю никто даже и помыслить не мог. Да и она никому не подавала повода. Стройная девушка, в короткой тунике и сандалиях, завязанных кожаной бечевкой до колен и уложенными небольшой косичкой на затылке волосами, больше походила на юношу-красавца, чем на женщину - хранительницу домашнего очага. Возвратившись из своего первого похода в качестве вождя, дома её уже ждала слава первой сарматской царицы. Лисиппа не стала возражать против нового имени «царица», хотя таковой себя пока не считала. Думать долго над этим просто не было времени. Перед ней стояла задача совершить другой, более дальний поход с целью заключения договора с новыми племенами.

Спустя месяц Лисиппа с девяносто воинами, в основном состоящими из молодых девушек, небольшим караваном повозок, гружённых предметами быта, кормом для лошадей и дорогими подарками, отправилась в неведомые земли верховья Амазона. Через несколько дней войско Лисиппы достигло земель, в которых проживали греки. Здесь она была принята верховными вождями и поразила их своим умом и искусством дипломатии. Но главное, чем были поражены греческие вожди, это внешний вид юной красавицы. Никто до этого не видел царицу, гордо восседающую на коне и умело владеющую коротким мечом. Из уст воинов, сопровождающих Лисиппу, греки узнали, что армия савроматов прибыла из берегов далекой Амазоны. Вот тогда и пошли первые легенды об амазонках, населяющих земли реки Амазон и побережье уже знакомого грекам Меотийского озера (в будущем - Азовского моря).

По греческим законам военный союз незнакомых племён должен подкрепляться браком знатных особ. Выходить замуж Лисиппа вовсе не собиралась, но среди вождей-воинов ей приглянулся один молодой красавец - прекрасно сложенный храбрый воин, жрец и философ Беросс. Долгие беседы наедине дали о себе знать: взаимные чувства молодых людей переросли в пылкую любовь. Но влюблённым не суждено было остаться вместе. И Беросс, и Лисиппа прекрасно это понимали. Память о ночах, проведённых в объятиях друг друга, остались в их сердцах на всю оставшуюся жизнь. Судьба распорядилась по-своему: им больше так и не довелось встретиться, но легенды о плодах этой любви остались в веках в устах и греческих, и сарматских народов.

Союз нескольких племён был заключён, и Лисиппа со своим войском возвратилась на берега Амазона. Жизнь потекла своим чередом. Теперь уже никто не сомневался в царском происхождении Лисиппы. После смерти родителей, она стала полноправной владычицей нескольких савроматских племён, которые почитали её за свою царицу.

Через некоторое время у царицы родился сын. Эта новость во всех землях Савроматии воспринялась неоднозначно. Ведь теперь здесь установились обычаи поклонения женщинам - воинам, поэтому рождение сына у царицы некоторые восприняли как недоброе предзнаменование. Чтобы предать факту рождения сына у царицы особое значение, Лисиппе предложили назвать мальчика Танаисом, что на местном наречии одного из савроматских племён означало «рождённый от реки». Так в землях Савроматии появился Танаис - юный наследник царского престола савроматов.

Мальчик рос крепким и здоровым ребёнком. С раннего детства его отличали молчаливость и трудолюбие, гордость и чувство собственного достоинства. К четырнадцати годам он полностью овладел военным искусством, метко стрелял из лука, обладал прекрасным телосложением, но при этом был излишне самоуверен, а порой и циничен. Женское воспитание, отсутствие отца, о котором никто никогда ему не рассказывал, сыграли свою роль - парень вырос самовлюблённым и высокомерным царевичем. Лисиппа не чаяла в сыне души и прощала ему многие недостатки. Одно оно не могла ему простить - излишнее кокетство перед девушками. Царица мечтала видеть в своём наследнике настоящего воина, и пророчила ему свой трон, хотя к тому времени у неё родилось ещё две дочери.

Однажды, гуляя по берегу Амазона со своими слугами, Танаис увидел группу девушек- воительниц. Они чистили оружие и не обратили на него внимание. Танаис подошёл к ним и спросил:

- Храбрые воины, почему вы держите меч клинком к себе?

- Даже при чистке оружия мы готовы отдать свою жизнь за свой народ, но не попасть врасплох в руки врага.

Такой достойный ответ одной из девушек понравился Танаису. Он присел к девушкам и попытался завести с ними разговор. Но одна из девушек, которая первая ответила ему на вопрос, вдруг резко остановила парня:

- Господин, тебе не к лицу разговаривать с обычными воинами, а нам не положено общаться с мужчинами.

Такая дерзость не понравилась Танаису, но смелость воительницы, её большие тёмные глаза поразили сердце юноши. Танаис отошёл от девушек и отправился в свои покои. Всю ночь он думал о прекрасной девушке-воительнице. На следующий день, втайне от матери, юноша отправился на поиски понравившейся ему девушки. Долго искал Танаис и, наконец, увидел её около походной кибитки.

Юноша поспешил к девушке-воительнице и восторжённо заговорил:

- Красавица, ты поразила моё сердце. Скажи, кто ты?

- Не стоит тебе знать моего имени, господин. Я обычная девушка из бедной семьи и мне недозволенно разговаривать с нашим царевичем.

- Но почему? Ты мне очень нравишься! Разве любить у нас запрещено?

- Неужели ты не знаешь, что в нашем племени только два летних месяца отводится на период связи с мужчинами? Мы не имеем права в другое время иметь никаких отношений с вами. А стать возлюбленной мужчины я могу только после того, как поражу не менее трёх противников. На моём счету только один иноземец.

- Кто придумал такие законы? Почему мы не можем встречаться с тобой в любое время, когда нам захочется? Ведь я царевич, мне позволено всё!

- Не гневайся, господин. Эти законы установила великая Лисиппа. Никто не вправе их ослушаться.

- Но я ведь её сын и она обязательно сделает исключение для меня. Я просто в этом уверен!

- Не смею спорить, но об этом надо спросить её.

Возмущённый Танаис поспешил в покои своей матери. Сердце его пылало любовной страстью к обычной девушке-воительнице и, забыв обо всех обычаях, Танаис подбежал к ложе матери и гневно произнёс:

- Великая царица, ты установила несправедливые законы в отношении мужчин. Я полюбил простую девушку и не имею права с ней встречаться? Отмени закон в отношении меня, позволь мне любить простую девушку!

- Что ты говоришь, Танаис? Ты посмел усомниться в справедливости наших законов? Они проверены жизнями сотен наших сограждан - савромат. Никто не смеет их отменять! Ты мужчина и должен подчиняться нашим законам!

- Но я люблю её! Как твой сын я согласен подчиняться твоим законам, но приказать своему сердцу я не смогу.

- Ах, так! Ты слишком дерзок со своей повелительницей. Из тебя вырос мягкотелый воин. Никогда не быть по-твоему. Царевич не достоин любви простолюдинки, он достоин только материнской любви, - гневно закричала Лисиппа и встала с ложе.

- Но такая любовь мне не нужна. Я хочу любить ту, которая вошла в моё сердце.

- Довольно! Ступай. Разговор на сегодня окончен, а завтра мы вернёмся к этой теме. Я научу тебя любить свою мать.

Танаис опустил голову, молча повернулся и вышел из покоев царицы. Сердце юноши разрывалось на части. Он с детства привык достигать любой своей цели, перед ним никогда не было нерешённых проблем. А здесь его родная мать так грубо обошлась с его мужским и царским достоинством. Возмущению не было предела. Юноша метался по своему шатру и не знал, что делать. Эта ночь ему показалась самой длинной за всю свою жизнь. Ранним утром он заметил около шатра группу воинов из личной стражи царицы.

- Так она решила меня арестовать? Этому не бывать! Если я не могу свободно любить, то и жить мне на этом свете больше незачем.

Обезумевший от любви, униженный и оскорблённый самовлюблённый юноша выскочил через потайную дверь шатра во двор, оседлал своего любимого коня и быстро поскакал к обрывистому берегу Амазона. Через два часа конь вынес Танаиса на высокий обрывистый берег широкой реки. Юноша соскочил с коня, подошёл к краю обрыва и последний раз посмотрел на восходящее солнце. Перед ним простиралась голубая дельта широкой реки, а к западу от неё у самого горизонта виднелись берега Меотийского озера, напоминающие по форме изогнутый лук. Широко разведя руки, вдохнув в себя последний глоток воздуха, юноша ступил в бездну…

…Лисиппа не спала всю ночь. Её терзали странные мысли: с одной стороны она безумно любила своего единственного сына, с другой стороны - она не смела нарушить законы савромат. Как поступить? Как найти выход из создавшейся безвыходной ситуации? Только к утру она решила отправить своих верных слуг из личной охраны к Танаису, чтобы пригласить сына на душевный разговор. Постоянные заботы о Савроматии, вечные военные походы, переговоры и сборы податей с порабощённых не позволяли ей лишний раз поговорить уже со взрослым любимым сыном.

- Мой сын уже вырос, я обязана прислушаться к его воле. Думаю, что можно найти выход, - в полузабытье проговорила царица и услышала топот лошадей. Лисисиппа приподнялась с ночного ложе и велела воинам войти в свои покои.

- А где Танаис? Почему вы молчите? Где мой сын? - удивлённо произнесла она, увидев вошедших без Танаиса грустных воинов.

- Великая царица, нашего Танаиса больше нет. Он покинул нас и пожелал отправиться к духам своих предков.

Материнское сердце всё сразу поняло: гордый Танаис не смог перенести такого жёсткого разговора с матерью и решил покончить с собой. Гнев за предательство единственного наследника, который смалодушничал и покончил с собой из-за любви к обычной простолюдинке; неописуемая боль за потерю любимого сына, чувство ревности и смертельной душевной боли переполняли её сердце. Лисиппа опустилась на ложе и жестом руки велела воинам удалиться. Воспитанная в строгих обычаях савроматских женщин, она не проронила ни одной слезинки, медленно поднялась, опустила руки и не спеша подошла к двери. Минуту постояв, она медленно переступила порог. Ноги отказывались передвигаться, но сила воли заставила царицу со спокойным внешним видом пройти по залу царских покоев, где уже рыдали десятки слуг и воинов-охранников.

- Где это произошло? - строго спросила она у старшины охраны.

- На обрыве Амазоны, - сквозь слёзы тихо ответил старшина.

- Мы немедленно отправляемся туда, - строго сказала царица и поспешила оседлать коня.

Через пару часов группа воинов во главе с царицей достигла крутого берега реки. Лисиппа медленно опустилась на землю с коня и подошла к самому краю обрыва.

- О боги! Примите душу великого Танаиса… О волны Амазона, от ныне вы будите носить имя великого царевича Савроматии, -  подняв голову к небу, произнесла царица.

Сопровождавшие царицу воину опустились на колени и опустили головы. А внизу обрыва медленно текли голубые воды широкой и глубокой реки теперь уже с новым названием Танаис…

После этих событий Лисиппа сильно изменилась. Свой дворец и постройки приближённых, расположенных в устье реки Танаис (современный Северский Донец или Мёртвый Донец) в двух днях пути от Меотийского озера, она назвала, как и реку, Танаисом. Отсюда  царица стала совершать частые военные набеги на соседние племена, перевооружила конную армию, ввела жёсткую военную дисциплину. Со временем армия Лисиппы стала реже возвращаться в родные места. Дворец опустел и почти полностью разрушился. Уже пожилая женщина-жрица, которую так и продолжали почитать за царицу савроматов, перевела свои племена высоко в горы и оттуда совершала военные набеги на земли Танаиса. В одном из жестоких боев с противником Лисиппа погибла, а её дело продолжили её две дочери, сумевшие укрепить и преумножить славу женщин-воительниц.

 

II

Шли годы. Слава о царице савроматов достигла берегов Греции и Рима. Но за десятки лет рассказы о предводительнице женщин-воительниц обросли новыми легендами и мифами.

В конце IV века до нашей эры греческие историки и философы увлеклись легендами о царице амазонок, как они называли незнакомые племена женщин-воительниц из земель Танаиса. Подлинными историческими фактами они не обладали, но и просто переносить в свои бессмертные творения легендарные рассказы о южных амазонках было как-то не с руки.

Первым, поведавшим миру о жизни легендарной Лисиппы, стал великий Гомер, описавший услышанный им рассказ о прекрасной амазонке в своей знаменитой «Илиаде». Описание во многом сходилось с легендами, доходившими до Греции из земель Танаиса. Так в народе и родился прекрасный, трогательный миф о Танаисе…

На крутых берегах Амазонии издревле среди древних скифов и сарматов проживало племя прекрасных женщин-воительниц. Они носили мужские туники, волосы туго сплетали в косы и укладывали их аккуратно на голове. С детства девушки учились верховой езде и охоте, а в юности в совершенстве овладевали военным искусством. Амазонки презирали мужчин и считали их грубым подобием настоящих воинов. Только самым могущественным амазонкам один раз в году позволялось найти себе избранника для продолжения рода. Если рождался мальчик, то его отдавали пленным воинам-мужчинам и отправляли на родину.

Царица амазонок прекрасная Лисиппа не только была самой ловкой наездницей и храбрым воином, но и поражала всех неописуемой красотой. Её стройный стан, проницательный ум и светлые кудри не могли оставить равнодушным любого женоненавистника. Слава о мужестве и красоте Лисиппы разнеслась по всей округе и достигла божественного чертога. Боги были в замешательстве, ведь богине любви Афродите не было равных среди богов и смертных ни в красоте, ни в уме, ни в искусстве охоты.

Мудрый Океан решил сам убедиться в услышанном и развеять сомнения богов. Он спустился на Землю в облике прекрасного юноши, и отправился бродить вдоль побережья Амазонии в поисках прекрасной царицы амазонок. Однажды утром у высокого обрывистого берега реки он заметил несколько купающихся молодых девушек. Океан приблизился к берегу и поразился красотой одной из купающихся амазонок. Величавые движения рук, божественная фигура, длинные светлые кудри, прикрывающие пленительную женскую грудь, поразили юношу. Но как заговорить с прекрасной девушкой? Океан быстрым движением руки направил в сторону купающихся девушек высокую волну. Амазонки поспешили на берег, а Лисиппа осталась стоять в воде, презирая своим видом речную волну. Океан мгновенно превратился в следующую волну и обвил стан прекрасной девушки. Увлекая её за собой, Океан хитростью завлек Лисиппу на середину реки и вновь предстал перед ней в облике юноши. Божественная красота парня не отпугнула его от прекрасной амазонки. Напротив, стройный голубоглазый юноша сразу понравился царице, и они полностью отдались своим чувствам. Безумная любовь с первого взгляда, беспредельное счастье молодых людей не могли быть не замеченными Афродитой. Неописуемый гнев овладел богиней. Решение было принято мгновенно - отомстить смертной женщине за любовь к богу. Но в этот миг она не могла ничего сделать: божественная сила Океана была сильнее чар Афродиты.

Любви бога воды Океана и амазонки Лисиппы было отведено всего лишь несколько минут. Ещё одно мгновение и прекрасный голубоглазый юноша превратился в волны Амазонии.

Прошёл год и у Лисиппы родился мальчик. Царица назвала его Танаисом, в честь воды и реки Амазонии, подарившим ей первенца. Мальчик рос не по годам, а по часам. Совсем скоро он превратился в голубоглазого стройного юношу. Золотокудрый Танаис воспитывался по законам амазонок: он с детства презирал смерть и покланялся богу войны Аресу. Многие амазонки в тайне заглядывались на божественного парня, но Танаис избегал любых разговоров с девушками-воительницами. Сердце его не было подвластно любовным чувствам. Молодого человека интересовало только военное искусство.

Афродита помнила о своей мести царице амазонок. Она решила завлечь юношу в любовные сети и опустошить его душу. Превратившись в прекрасную амазонку, однажды утром она предстала перед Танаисом во всей своей божественной красе.

- О, прекрасный юноша! Кто научил тебя так умело владеть луком?

- Я Танаис, сын царицы Лисиппы, и мне нет равных среди смертных во владении мечом и луком.

- Но боги всё равно сильнее всех смертных.

- Мне покровительствует сам бог Арес, а его сила превосходит все земные миролюбивые чувства.

Казалось бы, такой дерзкий ответ юноши должен был возмутить Афродиту, но его молодость и неземная красота, наоборот, понравились богине.

- Неужели тебе не ведомо чувство любви? - коварно вопросила Афродита.

- Даже чары великой Афродиты для меня не страшны! Нет такой женщины, которую я бы поменял на боевое искусство, - гордо ответил царевич.

Но это было уже выше достоинства богини любви. Теперь дерзость смертного, который посмел насмехаться над ней - всемогущей Афродитой, окончательно разгневала богиню.

- Ты так уверен? - возмущённо спросила она Танаиса.

- Да, я уверен в себе, - гордо ответил юноша, не подозревая, что перед ним стоит сама Афродита.

- Посмотрим, - с насмешкой произнесла богиня, опустила голову и исчезла.

Удивлённый моментальным исчезновением девушки, Танаис поспешил в чертог матери - царицы Лисиппы. Он спешил рассказать ей о случившемся, открыл дверь в опочивальню и… замер. Внезапно его ослепила красота собственной матери.

- О боги! Я никогда не замечал, что ты богиня! - прошептал Танаис.

Лисиппа не услышала слов сына, но заметила в его глазах незнакомый огонёк любви и восторженности.

- Что с тобой, мой любимый? Что произошло с тобой? - удивлённо спросила она.

- Не смей называть меня любимым, - смущённо ответил Танаис. - Арес не велит настоящему воину рассуждать о любви.

Сын отвернулся от матери и вышел из её опочивальни. Оказывается, злопамятная Афродита напустила на него чары любви к своей матери, исполнив тем самым давний замысел отмщения Лисиппе. Богиня прекрасно понимала, что любовь мужчины к своей матери противоестественна землянам и подобная месть станет самой жестокой.

С тех пор Танаис не мог найти себе места. Он метался по царскому чертогу, старался отвлечь себя каким-либо занятием, но неведомое чувство разрывало сердце прекрасного юноши.

- Что это? Неужели именно такая и есть любовь? Но ведь прекрасная Лисиппа моя мать и я не могу даже обнять её, - в слезах твердил себе некогда гордый и самовлюблённый воин. - О, Арес! Помоги мне! Что мне делать? Как мне совладать со своим сердцем?

- Любовь бессмертна, никто не подвластен её силе! И если она поселилась в твоём сердце, то никто, кроме тебя самого, не сумеет с ней совладать, - раздался вдруг громкий голос. Чей это был голос, Танаис не понял, но теперь ему стало ясно, что совладать с любовным чувством к своей матери он никогда не сможет.

- О горе мне, горе! Если богам так угодно, то я готов страдать всю жизнь, но только не такое душевное наказание! - закричал влюблённый юноша.

- Никто не подвластен силе любви, - повторил тот же незнакомый голос, и царские покои окутала таинственная тишина. Отчаянный Танаис, поражённый безумной любовью к матери и не решившийся нарушить запрет богов о кровосмешении бросился к водам Амазонии.

Взобравшись на самый обрывистый берег реки, он простёр руки к небу и закричал:

- О, боги! Примите мою жертву! Пусть отныне любовь приносит людям только счастье!

С этими словами сын царицы амазонок бросился с обрыва и разбился о камни Амазонии. Горе Лисиппы было беспредельной. Она так и не поняла, что таким страшным образом была отомщена всемогущей Афродитой за любовь к великому богу Океану. С тех пор широкая река Амазония и стала носить имя Танаиса в память о запретной любви прекрасного юноши к своей матери - великой царице южных амазонок...

Так гласил древнегреческий миф, передаваемый из уст в уста десятками поколений греков и сармат, вавилонян и венецианцев. Древнегреческий историк Диодор Сицилийский, живший в 90 - 30-х годах до нашей эры на Сицилии, изложил свою версию мифа, согласно которой Танаис влюбился в красавицу мать - царицу амазонок Лисиппу, но, желая избежать грехопадения, бросился в реку и утонул. После его смерти Лисиппа повела своих дочерей в долину реки Фермодонт, построила огромный город Фемискид и покорила соседние народы до самого Танаиса. Совершив эти подвиги, она погибла в одном из кровопролитных сражений. Её дочь, став наследницей, превзошла свою мать и приумножила славу царства амазонок. Она первой ввела обучение девочек грамоте, физическому и духовному воспитанию, в том числе, древним таинствам исцеления. Дочь Лисиппы покорила многие народы от Танаиса до Фракии.

Спустя столетия известный римский грамматик конца IV века нашей эры Мавр Сервий Гонорат изложил новую версию древнегреческого мифа. Согласно Сервию, Танаис - сын бога Океана и богини Тефиды, почитавший одного лишь Ареса. За это Афродита наказала его страстью к собственной матери. Танаис покончил с собой, кинувшись в реку, которая с тех пор и стала носить его имя.

Как было на самом деле - никому не известно. Только археологические исследования в Приазовье и на берегах Тихого Дона подтвердили факт существования в этих краях женщин-воительниц, живших в скифо-сарматскую эпоху истории Донского края.

Просмотров: 804 | Добавил: sarkel | Теги: мифы и реальность Приазовья (3), легенды | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Надо бы автора указать...
Николай дик. Легенды Тихого Дона: рассказы и повести. – Ростов н/Д: Феникс, 2012. – 349 с.

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск
Календарь
«  Октябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0