Понедельник, 26.06.2017, 10:04

Мой сайт

Главная » 2014 » Февраль » 13 » Документы пугачевского восстания (часть4)
09:35
Документы пугачевского восстания (часть4)
  
                                                № 17

 Апреля 26. — Отписка донского атамана С- Сулина в Военную коллегию о выступлении полка И. Денисова к г. Самаре для усиления карательных войск. г. Черкасок

  Вследствие отправленной от нас, всеподданнейших, о Государственную военную коллегию от 29 минувшего генваря нашей войсковой отписки, сего апреля 25 дня присланным нам, войску Донскому, командированный, во исполнение высочайшей вашего императорского величества из Государственной военной коллегии грамоты, в Самару для усиления корпуса, наряженного к пресечению злодейских дел самозванца Пугачева, нашего войска полковник Илья Денисов рапортом представил, что он повеленное в команду его число 500 человек, выбрав со всего ведомства нашего из отставных и выростков казачьих детей, с ними сего ж месяца 10-го числа в поведенный поход из верхней по Медведице Березовской станицы отправился прямейшим чрез города Петровск и Сызрань трактом к Самаре. О чем де от него как Государственной военной коллегии, так и господам генерал-аншефу и кавалеру Бибикову да генерал-майору и кавалеру Мансурову рапортами донесено. О чем Государственной военной коллегии сею нашею войсковою отпискою всеподданнейше представляем.

Семен Сулин. Войсковой "наказной дьяк Иван Несмеянов.

[Помета]: Слушана 23 июня 1774 г. Приказано оную отписку отнять 1В Экспедицию для сообщения к делу.  ЦГВИА. ф. 20. оп .47. д. 4. лл. 250 об.-251. Подлинник.

                                               № 18

 Июля 9. — Приказ войсковых старшин войска Донского О. Лащи-лина и В. Грекова походному есаулу Федосеевской станицы И. Евсееву о розыске и преследовании повстанческих отрядов в случае появления их на р. Хопер. ст. Михайловская

 Приняв сей приказ и в команду к себя 9 человек вооруженных одноконных с 10-суточным провиантом казаков, ехать вам ради поисков разведывания воровских разбойнических партей, зачав отсюда, податься на Бузулук к Филоновской станице и во оной, свидясь с походным есаулом Романом Лапиным, о происходящем по известию его там отобрав на имя наше рапорт, ехать же сверх по речке Кардаилу и чрез урочище Красные Кусты на Хопер до села Тюковки, где будучи, чинить над воровскими и разбойническими партиями всемерный поиск, и если могут таковые трафиться, то, объявляя везде сей приказ кому следует как о свободном пропуске, требовать всякое вспомоществование и, изловя, за караулом прислать к нам для поступления. И в прочем, до высокого интереса ее императорского величества касающегося, поступать вам с командою на основании законов, нигде же и никому обид, разорения и напрасных прицепок, под вашим ответом, не делать.  А по возвращении от показанного села Тюковки с командою о разъезде вашем подать нам обстоятельный рапорт. И вам, есаулу Евсееву, в должности сей поступать во всем, как долг верноподданного раба ее императорского величества и сына отечества требует, без упущения.

Дан из благополучной Михайловской станицы.  Василий   Греков.

ЦГАДА,   ф.  6. оп.  1   (Госавхнв,  разряд  VI), л. 633. л. 18 и об Подлинник.

                                             № 19

 Июля 19. — Письмо начальника Казанской секретной комиссии генерал-майора П. Потемкина донскому атаману С. Сулину о принятии мер предосторожности в связи с движением на Дон отрядов Е. Пугачева после их разгрома под Казанью.

  Письмо войска Донского наказному атаману Семену Никитичу Сулину.

                

 Сего месяца 15-го числа под Казанью известный злодей и государственный разоритель беглый казак Емелька Пугачев разбит совершенно и с малым числом побежал вверх по Волге, а как слышно, что он намерен пробираться к Дону. Я чрез сие предлагаю, чтобы вы, почтенный господин атаман, и все войско, ознаменуй свою верность ее императорскому "величеству и пресветлейшему ее сыну и наследнику, остерегались от самозванца, злодея и разорителя Пугачева. Напротив того, кто подщится его, злодея, поймать, тому награждение будет—25 тысяч рублей дано и золотая медаль в вечную честь.  Сие письмо писано в Казани из Секретной комиссии.                                        ЦГАДА. <Ь. 6. оп  I. л. 489. л. 230. Копия.

                                              № 20

 Июля 25. — Представление нижегородского губернатора А. Сту-пишина московскому военному губернатору М. Волконскому о движении армии Е. Пугачева к Алатырю и о принятых мерах по охране Московской дороги.

 Сиятельнейший князь, высокородный и высокопревосходительный господин генерал-аншеф, сенатор и разных орденов кавалер, милостивый государь.

 После отправленного к вашему сиятельству от 23-то числа июля представления, последнее имею сведение, что государственный злодей и варвар Пугачев, оказав в городе Курмыше великие варварства, на разные партии рассыпался по жительствам и по дорогам и, уведав, что здешнее место приготовленное к сопротивлению, теперь большою частию клонится к Алатырю. А оттуда, как пойманные здесь из его злодейской шайки 6 человек объявляют, и на Дон. Но сие за верное почитать неможно, ибо он, злодей, несколько уже раз в состоянии был преследуемые за ним низовые войска обмануть, то и опасаюсь, чтобы не обратился на Московскую дорогу.

 К пресечению же сего его злодейского намерения писал я вчерашнего числа с нарочным к отправленному от его сиятельства, господина генерал-поручика и кавалера князя Федора Федоровича Щербатова, для преследования помянутого злодея подполковнику Михельсону, который 23-го числа, как из присланного от него рапорта видно, был в Чебоксарах, дабы он, держась правой стороны Алатыря и, между тем, сносясь с графом Меллиным, кой также прежде его послан был злодейскую толпу преследовать, о злодее наведывались и отделили бы от себя небольшое число легких войск для очищения Курмыша, в коем оставлен командовать злодейской шайки казак, что может послужить ко усмирению преклоняющегося к злодейской толпе народа, кои по известиям не только истребляют священнический чин, но и многие содержут связанных помещиков и помещиц под караулом. И по сему предписанному правилу легко может быть злодей отрезан от Московской дороги.

 При том же к сведению вашему сиятельству донесть имею: оставленные мною здесь посланные от ее императорского величества в Казань и в Оренбург курьерами артиллерии поручик Банков и гвардии сержант Сытин вчерашнего числа отправлены до Казани водяным путем. Порох и артиллерийские припасы, а из Володимера команда в числе 80 человек рядовых 23-го числа сюда прибыла.  Впрочем с совершенным высокопочитанием пребуду вашего сиятельства, милостивого государя, покорнейший слуга Алексей Сту п и ш и н.                                                                                           ЦГВИА. ф  20. оп. 47. д. 4, лл. 406 и об  Копия

                                             № 21

 Июля 25 — Выписка из показаний пугачевского полковника И. Аристова о намерении Е. Пугачева идти на Царицын и далее, в донские станицы.

             

 Пойманный и привезенный в Нижний сего июля 25-го числа сообщник известного государственного злодея и бунтовщика, называемый в его воровской толпе полковник Илья Аристов, между прочим в допросе показал:

 Как де злодей Пугачев, будучи отбит и обращен в бегство от Казани, то, перейдя Волгу, имел намерение итти в Нижний, но, как отошел от берега реки Волги верст с 15, остановился для корму лошадей, то в то самое время пришли из лесу чуваши человек до 15 и на спрашивание его о городе Нижнем объявили, что он весьма укреплен и военной команды в нем много. Да сверх того, уведомясь чрез разные от него партии о переправляющейся близ города Свияжска за ним в погоню воинской команде, то потому, переменя свое намерение, пошел к Донцу и Дону лесными местами через Курмыш, миновав Алатырь на Промзино городище, а потом, минуя Пензу, на Усть-Медведицу и чрез станицы Качали-но, Малые Чиры, Большие Чиры и Пятиизбянекую. А с сей последней станицы намерен послать в Царицын осмотреть, не можно ли будет оттуда получить пушек с припасами, с коими итти до Черкасского, а там, будучи по способности, возмутить Белогородскую и Кубанскую орды и, умножа силы, обратиться к Москве.          По известиям видно, что сей злодей Пугачев путь свой продолжает по тем самым местам, как Аристов показывает.                                                                                             Свидетельствовал генерал-адъютант Аврам  Асоргин.                                                  ЦГВИА. ф. 20. оп. 47. д. 4. л. 408 и об. Копия.

                                               № 22

 Августа 8. — Рапорт подполковника И. Михельсона генерал-аншефу П. Панину о преследовании армии Е. Пугачева в Пензенской губернии и о взятии в плен отряда повстанцев под командованием донского казака А. Суходольского.

 Ордер вашего сиятельства с нарочным курьером подпоручиком Бранденбургом я имел честь сего числа получить и сим покорнейше доношу, что сколь, по-видимому, злодейское измерение, видя темный народ к себе и злу столь привязанными, клонилось к Месиве, но узнав о поспешном моем марше для пересечения ему пути, который я ему везде переградить старался, повернул от Курмыша на Алатырь, от Алатыря на Саранск, а от Саранска к Пензе, потом, да дошедшим ко мне известиям — к Петровскому. Я, будучи принужденным ко удержанию злодея от стороны Москвы делать великий крюк, ныне от него отстал, а преследующий его по следам майор граф Меллин, равномерно ж и подполковник Муфель, которые, как я из письма подполковника Муфеля на имя графа Меллина, дошедшего ко мне, пущенного от 4-го числа в 40 верстах от Пензы, заключаю, соединясь, злодея преследует в недальнем расстоянии и, по моему счету, на первом его раздыхе догнать должны.

 Силы злодейские с избранными дворовыми людьми (почти без всякого оружия) во время его прибытия в Саранок состояли в 800 человеках, а при выступлении из Саранска до полутора, а из Пензы — до 2 тысяч человек или более, забрав с сабой из Саранска разного калибра больших и малых пушек 9, в том числе медная — 1, которую считают годною, а прочих не весьма способными.

 Не могу вашему сиятельству довольно изъяснить, сколь велико зло вкоренилось в сердцах здешнего народа. Все сделанные варварства в здешних местах дворянству и прочим честным людям учинены единственно помощию крестьян, которые, стараясь всячески, скрывающихся своих в лесах господ и приказчиков ловили и отвозили к Пугачеву, а другие и сами вешали. Я своим в здешние места прибытием, рассылая во все стороны партии, при сих плачевных обстоятельствах имел счастие не малому числу терпящих подать руку помощи, разных бродящих злодеев изловить, в том числе и шайку, состоящую уже в 200 человеках, неподалеку от Починок истребить и начальника оной, названного полковником, донского казака Александра Суходольского поймать и тем постановить тишину во всех оставшихся позади меня местах, кроме позади Красной слободы, около Троицкого, откуда знать дают, что от крестьян еще великая опасность. Я к ним послал увещевание; а команды за отдаленностию и в рассуждении того, что, по дошедшим ко мне известиям, наступают войска от стороны Москвы, а мне во все стороны без большей остановки столь далеко разделиться неможно, не посылал. Однако надеюсь, что злоумышленные обыватели, слыша о побеге Пугачева и о наступающих во все места войсках, сократятся.

 Господин бригадир Салтыков, который равномерно ж мужиками был связан и везен в злодейскую толпу, а нашими командами из рук варварских освобожден, меня сейчас уведомляет, что некакой Иван Иванов, Головинской волости села Каменки крестьянский сын, названный полковником, взбунтовав всю волость, делает великие смертоубийства, к сокращению коего выступили прибывшие в Пензу 250 улан. Но как он, господин бригадир, меня уведомляет, что сей злодей старается свою толпу умножать и прочими соседними селениями, и опасается, что оная может быть весьма велика, то и поспешаю в ту сторону отрядить достаточную команду, а сам, аставя здешние места в безопасности, поспешу вслед Пугачева, о коем ныне считаю, что пробирается на Саратов и далее к Дону; если же повернет к стороне Воронежа, о чем должен получить известия от подполковника Муфеля и майора графа Меллияа, то, оставя след его, поверну к пересечению ему пути в те места.

 Пойманный мною названный полковник донской казак Александр Суходольский меня уверяет, что злодей, хотя и не потерял желания пробратыся к Москве, однако, видя трудный путь туда, спрашивал дорогу на Малыковку, лежащую над Волгою, чтоб пробраться на Иргиз. Однако есть и такие известия, что злодей имеет намерение пройти на Дон, взбунтовать кубанские орды и, усилившись, идти к Москве.

 О состоянии моего деташамента, за короткостию времени и неимением писаря, подробного рапорта вашему сиятельству с сим курьерам представить не могу, а представляю краткий, коликое число со мною ныне находится, в числе коих состоят и отбитые от Пугачева безмундирные из рекрут карабинеры, артиллерийские служители и данные мне в подкрепление господином генерал-майором и кавалером Потемкиным при выступлении моем из Казани пехота и уланы, с коими во всякое время, в каких бы силах злодеи не были, оных поражать надеюсь. А единственный мой недостаток составляет изнуренная моя конница, которая чрез неоднократные сражения от полугодовых ежедневных форсированных маршей в Уральские горы до вершин Яика, в сибирские границы и опять обратно, пришла не только во изнурение, но почти половинное число, за невозможностию получить лошадей, пеша. В деньгах недостатку не имею.

 При заключении сем получаю от графа Меллина известие, коим мне знать дает, что Пугачев, имев 8000 человек и до 18 пушек, подступил к Саратову, где ему делают отпор находящиеся там войска, которых число довольно достаточно, ежели сделают долг свой не так, как командированные из Саратова в раз"езд с поручиком Державиным 60 человек казаков, которые при первом съезде с злодеями к ним передались, а поручик едва ускакал обратно в Саратов. Подполковник Муфель с ним соединился, и сего числа поутру выступили из Петровска. Надеюсь, что, ежели злодей не уйдет, завтрашнего числа под Саратовом будет разбит и в рассуждении степного места может быть пойман. Я, удерживая злодея от стороны Москвы, будучи лишен случая быть ныне в числе тех, кои его поразят, желаю иметь счастие при возобновлении славного вашего сиятельства над нами предводительства поздравить поимкою сего варвара.

 О полученном полезном мире я не оставляю во все "места к обрадованию всех верноподданных извещать. Полученные пакеты на имя подполковника Муфеля и графа Меллина с нарочным отправил. О чем вашему сиятельству покорнейше доношу.

Подполковник  Иван  М,и х е л ь с о н.                                                                       ЦГДДА.   <Ъ.   1274   (Панины),   оп.   1    д    172г лл. 146-147 об. Подлинник.

                                                 №23

 Августа 9. — Рапорт генерал-майора П. Голицына новому главнокомандующему карательными войсками правительства генерал-аншефу П. Панину о ходе военных действий против восставших в Поволжье и в Башкирии, о продвижении повстанческих отрядов к Саратову и о намерении Е. Пугачева идти к земле войска Донского.

 Вашего сиятельства ордер от 2 сего августа получил я 8-го числа, которым, уведомляя меня, что ее императорское величество высочайше соизволила вверить и препоручить вашему сиятельству пресечение и искоренение возженного и производимого известным изменником Пугачевым с его сообщниками внутреннего смятения и восстановление прежнего покоя и повиновения законной власти, вовлеченным оным в неустройство, изволили при том учинить мне предписание донесть вашему сиятельству о всем касательно здешней стороны, к сведению вашему нужном.

  

 Как вчерашним моим рапортом имел я честь вашему сиятельству изменить о здешнем положении столько, сколько краткость времени мне дозволила, то теперь и приступаю к обстоятельному вашему сиятельства уведомлению.

 Я прибыл в Казань 31-го минувшего июля, а в командование вверенных мне по высочайшему ее императорского величества повелению войск, бывших под пред-водительством предместника моего господина генерал - поручика князя Щербатова, вступил 1-го сего августа и нашел при том, что, хотя самозванец Пугачев и троекратно полковником Михельсоиом был (поражен, однако ж, он с лучшею своею дружиною дерзнул переправиться чрез реку Волгу под Кокшайским перевозом и распространить свои варварства в частях Казанской и Нижегородской губерний, разоря до основания почти город Алатырь, Саранск и Пемзу, погубя великое множество дворянства, и, одним словом, ни один из сего благородного корпуса, кто только попал в злодейские его руки, не избавился варварских его мучительств- К предупреждению сего предместник мой отрядил три деташамента. Первый отправлен под командою секунд-майора графа Меллина по следам бегущего злодея. Другой с полковникам Михельсоном выступил отсюда 19-го минувшего июля и следовал по Московской дороге к Чебоксару, чтобы отрезать изменническое наклонение от престольного города Москвы. А третий под предводительством полковника Муфеля назначил свои движения от Симбирска левою стороною, предпринимая обороты свои на город Корсунь и Пензу. Но все оные деташа-менты не могли до сего времени предуспеть сделать варварам препятствие. Самозванец шел везде, где только желал, подкрепляя свою толпу разорением и разграблением великих и многочисленных богатств как казенных, так и партикулярных. Ослепленная невежеством чернь везде сего изверга рода человеческого с восклицанием встречала. Наконец, последнее оный усилившийся бунтовщик стремление наклонил к Петровской крепости, лежащей на реке Медведице, о чем, равно как и о (произведенных варварами в Пензе и в окружностях тамошних злодействах ваше сиятельство со всею подробностью усмотреть изволите из представляемых при сем в оригинале рапортов секунд-майора графа Меллина от 4-го и 5-то сего августа, на имя предместника моего писанных.

 По вступлении моем в командование здешним корпусом первое мое предприятие клонилось к тому, чтобы умножить войска за рекою Волгою, и потому, сколько мог из ближних мест собрать, составил деташамент в 3 эскадрона гусар, да пятьсот гренадеров и егерей и 350 донских и малороссийских казаков, которые, хотя были отдалены более 350 верст, но по проворной своей поспешности успели сюда прибыть 6-го сего августа, а на другой день и за Волгу переправились; из которых один эскадрон бахмутских гусар и 100 донских казаков с майором Голубом отправил я к Нижнему, приказав им следовать чрез Курмышский уезд. А такое им движение за нужное почел я им сделать потому, что нижегородский господин губернатор Ступишин наисильнейшим образом изяснялся мне, сколь велика надобность настоит, чтоб волнующаяся в его губернии чернь скорее могла быть сокращена. Прочие же с полковником Хорватом следуют по Корсунской дороге. Но как теперь варвар подвигается к Саратову, то и велел я оному деташаменту простираться ближе к Симбирску, достигая форсированием марша к главному месту действования. А здесь остался единственно для нужных учреждений, касающихся до охранения как здешнего города, так и прилегших мест к Башкирии и самого Оренбурга, предуспевая в том, сколько силы мои дозволяют; но при всем том отправляюсь сего дня в ночь к оному деташаменту, чтоб быть ближе к наступательным движениям за самозванцем Пугачевым.

 О числе остающихся здесь и в Башкирии войск и их начальников для сведения вашего сиятельства прилагаю особливую ведомость. А за сим оглавляю, какой предмет каждому начальнику от меня предписан, начиная от Оренбурга: сей город имеет сверх обыкновенного гарнизона .полевые легкие команды 7-ю и 8-ю, а движущийся деташамент состоит под командою полковника князя Долгорукова, который охраняет окружности и делает связь с Новою Московскою дорогою на Богульму. На средине этой дороги — секунд-майор Юшков с командою, а в Богульме — полковник Кожин.

 В Башкирии от Уфы к Оренбургу полковник Шепелев своим расположением обуздывает тамошний край, имея свою дистанцию к деревне Богулчан. Неподвижные посты состоят как в оной деревне и Стерлетомакской соляной пристани, так и в пригородке Табинске •

Город Уфа имеет свой гарнизон, составленный из штатной роты и разных гарнизонов, тоже и обывателей вооруженных, которые с начала здешних замешательств с отменною храбростью обороняли себя. К прикрытию оного города составлен особый деташамент под командою подполковника Рылеева, который по данному от меня предписанию должен предпринимать свои обороты к соблюдению сей окружности и сьязную цепь делать с войсками команды полковника Шепелева и полковника ж Якубовича, который позицию среднюю занимает от Уфы к Богульме и пригородку Мензелинеку, простирая свои партии к реке Белой от Башкирии и имея при том в своем примечании и левую сторону Казанской губернии .Сему полковнику предпоручено в команду 3 деташамента, постановленных в Кунгурском уезде и Красноуфимске, под командами подполковника Попова и майоров Гагрина и Жолобова, которые особливыми от меня наставлениями снабжены, каким образом прикрывать оный уезд; а последнему предписано обратить все внимание на Екатеринбургскую провинцию, делая бесперерывную коммуникацию с корпусом господина генерал-поручика де-Колонта.

 До распространившихся за рекою Волгою возмущений господин генерал-майор Мансуров находился с деташаментом на Яике, охраняя своими тостами всю тамошнюю линию, начиная от Гурьева городка даже до Татищевой крепости, а теперь сей генерал-майор движение взял к Сызрани, оставя в гарнизоне на Яике  полевые некомплектные легкие команды с .полковником Симоновым, о котором я вашему сиятельству не могу точно подать известие, потому что он состоит в ведомстве госпошна оренбургского губернатора, так как и расположенные небольшие команды в крепостях по Самарской линии.

 Краткость времени по принятии мною команды над здешними войсками не дозволила мне взойти с подробностью во все существенные составления оных гарнизонов, а только но наклонению злодейства к «стороне Саратова успел я господина оренбургского губернатора просить, чтоб он раздробленные гарнизоны по -многим крепостям приказал перевести в Самару, в Сарочинскую и Татищеву крепости и чтобы приняты были там надлежащие осторожности, считая я с своей "стороны оные посты за важные как по их местоположению, так и потому, что оные снабдены довольными магазеинами и гарнизонною артиллериею.

 От господина генерал-майора Фреймана сегодня получил я рапорт, с которого, равно ;как -и с приложений при оном, на рассмотрение вашему сиятельству «опию представляю.

 Чрез разные оказии несколько раз сему генералу предварительно сообщал я, чтобы следовал ближе к Оренбургу и занял позицию, примыкая левый фланг своего расположения к последнему посту полковника .Шепелева в деревне Болулчан и трости рая от оного до Верхояицкой линии по реке Ику, чтобы тем мог соединиться с постами оного полковника и прикрывать от Башкирии как части Верхояицкой линии, так и город Оренбург.

 Единственное на сей случай предписание сделал я всем командирам, что когда главная злодейская толпа не разрушится со своим мерзким начальником, и прибываемые войска, "следующие из разных мест не подоспеют ближе к здешним пределам, то бы они воздержались от дальних движений, но, пребывая в своих местах, очистили бы назначенные им окружности, находясь всегда в готовности на все стороны, куда большее стремление творителя зла простираться будет.

 Признаться должен вашему сиятельству, что здешние дела в такой расстройке состоят, что я всю свою возможность собираю к их предупреждению и поправлению. Башкирцы хотя теперь кажется, что несколько успокоиваются, но я не полагаю ничего верного в сем непостоянмом и коварном народе, но паче опасаюсь, чтоб, услыша об удалении от них войск, не опрокинулись иногда -во многочисленности на здешнюю губернию. Не меньше мое попечение употребляю я и о том, чтобы "произвести между ними несогласие, и для того тем из них, которые кажется что пребывают верными, даю великие надежды, что получат награждение, елико их заслуги будут важны.

 Много меня тревожат и киргис-кайсацкие воровские набеги, производимые ими, как уведомил меня ныне господин оренбургский губернатор, по большей части на Яике, где в короткое время похитили они до 200 человек и отогнали лошадей до 2000. При настоящем же оттуда господина генерал-майора Мансурова удалении и тем еще более откроется им в сию сторону путь .к подобным озорничеством.

 При сем прилагаю для известия вашего сиятельства копию с рапорта гвардии поручика Державина к господину генерал-майору Потемкину от 4-го сего августа, из которой изволите усмотреть, что саратовский комендант чинит от неразумия своего остановку тамошнему народу, старающемуся об ограждении себя от злодеев. Я по такому противному его поступку осмелился предложить господину генерал-майору Мансурову, так как главнейшему из преследующих в оной стороне злодея деташаментных начальников предводителю, дабы он, достигнув до Саратова, если и в самом деле усмотрит в помянутом коменданте к должности его неспособность, в таком бы случае «переменил его достойным начальником. Я уповаю, что изменник не осмелится учинить покушения на сей город, как снабденный довольным числом гарнизона. Будучи он сверх сего для него важного "препятствия и с тылу преследуем деташаментами полковника Муфеля и секунд-майора графа Меллина, а сверх того и господин генерал-майор Мансуров, который находится теперь в Сызрани, имея от меня предписание .конечно, постарается к тому его не допустить, следовательно и не чаю, чтобы мог он обратно за реку Волгу переправиться! а более полагаю, что движения его будут стремиться к Дону или к стороне Астрахани.

 Войска, в здешней стороне остающиеся, по причине часто форсированных маршей привели свою аммуницию в весьма худое состояние и претерпевают теперь в оной существенный недостаток. Для учреждения в нужных местах магазеинов, дабы с лучшею удобностью и пошешением доставляем был к войскам, на многие части раздробленным, провиант, намеревался я учинить постановление; но краткость времени по принятии мною команды большая не дозволила мне сего исполнить.

 По содержанию вашего сиятельства предложения к господину генерал-"поручику князю Щербатову, который оригинальное ко мне доставил, не преминул я всем деташаментным предводителям и другим командам дать знать о препоручении от ее императорского величества в главное вашего сиятельства начальство всех войск, обращающихся для истребления бунтовщиков.

 По кончине здешнего губернатора фон-Брандта должность его отправляют члены губернской канцелярии, а в важных делах, касающихся до нынешнего возмущения, делая рапорты, ко мне представляют; при надлежащие до Секретной комиссии, учрежденной по именному ее императорского величества указу, следуют к господину генерал-майору Потемкину2.

 Ее императорское величество всемилостивейшим своим письмом от 23-го минувшего июля соизволила меня уведомить о заключенном мире с Портою Оттоманскою к славе и пользе нашего отечества, и я не преминул в самый день получения сего радостного известия об"явить здесь всему генералитету и штаб- и обер-офицерам, равно как и здешнему архиерею, о столь вожделенном благословении к нам от всевышней щедроты, за которое и принесено господу богу благодарственное молебствие при собрании многочисленного народа и гари пушечной пальбе. О чем не оставил я уведомить и начальников войск, в других местах находящихся, а равномерно и соседственных губернаторов...                                                                                                     Генерал-майор князь Петр   Голицын.  [Помета]: Получен   14   августа 1774 года.        ЦГАДА, ф. 6, оп. I. д. 490. ч. 1. лл. 183-190 об. Подлинник. .

                                             №24

 Августа 10. — Рапорт полковника И. Михельсона генерал-аншефу П. Панину о взятии Саратова отрядами Е. Пугачева.

 Вчерашнего числа меня полковник Муфель уведомляет, что злодей Пугачев минувшего 6-го числа ввечеру Саратов по некотором супротивленин взял и бывшею там командою и артиллериею овладел. Я из письма Муфеля заключаю, что он ждет моего прибытия к поражению сего варвара и с крайнейшею возможносвию поспешаю, желая теперь только одного, чтоб до прибытия моего не отошел. О чем вашему сиятельству покорнейше доношу.                                                                                                                      Полковник Иван Михельеон.                                                                                                Г;П омет а"|: Получено 15-го дня того же августа.                                                          ЦГАДА.   ф.  6. оп   I. я  490. ч. 1. л. 180.   Подлинник.

                                             №25

 Августа 14. — Рапорт члена Казанской секретной комиссии гвардии поручика Г. Державина начальнику комиссии генерал-майору П. Потем-кпну о вступлении повстанческой армии в г. Пензу, о повсеместной поддержке ее народом и о мерах по преграждению восставшим пути к Дону.

 Злодей 1-го числа сего месяца выступил в Пензу, но в коли ком числе — неизвестно. Ежели слухам верить, то у него огромное скопище. Сейчас со 100 человеками казаков отправляюсь я сам в Петровск как для забрания пушек и пороху, чтоб не достались в руки злодеям, так для падания образа саратовским войскам, а паче для усмирения, ежели можно, на носу злодея взбунтовавшихся жителей. Я и в Саратове того же боюсь. Хотя мои подлинно публикации и прочие ухватки берут успехи, и жители с радостью принимаются за оружие, но комендант явным делается развратителем народа, посевает в сердца безрассудными интригами недоброжелательство, говоря, чтоб .не наряжал их полицмейстер на работу ретраншамента, а как хотят де они сами. Чрез то чернь ропщет и указывает, что им комендант не велит, "потому ретраншамент худо успевает. А для сего, вряд ли мне скоро выжить команды на отражение злодея от перелаза, ежели пойдет на Яик от реки Волги.

 Его превосходительство Павел Дмитриевич Мансуров от 21-го числа прошедшего месяца изволил писать ко мне, что он из Яика еще не выступил. О господине фон-Дице достоверное есть теперь известие, что он из Царицына не выступил же. Я писал к нему, прося его, чтоб он поспешил и в своем марше имел в примечании реку Медведицу, яко начало донских станиц, чтоб иногда злодей не прокрался на Дон. От господина Муфеля известья нет. Прочие наши так же где, теперь деташаменты — не знаю.

 Под смертною казнью предписал я, ежели кто перевезет Пугачева за Волгу и не затопит судов против своего жительства от Саратова до самого Сызрана. Кажется, все беру меры, но не ставьте моих сил по желанию и усердию моему исполнять те за препятствием разных мнений. Снимите с меня, ваше превосходительство, бремя сие, которое назвать изволили вы пространным полем, либо дайте сил к удобношению его, прикажите подтвердить в округу сию чрез непосредственное могущество ваше, чтоб меня эти лучше внимали. О, когда бы при соответствовании вами усердию моему божией помощи был я сильнее, то кажется, на чтоб не пустился к службе отечеству моему и моей всемилостивейшей императрице.

 Злодей в Пензе, как слышно, взял довольно пороху и пушек да более 200 тысяч денег казенных. Вот ему еще производить злодеяния его помощь. Мы его покупаем за 20 тысяч, а он, за сим уповаю, не пожелает всех 200 тысяч. Я к тому докладываю сие, что в сих обстоятельствах деньги нужны.                                                                                             С подлинным сверял аудитор Герасим Григорьев.                                                        [Помета]: Получен прл рапорте князя Голицына 14 августа 1774 г.                               ЦГАДА,  ф. 6, он. 1. д. 490, ч. 1. лл. 201-20! об. Заверенная копия.


Просмотров: 573 | Добавил: sarkel | Теги: пугачев | Рейтинг: 4.3/7
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 149
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0